О книгах Артура Гиваргизова

О книгах Артура Гиваргизова

 Посудите, тяжело живется современному ребенку!

Прикрываясь ло­зунгом «Все лучшее — детям», родители вовсю подбира­ются к детскому имуществу. Их ничто не останавливает: ни отметины на детском шампуне «без слез», ни допросы с пристрастием по поводу пропавших сухариков «специ­ально для детей».

На помощь ребенку придут детские писатели. Вы видели в библиотеке книгу Артура Гиваргизова? Это даже не книга. С виду — обычная тетрадка, на кольцах. Мало ли таких валяется в рюкзаке у школьника.

Первая страница выг­лядит вполне безобидно — коряво написанное Содержание, заляпанное акварельными кляксами левая сторона.

 

 

Но не дай Бог, родитель начнет читать дальшеВСЁ,

книга потеряна для юного читателя!!!

И не спасет даже крупный шрифт, который используют обычно в детских книжках! Взрослые будут хохотать до слез, пе­релистывая страницы дневника Сережи Гаврилова, выдающегося двоечника. Настолько выдающегося, что его приглашают  выступить на педсовете с докладом: «Почему дети не хотят учиться и не дела­ют уроки».

Впрочем, в остальное время Сережа ведет обычную мальчишес­кую жизнь. Выкручивает руку «от большой любви» круглой отличнице Сереберцевой, дает подзатыльники однокласснику Зубову:

… Сначала Зубов привя­зывал к затылку подушку, потом вратарскую маску, а однажды привязал как­тус и замаскировал его волосами. «Зубов  становится все хитрее и хитрее», пожаловался Сережа. А еще Сережа смотрит футбол. Однажды Сережа болел ангиной, но все равно пришел в школу и написал на стенке: «Торпедо — чемпион», потому что он болел за «Торпедо». Написал и упал от слабости. Эту надпись увидела Сереберцева. Она стерла «Торпедо» и написала: «Нью­тон  – чемпион», потому что была  отличницей и ньютоновской фанаткой. Эту надпись у видела учительница по химии. Она стерла «Ньютон» и написала «Менделеев». Эту надпись заметил директор школы. Он покачал головой и написал: «Наша школа чемпион. Мы все одна семья».

 В середине дневника вдруг появляются записи: «Ничего интересного не про­изошло, Интересное было, но это секрет и Страницы куда-то пропали». А потом неожиданно меняется и главный герой — появляется некто Коля со своим Аль­бомом.

Причем, в отличие от своего предшественника, в школе у него пятерки и четверки, а поведение примерное. Зато семья какая-то непутевая. Ро­дители прыгают в длину и теряют ключи от квартиры; дедушка, стреляющий из водяного пистолета; бабушка, которую в се­мье все боялись и называли Мария Марковна, хотя на самом деле она было Светлана Семеновна.

Последние несколько страниц занимает блокнот, в котором каждая из колиных записей снабжена эпиграфом: Детям до восемнадцати лет водить КА­МАЗЫ запрещается. (Из правил дорожного движения) или: Не заставляйте уми­рающих мыть посуду. (Из журнала «Здоровье»).

На этом книга заканчивается, и удовлетворенный родитель вернет Записки отчаявшемуся ребенку и будет еще долго посмеиваться, вспоминая о чем-то далеком и родном.

 

Обязательно прочти!

 «Записки выдающегося двоеч­ника»

                                   Если понравится, тогда  прочитай и

 

0_2b8896_26717786_XXL
artur_givargizov_so_shkafom_na_velosipede
Kak-to-ya-letel-s-ryabini
i189617
2 (1)
img451_47

 

 

«Со шкафом на вело­сипеде»

«Про драконов и милиционеров»

«Как-то я летел с рябины»

«Хитрый Зубов»

Дима, Дима и Дима»

А также

«Мой бедный Шарик» 

Мой бедный Шарик, ты не знаешь,

Как весело быть человеком!

Ты, Шарик, лаешь, только лаешь,

А я могу и кукарекать,

Чирикать, блеять, квакать, хрюкать,

Жужжать как пчёлка и комарик,

Как дятел носом громко стукать.

Об стенку носом.

Понял, Шарик!

 

Пусть ребёнок играет

Петя колет, Петя душит,

рубит, режет и утюжит,

топит, дверью прижимает…

Он играет.

Пусть играет.

ТОЛЬКО НЕ НА ФОРТЕПЬЯНО!!!

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *