Что мы знаем об истории бумаги

Материал к уроку об истории бумаги. 

В наш компьютерный век интерес к бумаге не исчез. Но как бы не было сегодня широко ее применение, это прежде всего “книжный” материал. Именно с книжным делом связана вся ее яркая многовековая история. О “предках” бумаги, ее рождении и первых изобретателях рассказывает в своей статье наш постоянный автор Михаил Михайлович Филонов.

 Филонов, М. М. Что мы знаем об истории бумаги // Мир библиографии. – 2004. – № 5. – С. 16-21.

 

Без бумаги невозможно себе представить со­временный мир. Без бумаги не было бы га­зет, журналов, книг. До ее изобретения ка­кие только материалы не пытался приспособить для письма человек: мощный камень и податли­вую глину, хрупкие кости и эластичную шкуру животных, прочные листья растений и упругий бамбук, нежный шелк и стойкий металл.

В 1799 г. один из солдат наполеоновских войск вблизи египетского города Розетта обнаружил базальтовую плиту с “трехъязычной надписью”: иероглифы, под ними — на неизвестном языке, а ниже — на греческом. Плиту доставили в Каир, где прочитали и перевели греческий текст, отно­сящийся к 196 г. до н. э. Надпись подтверждала, что по содержанию верхние два текста аналогич­ны нижнему.

Во время археологических раскопок были от­крыты тысячи глиняных табличек, без которых наши познания о Древнем мире были бы непол­ными. Их богатым источником являлись древние библиотеки. Писари-каллиграфы и ученые обра­батывали тексты, а иногда и переводили их. По­зднее это дало возможность разгадать шумер­ский язык, который и после потери независимос­ти Шумера оставался языком образованных людей и храмовой литургии до I в. до н. э.

Однако книги, изготовленные из глины, были тяжелы, неудобны, легко разбивались. Поэтому для письма стали применять иные материалы. Египтяне научились делать писчий материал из папируса (тростникового растения толщиной с человеческую руку). В течение многих столетий египтяне тщательно отрабатывали технологию изготовления писчих папирусных листов и достигли в этом потрясающих результатов: рукописи на папирусе спустя тысячелетия почти не изменили своих первозданных свойств.

Технология эта заключалась в следующем. Стебель растения разделяли иглой на тонкие ши­рокие полоски. Их укладывали рядом и составляли первый слой писчего материала произвольной ширины. На этот слой накладывали следующие — поперечный, продольный и так далее. Количество слоев зависело от толщины отдельных полос. Многослойный материал помещали под каменный пресс и выдерживали под палящим солнцем до полного высыхания. Специальные люди строгий учет изготовленных листов. Египтя­не прибыльно продавали папирус в соседние и отдаленные страны.

В египетских гробницах найдено немало папи­русов. Особенно важными оказались папирусы из портового города Геркуланума. Раскопки, нача­тые там в 1738 г., все еще продолжаются. Содер­жание найденных папирусов разнообразно — до­кументы, договоры, письма, литературные текс­ты. Они дают нам возможность вникнуть в жизнь тогдашнего общества намного глубже, чем ос­тальные предметы быта. Цена папируса была до­статочно высокой.

Существует легенда о том, как был изобретен пергамент. Египетский город Александрия сла­вился своей библиотекой, считавшейся первой в мире. Но с некоторых пор ее стала “догонять” библиотека в Пергаме, в Малой Азии. Правивший в это время фараон решил расправиться с Пергамской библиотекой. По его приказу был строго воспрещен вывоз папируса в Азию. Царь Пергама поручил своим мастерам приготовить из ове­чьей или козьей шкуры материал для письма, ко­торый мог бы заменить папирус. С тех пор Пергам становится всемирной мастерской нового материала, названного пергаментом.

Пергамент оказался лучше папируса. Его мож­но было разрезать, не опасаясь, что он распадется на отдельные волокна, сгибать, не боясь испор­тить. Пергаментные листы хорошо фальцевались, их можно было сшить, а затем переплести. Чем тоньше был пергамент, тем выше ценился. Ухит­рялись выделывать такой тоненький пергамент, что целый свиток помещался в скорлупе ореха.

В конце концов время папируса, пергамента и других древнейших материалов кануло в веч­ность. В наше время пергамент иногда

вырабатывают в малых количествах для библиофильских изданий.

Следующий материал — восковые таблички — использовали для написания черновиков, распи­сок, проповедей, завещаний, актов, цитат и даже писем. Такие таблички были выгодны потому, что могли служить очень долго. Их употребляли школьники, монахи отмечали на них порядок церковных служб, поэты писали стихи, купцы — счета, придворные щеголи — записочки дамам или вызовы на дуэль. Одни таблички были нека­зистые, на буковой основе, обтянутые снаружи для прочности кожей и покрытые внутри воском, смешанным с салом, другие — изящные, на осно­ве из красного дерева. Попадались и совсем рос­кошные — на основе из слоновой кости. В Пари­же в XIII в. существовал особый цех мастеров, делавших восковые таблички. Они сохранились до начала XIX столетия.

-В Индии для письма использовали пальмовые листья, на которых писали иглой.

В Древней Руси, в стране лесов, в качестве пис­чего материала применяли березовую и липовую кору, позднее — обработанные шкуры животных. В 1951 г. археологическая экспедиция под руко­водством члена-корреспондента Академии наук СССР А. В. Арциховского обнаружила в Новгоро­де древнерусские летописи на березовой коре — бересте. Потом были еще находки берестяных грамот, составивших целую библиотеку почти из шестисот свитков.

В 1963 г. на одном из раскопов была найдена самая настоящая берестяная книга (отнесенная к XIII в.). Ее можно считать первым “миниатюрным изданием” (5×5 см.). В ней всего двенадцать стра­ниц, сшитых вместе. На первой странице — за­ставка, бесхитростный узор из переплетающих­ся лент. В книжке записан фрагмент вечерней молитвы. Владелец, видимо, не очень рассчиты­вал на свою память и на всякий случай завел книжку-шпаргалку.

Когда появились другие писчие материалы, о бересте стали забывать. Но через много веков в си­лу сложившихся обстоятельств человек снова об­ратился к бересте. Вот о каком эпизоде времен Ве­ликой Отечественной войны рассказал наборщик, метранпаж и печатник партизанской газеты “На­родный мститель” П. Ф. Кирюшин: “Весной 1943 г. после ожесточенных боев… у нас кончилась бума­га, самолеты с Большой земли не могли ее доста­вить, хотя газета была в тот момент нужна как воздух… И вот я вышел из землянки, закурил и за­думался — что же предпринять? А вокруг белеют березы, чистенькие такие! Подошел я к одной из них, посмотрел на нежную, белую, как бумага пер­вый сорт, кору, и вдруг меня осенило — не попро­бовать ли? Осторожно сделал надрез, и молодая кора хорошо сошла. Я прибежал с ней, свеженькой и сыроватой, в землянку, примерил к сверстанно­му набору, положил на печатный станок и тиснул. Вышло отлично! Все, кто был свободен в то время, пошли с ножами и топорами в березняк, и мы тут же напечатали номер. За ним другой. Тираж их был небольшой, до пятидесяти экземпляров”.

Уникальный экземпляр берестяной газеты “Народный мститель” от 20 августа 1943 г. хра­нится в Музее книги Российской государственной библиотеки. Ее размер — примерно 30 х 40 см. Бе­реста от времени несколько потемнела. Но текст читается легко, как и на древних новгородских берестяных грамотах.

На смену вышеупомянутым материалам при­шла бумага, которая после изобретения книгопе­чатания начала свое победосное шествие по всему миру. Великий узбекский писатель, мыслитель и ученый Алишер Навои называл бумагу “крылья­ми, разносящими по миру мысли мудрецов”.

Бумагу, как предполагают историки, изобрели китайцы. В книге “Хоу Хань шу” (“История Вто­рой Ханьской династии”), автором которой явля­ется Фань Е, живший в V в., есть биография ми­нистра земледелия Цай-Луня, которого автор на­зывает изобретателем бумаги. Именно он предложил в 153 г. н. э. изготовлять бумагу из мо­лодых побегов бамбука, коры тутовых деревьев и ивы, конопли, а также из всевозможного тряпья и старых рыболовных сетей.

И все же дата эта спорная. В 1957 г. в пещере Баоцяо в северной провинции Шэньси в гробнице были обнаружены бумажные обрывки. Исследо­ватели установили, что эта бумага была изготов­лена на несколько столетий раньше бумаги Цай-Луня. Но имя того, первого изобретателя оста­лось неизвестным.

А совсем недавно китайские археологи уста­новили, что первая в мире бумага на самом деле была изготовлена между 71 г. до н. э. и 21 г. н. э., то есть на сто лет раньше, чем считалось до сих пор. Доказательства этому — находки ученых во вре­мя раскопок в районе города Тунхуа в северо­восточной части Китая.

В первом толковом словаре китайского языка “Шо вэнь цзе цзы”, вышедшем еще во времена Цай-Луня, дается объяснение значению иерогли­фа “чжи” (бумага) и указывается, что для ее из­готовления брали шелковую вату и обрабатыва­ли до получения однородной массы. Затем зачер­пывали эту массу частой бамбуковой сеткой. Высохшая на сетке масса и была бумагой. На этом общем принципе изготовления осно­вывались все способы бумажного производства вплоть до настоящего времени.

Но шелк и тогда был дорог, поэтому замена его такими легкодоступными материалами, как кора, ветошь и тому подобное, выглядело революцион­ным шагом. Поместив используемый материал в каменную ступу, китайцы растирали его с водой в кашицу, из которой и получали бумагу. Формой служила рамка с сетчатым дном, сделанным из тонких бамбуковых палочек и шелковых нитей. Налив в нее немного кашицы, встряхивали рамку во всех направлениях, чтобы волоконца перепле­лись и образовали войлок. Вода стекала, а на сетке оставался сырой бумажный лист. Его осторожно снимали, клали на доску и высушивали на солнце. Пачку листов отжимали под деревянным прессом.

Этот способ получения бумаги из материалов, буквально валяющихся под ногами, быстро рас­пространился по всей стране, что подтверждает­ся фактами. В 1907 г. англичанин Стайн обнару­жил в китайском городе Дуньхуане девять древ­них писем, написанных на бумаге. На них не было указано даты, но деревянные пластинки, которые зыли обнаружены вместе с письмами, можно от­нести не позднее чем к 137 г. до н. э.

Первое время после изобретения бумаги ее применение было ограничено. Сначала ею поль­зовались только беднейшие слои населения — это видно хотя бы из писем, датированных III в. н. э. в которых содержались жалобы на то, что из-за отсутствия денег приходится писать на —шелке, а не на бумаге. И только в IV в. был издан указ о полном переходе всей страны на бумагу, которая к тому времени почти вытеснила шелк и другое дорогостоящее сырье, став обычным материалом для письма.

Рецепты изготовления бумажных листов хра­нились как большая государственная тайна. Но и тогда существовал так называемый промышленный шпионаж. В результате в 610 г. бумажный секрет был вывезен буддистскими монахом Донхо и Годзо в Корею и Японию.

В 650 г. бежавшие из китайского плена воины, работавшие на бумажных “фабриках”, стали за­ниматься ее изготовлением в Самарканде. Самар­кандскую, или хоросанскую, бумагу получали из старых льняных тканей, причем производство шло довольно успешно — она стала вытеснять все другие сорта бумаги.

Бумагой пользовались все, начиная от просто­людина и кончая учеными и государственными деятелями. На пестрых базарах среднеазиатских городов нередко можно было увидеть такую кар­тину: писарь на глазах клиента изготовлял бумагу и, положив еще не просохший лист на спину кли­ента, строчил какую-нибудь жалобу или донос.

В VIII в. искусством получения “хранительни­цы истории” владели уже многие восточные стра­ны. Этому способствовали военные набеги. К при­меру, в 704 г. арабы захватили Самарканд и вместе с другими трофеями вывезли секрет изготовления бумаги. В результате в завоеванных арабами странах (Сицилии, Испании, Сирии) появились разно­образные бумажные фабрики. Открылась такая фабрика и в сирийском городе Мамбидже (евро­пейцы его называли Бамбице). Вместе с пряностя­ми арабские купцы привозили в Европу и получен­ную в этом городе “бамбицину”. Вероятно, отсюда и произошло слово “бумага”.

Самой лучшей считалась багдадская бумага, которая шла в продажу листами большого фор­мата. Арабы тоже пользовались льняным тряпь­ем в качестве сырья. Им удалось освоить выпуск филигранной и веленевой бумаги; как и китайцы, они клали мокрые бумажные листы на теплые гипсовые плиты или на войлок. Два бумажных листа склеивали шероховатыми сторонами.

В Египте изготовляли несколько сортов бумаги, начиная от огромных листов александрийской и кончая крошечными листочками, которые пред­лагались для голубиной почты, которую открыли в 1173 г. между Багдадом и Каиром и для этой цели создали исключительно легковесную бумагу.

Белую бумагу получали из отбеленного тряпья, наполняя массу сырым крахмалом. В большом хо­ду была и цветная бумага. Например, на синей бу­маге (цвет означал печаль и скорбь) писали смерт­ные приговоры; на красной (цвет означал счастье и гуманность) — воззвания к состраданию. Осо­бенным почетом пользовалась бумага для указов и специальных распоряжений, окрашенная в желтый цвет шафраном. Разноцветная бумага, как и в наши дни, рекомендовалась для разного рода украшений.

Коренное население Америки — индейцы — открыли свой способ производства бумаги. Ее де­лали из волокон агавы и грунтовали тонким сло­ем извести. В Мексике бумага использовалась для украшения храмов и во время проведения культовых обрядов. Ее получали из волокон на­ходящихся под корой различных видов фикусов, которые и сейчас на языке индейцев нахуа назы­ваются бумажными деревьями — амате. После захвата страны испанцами бумага стала произво­диться европейским методом. Однако старый индейский способ ее приготовления сохранило пле­мя отоми в городке Сан-Паблито, затерявшемся в удаленном штате Пуэбла.

Первая бумажная фабрика, или “бумажная мельница”, была построена в Европе испанцами в городе Хатива в 1150 г. Бумагу там выделывали при помощи толчеи (толкуши). Корыто заполня­ли измельченным и разваренным тряпьем, зали­вали в него воду. Все содержимое корыта долго перетиралось деревянными, обитыми железом пестами, которые приводились в движение (пе­ремещались вверх-вниз) посредством вала от во­дяной мельницы. Затем бумажная масса перели­валась в чан, и черпальщик — основная фигура на бумажной мельнице — заполнял этой массой плоские четырехугольные формы с сетчатым дном. Вода постепенно стекала через сетку.

Влажные листы бумаги извлекались из фор­мы, складывались в стопу и обжимались под прессом. При этом войлочные или суконные про­кладки, помещенные между листами, впитывали часть влаги. После просушки листы снова соби­рали в стопу и выравнивали (разглаживали) под прессом. Подобная технология изготовления бу­маги применялась в Европе повсеместно вплоть до второй половины XVII в.

Победного шествия бумаги для письма, получа­емой из растительных волокон (хлопка и льна), не­возможно было остановить. Вскоре появились и значительные улучшения в процессе изготовле­ния. Трудоемкое дробление сырья происходило с помощью приводимых в движение молотов; по­верхность выравнивалась отполированным агатом, чтобы легче было писать; после этого материал об­рабатывался костным клеем, чтобы закрыть поры. На такой бумаге краска уже не расползалась.

Итальянцы предложили водяной знак. Его по­лучали таким способом. Бумагу изготовляли в форме с дном из проволочной сетки. Из проволо­ки дополнительно сгибали необходимую фигуру и укладывали ее на дно формы поверх проволоч­ной сетки. Там, где располагалась эта фигура, бу­мага ложилась более тонким слоем. Поэтому, рас­сматривая бумагу на свет, вы видели прозрачные полоски в том месте, где была проволочная фигу­ра. Наличие водяного знака говорило о том, что бумага сделана в 1301 г. или позже, в зависимос­ти от рисунка водяного знака.

В середине XV в. Иоганн Гутенберг изобрел кни­гопечатание, благодаря чему бумага превратилась в товар широкого потребления. Многие торговцы занялись поисками тряпья и его продажей. Дело до­шло до того, что германские князья запретили вы­воз хлопковых тканей. Тогда же в качестве исход­ного сырья стали использовать и старую бумагу.

Около 1670 г. в Голландии умельцы сконстру­ировали специальное приспособление для меха­нического размола волокнистой массы, из кото­рой выделывалась бумага. Приспособление (пер­воначальное название “голландер”, позднее — “ролл”) состояло из овальной ванны, в которой монтировался тяжелый барабан с ножами. В ван­ну загружали тряпье и наливали воду. Барабан, вращаемый вручную, измельчал тряпки, переме­шивая их с водой и превращая в жидкую массу.

Голландские бумагоделатели сохраняли свое изобретение в глубокой тайне. В Европе еще дол­гие годы бумагу продолжали выделывать по ста­ринке, то есть при помощи толчеи, так, как это изобразил на своей гравюре голландский живо­писец Йост Амман. Ролл обладал большей произ­водительностью, чем толчея, и выделывал бума­гу значительно лучшего качества.

Другие значительные события в истории бу­мажного производства связаны с именами Луи Робера и Фридриха Келлера. В 1790 г. Луи Нико­ла Робер получил привилегию на первую бумаго­делательную машину. Будущий изобретатель родился в Париже. Некоторое время служил в армии. Потом работал корректором в типографии братьев Дидо и на принадлежавшей им же бу­мажной фабрике, где Робер и создал бумагодела­тельную машину-самочерпалку.

Чан, установленный на деревянной станине, заполняли бумажной массой. Над чаном натяги­вали медную “бесконечную” сетку, приводившу­юся в движение вручную. На сетку из чана при помощи вращающихся крыльчаток подавалась бумажная масса. Вода стекала через сетку. Осев­шие волокна сплетались и образовывали сырое бумажное полотно, которое наматывалось на вал. Длина бумажного полотна достигала 15 м. Перио­дически рулон снимали, разматывали, сушили, полотно разрезали на листы.

В 1843 г. врач и переплетчик из Саксонии Фридрих Готлиб Келлер разработал простую технологию изготовления бумаги из древесной порошкообразной массы, которую с небольшим количеством размельченного тряпья разбавляли водой. Полученную кашицу выливали на сетку; вода постепенно стекала сквозь ячейки металли­ческого переплетения, на сетке оставался слой древесного волокна. Далее стопы бумаги несколь­ко раз обжимали под прессом и сушили.

У Келлера не было средств на приобретение необходимого оборудования. Древесину он пере­тирал на обыкновенном точильном камне. Способ изготовления нового сорта бумаги заинтересовал инженера Генриха Фельтера из Вюртемберга, который за незначительную сумму купил у Кел­лера патент на изобретение. Фельтер сконструи­ровал специальное приспособление-дефибрер, в котором при помощи вращающихся дисковых камней размалывались и перетирались деревян­ные бревна. Полученная масса поступала в чан и заливалась водой. В 1854 г. фирма “Фойт” по тех­нологии Келлера—Фельтера выпустила первую партию древесной бумаги.

На Руси писчая бумага из хлопка появилась с Востока в начале XIV в. На такой бумаге были писаны татарские и калмыцкие грамоты и самая старая книга 1371 г. С запада через Новгород бу­магу завезли ганзейские купцы. Это была бумага итальянского производства И только к концу сто­летия стала появляться французская бумага.

В XVI в. путешественник Барберино побывал з Москве. В своем дневнике он пишет: “Затеяли они (то есть московиты) также ввести делание бу­маги и даже делают ее, но все еще не могут ее употреблять, ибо не довели сего искусства до со­вершенства”.

Первая русская “бумажная мельница”, постро­ения в селе Каннино, в тридцати верстах от Моск­вы, работала недолго, хотя царь Иван Грозный и придавал ей большое значение. Для этой фабрики предписано было собирать тряпье, за пуд которого платили по восемь денег. Патриарх Никон пытался открыть при Московском печатном дворе собст­венную бумажную мельницу. Она была построена в 655 г. на реке Пахре в Зеленой Слободе, рядом с мукомольной мельницей. Помощником бумажного мастера был “хлебный мельник”. Но “мельница” просуществовала недолго: весной 1657 г. “пошла вода с гор и учала плотину портить”. Пришлось строить на реке Яузе другую “бумажную мельницу” но такую же примитивную. Работать на ней было невозможно. Каждый бумажный лист стоил большого физического труда.

На этой фабрике делали бумагу большого размера и с водяным знаком, который напоминал герб Амстердама, но был сделан грубее: львы на мало походили на львов, а щит потерял всякое сходство со щитом. Судя по водяному знаку, наши “бумажные мельницы” старались делать бумагу по образцу голландской, которая тогдасчиталась лучшей.

Е 1716 г. была основана обширная бумажная фабрика вблизи Санкт-Петербурга. Управлять ею пригласили немецкого мастера. Через четыре года в самой столице “за Галерным двором” построили новую  “бумажную мельницу”. Бумагу этих “мельниц” можно узнать по водяному знаку: как и на гербе Петербурга, на ней были изображены якоря. Был издан указ о продаже бумаги в Адмиралтействе. Об этом объявляли во всеуслышание, с барабанным боем.

При Анне Иоанновне “бумажная мельница” в Красном Селе выпускала гербовую бумагу. Бумажное дело в России развернулось широко: если в 1765 г. насчитывалось только 13 фабрик, то через пятнадцать лет их стало вдвое больше. В 1817 г. была учреждена Императорская Петергофская бумажная мануфактура, оборудованная первой в России горизонтальной бумагоделательной маши­ной (самочерпалка), выпускавшей бумагу в виде бесконечной ленты. Запрещение ввоза писчей бу­маги из-за границы (с 1816 по 1841 г.), способство­вало строительству новых бумажных фабрик.

Тем временем открытия следовали одно за другим. В 1789 г. французский химик Клод Луи Бертолле ввел отбеливание тряпья хлором. Впервые была создана возможность для произ­водства белой бумаги.

С 1957 г. на предприятии “Бумажная фабрика Вольфевинкель” в Германии существует произ­водство, где бумагу делают вручную, соблюдая почти тот же метод, что два века тому назад. Только вместо измельченных старых тряпок ис­пользуют целлюлозу, добытую из еловой и бере­зовой древесины. Белую плотную целлюлозную массу дробят и промывают в машине — ролле. К волокнистой каше добавляют квасцы, канифоль­ный клей и красители. Наполнителем служит као­лин, который придает равномерную структуру и высокую эластичность бумаге.

В 1968 г. в польском городке Душники-Здруй открылся музей бумажного производства. Он был открыт в здании водяной мельницы, служившей источником энергии для бумажной фабрики, по­строенной в 1605 г. Кроме экспонатов, связанных с историей производства бумаги в Польше, здесь можно увидеть, как делали бумагу в XVII в. Бу­мага, сделанная старинными методами, исполь­зуется сейчас реставраторами и художниками.

Непальские специалисты, вспомнив о древние бумажные дела мастерах, изучают возможность использования крапивы в качестве промышлен­ного сырья. Исследования, предпринятые в по­следнее время в Центре естественных наук Не­пала, выявили, что стебли крапивы могут исполь­зоваться для изготовления бумаги и некоторых видов тканей, листья — в производстве красок, а семена — в парфюмерии. Экономисты начали анализировать возможность в широком масшта­бе выращивать это растение у подножия Гимала­ев, где крапива растет в настоящее время в “ди­ком” состоянии, достигая в высоту трех метров.

Сегодня далеко не исчерпываются возможнос­ти применения бумаги: ее используют в фотогра­фии и звукозаписи, из нее изготовляют мебель и детали машин, делают детские игрушки и дачные домики, одежду и витаминизированные кормовые продукты, посуду и облицовочные плиты. Разра­ботан способ осушения заболоченных земель при помощи бумажных фильтров. Одна из американ­ских фирм доказала, что бумага может быть очень прочной. Бумажный мост, построенный ее специалистами выдержал вес проехавшего по не­му автомобиля. Отдельные элементы моста были склеены из многослойной гофрированной бумаги.

И все же бумага — это, прежде всего, матери­ал “книжный”. И с книжным делом связана вся ее многовековая история…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *