Этих дней не смолкнет слава

МИКМ, оф- 195/4, п.1,2; 2.1 – воспоминания о гражданской войне в Мелеузе, составлено Духаниным М.В.:

«МЕЛЕУЗОВСКИЙ РАЙОННЫЙ МУЗЕЙ

ЭТО   БЫЛО   В   МЕЛЕУЗЕ

(1918 – 1919 гг)

 

ЭТИХ  ДНЕЙ  НЕ  СМОЛКНЕТ  СЛАВА

 

Гражданская война

 

    В конце 1917 года в городе Оренбурге  и в его районе вспыхнул контрреволюционный мятеж. Его возглавил белогвардейский казачий атаман Дутов. Сложилась тяжёлая обстановка и в начале июня месяца 1918 года относительное затишье  Мелеузе закончилось. Казачьи войска атамана дутова со стороны Оренбурга начали наступление, а Красная Армия начала отходить.

    В конце июня м-ца 1918 года в Мелеуз вошли казачьи войска атамана Дутова. Боевых действий не было, т.к. Мелеузовский красногвардейский отряд ввиду его малочисленности выбыл, а других войсковых подкреплений в Мелеуз не поступало.

   При выбытии из Мелеуза красногвардейского отряда многие лица, принимавшие активное участие в установлении власти Советов, не могли убыть совместно с отрядом, по разным причинам, т. е. одни не имея практического революционного опыта, не знали что делать, другие предполагали, что их трогать не будут, третьи – просто не успели выбыть из Мелеуза и ок5азались застигнутыми врасплох, хотя они и скрывались в Мелеузе и его районе, но по доносам местной буржуазной знати, эти активисты были задержаны и арестованы.

    Начались аресты т репрессии этим активистам. Были заполнены камеры заключения, в которых можно в нормальных условиях помещать только не более 10 человек, а белогвардейцы загоняли туда до 30 человек. Над арестованными начались жестокие издевательства – путём избиения.

    Избиение проводилось в основном ременными нагайками с металлическими наконечниками. Этот процесс избиения осуществлялся в следующем порядке: при первоначальном аресте – арестованному назначали от 15 до 75 розг – нагаечных ударов в заднюю часть тела. Розги делились на два разряда и они назывались «холодные» и «горячие», т. е. холодные розги являлись лёгкими, а горячие – тяжёлыми ударами.

    Пытки, путём избиения арестованных проводились ежедневно, перед наступлением вечера и в ночное время. Казаки, в нетрезвом виде, группой до 10 человек с гармонистом, приходили к месту заключения арестованных – в помещение Волисполкома и начинали вызывать из камер по одному человеку. В первую очередь всегда вызывали Спиридонова М. А.. При появлении вызванного один из казаков ударял нагайкой по спине арестованного – это означало, что он должен  ложиться на пол вниз лицом. Казаки с нагайками вставали с обеих сторон лежащего по 2 человека и начинали производить удары. Избиение проходило под звуки играющей гармошки. Это делалось для того, чтобы приглушало раздирающий крик несчастного. Этот крик сам по себе постепенно затихал, – терялось сознание наказанного. После чего избиение прекращалось, обливали его холодной водой и затаскивали в камеру.

Другой способ пытки также проходил путём избиения нагайками и лукошками (лозой). Наказанного л ожили на большую, крепко укреплённую скамейку, привязывали его к ней верёвками и начинали избивать. После затишья дикого крика, т.е. после потери сознания наказанного, избиение прекращалось, отвязывали его и сваливали на пол, обливая водой.

И третий способ избиения происходил так: арестованного выпускали из камеры и приказывали ему бежать по свободному залу в помещении. За ним вслед бежал один из казаков и бил в заднюю часть тела – нагайкой. Это продолжалось также до потери сознания наказанного, т. е. когда он уже падал.

     Этот последний метод пытки проводился, видимо молодыми казаками, в качестве какой-то тренировочной муштры, в виде учебного занятия на живом человеке. Такими же зверскими методами пыток избивались и все остальные арестованные. Состав арестованных  от времени менялся, т. е. одних после совершения издевательств – освобождали, а других арестовывали.

    По рассказу самих освобождённых из-под ареста и перенесших эти пытки, что после избиения задняя часть иссечённого тела превращалась в сплошную массу запёкшейся крови, присыхавшей к белью, и имело вид земли, как обычно чернеет место ушиба тела вообще. И это наказание арестованные считали ещё терпимым. Но ужаснее и болезненнее всего было то, что когда по этой запёкшейся массе иссечённого тела, повторялись вновь нагаечные удары;  и наоборот – повторяющиеся побои по омертвлённому телу проходили без особой боли, сознание не терялось, и удары напоминали, как удары по лубку.

     Эти издевательства подтверждает  репрессированный в то время и оставшийся в живых до сегодняшних дней – красногвардеец Мелеузовского отряда Суровенков Фёдор Ильич, который эти пытки перенёс на себе.

     Первоначально арестованные, активисты в установлении власти Советов в Мелеузе и его районе, в числе до 100 человек, были через некоторое время отправлены в главный штаб белых в гор. Ташлы и оттуда все арестованные были освобождены, но они в большинстве домой не возвратились, скрывались в других местностях, имея в виду, что может вновь повторится преследование и арест.

     Освобождение арестованных из главного штаба  белых Г. Ташлы произошло не случайно. Этому делу, как тогда говорили, содействовал один белогвардейский офицер – фронтовик Первой мировой войны, являющийся одним из руководителей штаба белых, который сочувствовал власти Советов и  давал установку о не применении к арестованным репрессий и благодаря его воздействия была спасена жизнь всех участников по организации власти Советов в Мелеузе. За исключением арестованных красногвардейцев.

    Штабу белых стало известно, что житель Мелеуза – студент Вохмин Константин Никитович, в октябрьские дни 1917 г. предал сожжению находящиеся в школе иконы и портрет царя Николая II и принимал участие в организации Красной гвардии – Мелеузовского отряда. Вохмин К. Н. был вызван в штаб белых и опрошен. В камеру заключён не был, а подвергнут домашнему аресту. В последствии Вохмин опросу подвергался часто. Однажды он был вновь вызван в штаб – помещение Волисполкома и кого-то, ожидая, сел на подоконник вместе с одношкольником Мелеуза – Ореховым Василием. Напротив окна, сидел Вохмин была не большая отдельная комната, в которой находился денежный сейф (касса) и ее охранял казак. Этот казак что – то возился с винтовкой и произвел случайный (вернее преднамеренный) выстрел. Пуля вылетела через доску двери, этой комнаты и попала ниже колена Вохмина, который тут же, при скопление большой толпы зрителей был отправлен в госпиталь – здание бывшего купца Усманова (ныне ШРМ), где он через некоторое время, т. е. в тот же день – скончался, от потери крови и заражения ее. Это видно сделано по ранее задуманному плану штабу белых и по науськиванию местных купцов и священнослужителей Никитского и Пестова.

    В июле 1918 года белогвардейскими казаками были задержаны и арестованы трое красногвардейцев Мелеузовского отряда :

  1. Напольский Глеб Васильевич.
  2. Воронков Александр Никитович
  3. Муслимов Шакир Муслимович.                        

    Указанные красногвардейцы находились под арестом длительное время и постоянно подвергались жестоким избиением. После неоднократных допросов они были военно – полевым судом приговорены к расстрелу и об этом им объявлено не было. По религиозному обычаю, приговоренные к расстрелу должны принять от духовных лиц – исповедь, покаяние в своих грехах, т. е. получить перед казнью благославление.

    Для исполнения этого религиозного обряда, священник Никитский Михаил и священник Напольский Василий  – отец красногвардейца Напольского Глеба Васильевича – прибыли в штаб белых и об этом было объявлено приговоренным к расстрелу, – но последние отказались, а сын священника – Напольский Глеб – выразил своему отцу глубокое возмущение, призрение как к предателю, т. к. он его выдал казакам. А этот случай произошел так : когда красногвардейский отряд отходил – Напольский Глеб был оставлен в одном населенном пункте, для выполнения порученного ему задания, отстал от своего отряда и не мог пробиться к нему, т. к. весь район уже был занят белогвардейцами. После чего Напольский Г. В. остановился на хуторе Кузнецовке. Юмагузинской волости у своих родственников и где решил скрываться от белых. Об этом случае стало известно его отцу – священнику Напольскому Василию, который сообщил в штаб белых и красногвардеец Напольский Глеб был задержан и доставлен в Мелеуз.

     Красногвардеец Напольский Г. В. не пошел по пути духовного воспитания, а был простым рабочим – плотником.

     Через некоторое время приговоренным к расстрелу Напольскому Г.В., Воронкову А. Н. и Муслимову М. М. объявили, что их отправят в главный штаб белых в г. Ташлы. Приказали им собраться. Они, конечно, ничего не подозревая, собрали свои остатки хлеба и завернули в носовые платки. Во дворе штаба (здание ВИК) уже стояла запряженная лошадь в тарантас, трое верховых казаков и трое офицеров, ожидали свою жертву. Камерная охрана вывела осужденных во двор и усадила в тарантас, сели и офицеры с револьверами в руках на изготовке, а верховые казаки держали свои шашки наголо. Вот в таком строгом охранении и выехали со двора, в северные ворота, на советскую улицу по направлению к югу – восточной окраине Мелеуза, к гумну, возле болота, рядом с речкой «Каран» к небольшому обрыву, где сейчас проходит Инкубаторная улица – на участках жилых домов №33 и 35, где и остановились.

     Прибыв на место казни осужденных : Напольского, Воронкова и Муслимова вывезли под усиленной охраной со двора штаба белых (помещение сейчас под больницей) на виду у граждан проживающих рядом по советской улице и о том, что произведен залповый винтовочный выстрел, – слышали и видели многие граждане, которые наблюдали при их выезде со двора штаба белых. После убытия палачей с места казни, тут же я и многие другие мои сверстники, пожилые и даже старушки пошли на место казни красногвардейцев, посмотреть, т. к. это чудовище для мелеузовцев пришлось слышать и видеть впервые.

     Трупы людей лежали, распластавшись с прострелянными головами в висок и завязанными глазами, а в нижней части живота на загрязненных старых рубахах видны были окровавленные проколы лезвием шашки.

     Палачам видимо было стыдно смотреть прямо в открытые глаза своей жертве и они приказали их завязать платками и как видно оружие было направлено в упор, в лобовую часть головы.

     Все пришедшие посмотреть казненных красногвардейцев с грустью вглядывались в их искаженные от муки лица, а некоторые старушки из своего религиозного убеждения – крестились, читая молитвы, прося бога об их прощении.

     Через некоторое время к вечеру пришли люди для копки могилы и после они были погребены там же, на месте их казни. Наблюдавшая толпа людей после этого разошлась.

     В одну из сентябрьских ночей 1918 года, во дворе Волостного правления (ныне больница) среди находящихся там белогвардейцев была какая то оживленность, суетня и раздраженные разговоры пьяных казаков, а потом были слышны приглушенные крики, стоны и взвывания. Для проживающих граждан рядом со штабом белых, по Советской улице, ночь прошла в беспокойстве и в страхе. На утро стало известно, что в амбаре двора волостного правления были замучены и на смерть зарублены шашками двое красногвардейцев: Вдовин Александр Николаевич и Латыпов Шакир Сыттыкович.

     Днем во дворе штаба белых никого не было. Я и другие мои сверстники проникли во двор где и увидели возле амбара лежащих людей, накрытых рогожей. Быстро приподняв рогожу, я увидел окровавленных двух человек, – это были красногвардейцы Вдовин и Латыпов. У них были разрублены грудные полости и вроде перерезанные горла, т. к. точно разобрать было нельзя, ввиду запекшей крови.

     Трупы их были похоронены на старом Мелеузовском кладбище, без гробов.

     У красногвардейца Вдовина А. Н. имелись два брата: Вдовин Никифор Николаевич и Вдовин Владимир Николаевич и они состояли в красногвардейском отряде в с. Зиргане – были так же захвачены казаками и расстреляны – один в Зиргане, а другой в г. Стерлитамаке.

     В один из дождливых сентябрьских вечеров 1918 года из здания быв. Волостное правление (ныне р. больница) был выведен под усиленным конвоем верховых белоказаков и пьяных пеших офицеров, на северное крыльцо упомянутого здания – красногвардеец Жаринов Иван Андреевич. Палачи криком приказали ему снять сапоги. Жаринов пытался просить, оставить ему жизнь, ради детей, но палачи не вняли на это. Тогда, при снятии второго сапога Жаринов отчаявшись, мгновенно ударил палача броском сапога. Сапог угодил прямо в лицо и залепил грязью его собачью морду. Тогда Жаринов успел крикнуть: нас бедных большинство и всех не перебьете, а конец вам придет и большевики победят. После чего Жаринова стали дико избивать нагайками и повели к месту казни, это через улицу Советскую, через дворы домов 24, 26 на зады, к оврагу за огородом, где сейчас проходит Библиотечный переулок. Через некоторое время послышались отдельные выстрелы. Потом все затихло, и голос Жаринова умолк навсегда.

     Вот таков был страшным, с горечью в сердце – последний путь красногвардейца Жаринова И. А. – но путь его был отважным и мужественным. Труп расстрелянного Жаринова остался лежать до утра. С рассветом, все близлежащие граждане пришли на место казни посмотреть. Труп лежал вверх лицом, босым с изрешеченной грудью – пулями, с множеством синяков с отеком и запекшейся кровью на лице и груди от ударов нагаек и пуль. Днем труп был забран и похоронен на старом кладбище Мелеуза.

     Вспоминаю, как проходило собрание жителей Мелеуза, проводимое какими то деятелями белогвардейской клики. Собрание проходило в помещение волостного правления и присутствовали там только местные купцы и торговцы : Попов Г. А., Усманов Г., Баязитов, Романов Н. А., Мельников А. В., Брынов Е. П., Петухов А. Ф., Пономарев Д. А. и другие, подобные им и им сочувствующие.

    Выступавший с докладом говорил много. Я случайно забежал на это собрание с другими моими сверстниками и услышал только одно, что докладчик с горькой обидой говорил о малом количестве людей присутствующих на собрании. Он упрекнул, – «вон посмотрите на центральную улицу, сколько там гуляющей публики, а на собрании не хотят присутствовать»

    Действительно, это так было, что большинство мелеузовцев не хотели присутствовать на собрании, а желали только одного, что бы быстрее белые убирались из Мелеуза.

************

В октябре 1918 года белогвардейские дутовские подразделения стали исчезать, т. е. их количество сокращалось и в начале ноября месяца совершенно не стало. Поступали до Мелеуза частные слухи о том, что белогвардейские войска на фронтах терпят поражения и отступают. Местная буржуазия, чуя, что приближается с ними час расплаты, и из Мелеуза заблаговременно эвакуировались в сторону г. Оренбупга. В Мелеузе вместо Дутовских казаков, появились другие белогвардейские подразделения: пехота и кавалерия  с опознавательным знаком «белая шапка», вооружённые пиками и другим оружием. Боевая выучка и внешняя выправка их не внушала доверия об их победе над наступающей Красной Армией, т. к. дисциплина у них отсутствовала, квалифицированного командного состава не было, снабжения не хватало. Солдаты занимались мелкими грабежами и пьянствовали. Эти белогвардейские подразделения в Мелеузе простояли до последних чисел декабря 1918 года и после чего без вступления в боевые действия, отступили в южном направлении в сторону гор. Оренбурга и в горы за реку Белую – дер. Мусино.

************

     В конце декабря 1918 года в Мелеуз с севера, со стороны  г. Стерлитамака вошла Красная Армия в составе 1-го Стрелкового Смоленского добровольческого полка, которые были с доброжелательностью встречены населением Мелеуза. Люди впервые свободно вздохнули после долгого пребывания  разбойничьих войск белогвардейского атамана Дутова.  «Храбрые» казаки его, над безоружным населением в тылу, бесславно сложили свои головы на полях сражения, т. к. все прошедшие его войска через Мелеуз – обратно уже не возвращались.

     1-й смоленский полк, при въезде в Мелеуз, в основном был расквартирован по частным квартирам по улице Смоленской и эта улица в честь памяти полка и была названа его именем.

     В тот же день по центральной улице, возле дома, где сейчас Домоуправление №1, было установлено шестидюймовое орудие и с наступлением вечерней темноты были даны двенадцать выстрелов из этого орудия, по юго-восточному направлению в деревню Мусино, расположенную  за рекой Белой, куда отступили белогвардейские подразделения. Мелеуз, впервые за период существования услышал орудийные выстрелы. Впервые задребезжали стёкла окон, освещаемые пламенем огненных отблесков, от этих кажущихся в то время сильных ударов, и впервые населению Мелеуза пришлось серьёзно прочувствовать на себе опасность войны, опасность возможных разрушительных действий от этого огня.

       С прибытием Красной Армии в Мелеузе были организованы местным гражданским активом органы власти Советов: Ревком, Волком РКП (б), Волисполком и Сельсоветы и развёрнута работа, в основном, по набору добровольцев в Красную Армию.

       Во время расквартирования в Мелеузе 1-го Смоленского полка, в его ряды вступило добровольцами свыше трёхсот человек – патриотов их жителей с. Мелеуза и его района, в основном молодёжь. Ниже перечисляются эти добровольцы, которых я знал и восстановил их имена через бывших добровольцев, оставшихся в живых:

  1. Ветров Филипп Матвеевич – быв. красногвардеец
  2. Ветров Степан Матвеевич
  3. Тиханкин Никандр Константинович
  4. Терехин Егор Николаевич
  5. Пустарнаков Иван Константинович
  6. Пустарнаков Макар Константинович
  7. Ветров Евдоким Матвеевич
  8. Погодин Вениамин Ефимович
  9. Погодин Андрей Иванович
  10. Мухин Сергей Васильевич
  11. Копылов Илья Елисеевич
  12. Наумов Илья Иванович
  13. Кочемасов Владимир Евстафьевич
  14. Кочемасов Иван Евстафьевич
  15. Кобельков Пётр Кириллович
  16. Забулдин Арсентий Степанович
  17. Мезин Пётр
  18. Афанасьев Никонор Владимирович
  19. Виденеев Василий Васильевич
  20. Иванов Фёдор Осипович
  21. Оглоблин Михаил
  22. Спиридонов Василий Александрович
  23. Перевезенцев Дмитрий Ефимович
  24. Роженцев Прокофий Гаврилович
  25. Шарыгин Константин Иванович
  26. Санкин Павел Михайлович
  27. Стихонин (Феофанов) Тимофей Иванович
  28. Смирнов Павел Васильевич
  29. Чаплыгин Николай
  30. Вдовин Егор Прокофьевич
  31. Акчурин Шарафутдин Хайбутдинович
  32. Альмухаметов Ахмадулла
  33. Воронков Михаил Акимович
  34. Жалнин Иван
  35. Мишанкин Фёдор Иванович
  36. Тычинин Иван Алексеевич
  37. Еремеев Дмитрий Иванович
  38. Корчагин Ларион Максимович
  39. Чернышев Фёдор Иванович
  40. Чернышев Кузьма Иванович
  41. Кузнецов Яков тимофеевич
  42. Петушков Егор Дорофеевич

 

**************

Наши земляки, участники легендарного рейда Южно-уральских партизан под командованием Блюхера В. К.:

  1. Акшенцев Дмитрий Степанович
  2. Сагитов Гиният Ибатович
  3. Смагин Пётр Алексеевич

**************

     Войсковые части Красной Армии из Мелеуза продолжали дальнейшее наступление в направлении города Оренбурга и горных, юго-восточных местностей. Вскоре – в январе 1919 года, поздно вечером Мелеуз был разбужен набатом (всполохом) большого церковного колокола (быв. церковь, сейчас детсад №2). Этим набатом извещалось население о взятии Красной Армией города Оренбурга,  и эту победу мелеузовское население встретило с радостью и было торжественно отмечено в каждой семье, желавшей скорой и окончательной победы для Красной Армии.

     В январе м-це 1919 г., в период наступательных операций, группа разведчиков Красной Армии, в горных условиях в дер.   Иткуловой  Мраковской волости,  оказалась окружённой неприятелем и взята в плен. Белогвардейцы-изверги, обрадовавшись этой добычи, начали над ними чудовищные зверские издевательства. Раздев их догола, в зимних условиях, при высокой температуре мороза, в голом виде гоняли на улице и насмерть заморозили.

     Трупы этих замороженных красногвардейцев были найдены в Мраковской волости, после занятия  этой территории Красной Армией и доставлены в Мелеуз, где они находились во дворе дома священника Никитского. Всего было 11 человек-трупов, совершенно раздетых и все они зверски изуродованы. На каждом трупе видны разные садистские методы издевательства. У одних отрублены пальцы рук и ног, отсечены уши или нос, выколоты глаза, а у других вырезаны щёки, выбиты челюсти, иссечено остриём тело или вырваны половые органы и т. д.

Эти трупы замученных героев гражданской войны из Мелеуза были перевезены в г. Стерлитамак и там похоронили на братской могиле. Фамилии их неизвестны.

 

*************

Рассказ красноармейца-добровольца из с. Мелеуза – Тиханкина Никандра Константиновича

– участника боёв в тех же районах и в тот же период:

     «Из состава 1-го Смоленского полка был выделен взвод разведки в числе 22 человек, в котором он состоял и отправлены с разведывательным заданием, по направлению города Баймака. Во время разведывательной операции в районе озера между населёнными пунктами Дубинское и Ильясово Тимясовской волости, взвод разведчиков внезапно был окружён белогвардейцами и после непродолжительного (времени) боя и окончания боеприпасов – 12 февраля 1919 г. взят в плен. Все красноармейцы были раздеты, оставлено только нательное бельё и переобуты в рваные ботинки. Командир взвода разведки тут же был убит, а пулемётчик Филиппов – пущен (втолкнут) живым в прорубь Исянского озера. Остальные 20 человек уведены в дер. Исяново – на расстоянии трёх километров, почти в раздетом состоянии, где стали их жестоко избивать, совместно с местными жителями – настроенными против Советской власти. Насмерть был зарублен один красноармеец по национальности еврей, а другой – узбек, избит до тяжёлого состояния. В дер. Исяново над красноармейцами издевались двое суток, а 14 февраля им выдали рваную одежду и этапным порядком были отправлены в г. Баймак – станица Кизильская, а потом в Троицк Оренбургской губернии, где использовались на тяжёлых работах и содержались в лагерях для военнопленных.

      Через некоторое время из лагеря для военнопленных  в г. Троицке, красноармейцу Тиханкину Н. К. и его двум товарищам удалось совершить побег и оттуда, через гор. Кононикольск в августе 1919 г. прибыл в Мелеуз, где вновь вступил в 7-й Самарский стрелковый полк и с которым убыл на фронт по борьбе с белогвардейскими бандами генерала Юденича».

 

*************

С приходом Красной Армии в Мелеуз, местным активом власти советов не забыта была память о жертвах революции – красногвардейцах:

Напольском Глебе Васильевиче

Воронкове Александре Никитиче

Муслимове Шакире Муслимовиче

Вдовине Александре Николаевиче

Латыпове Шакире Сыттыковиче

Жаринове Иване Андреевиче

     Трупы их, в конце января 1919 года были изъяты из могил мелеузовского старого кладбища и по месту расстрела, с целью  похорон их с почестями. Для похорон трупов героев октября была отведена на площади по Советской улице, рядом с быв. помещением Волисполкома – братская могила. Похороны были организованы со всеми почестями, с участием большинства населения с. Мелеуза. Были также приглашены священнослужители с иконами и хоругвиями. В то время  этот религиозный обряд был допущен, видимо по настоянию родственников растреленных и к тому среди них был сын священника и поэтому, со стороны местной власти к этому религиозному обряду препятствий не было.

     Гроба с трупами красногвардейцев были установлены в здании быв. купца Усманова (ныне ШРМ). Был установлен почётный караул. От этого здания и началось погребальное шествие на площадь братской могилы. Погребальное шествие сопровождалось траурным перезвоном церковных колоколов большой церкви.  На площади у братской могилы священнослужители, исполнив свой религиозный  обряд (панихиду) отпевания усопших, убыли с площади, забрав иконы и хоругви. После чего началась гражданская панихида. Открыт был траурный митинг. Выступило несколько человек с прощальными краткими речами. Митинг окончен. Была исполнена революционная песня «Вы жертвою пали в борьбе роковой». По окончании исполнения этой песни гроба с трупами героев Великого октября: Напольского Г.  В., Воронкова А. Н., Муслимова Ш. М., Вдовина А. Н., Латыпова Ш. С. и Жаринова И. А., опустили в братскую могилу. Последовал троекратный траурный салют из винтовок и продолжительными гудками паровых мельниц. На могиле образовался холмик, аккуратно уложенный венками с установленным памятным большим крестом – распятия. В заключении был исполнен хором «Интернационал».

     В 1932 году на братской могиле был похоронен умерший бывший командир красногвардейского отряда с. Мелеуз Сыров Иван Никифорович. Там же был похоронен Вохмин Константин Никитович – погибший от рук белогвардейцев в 1918 году. В братской могиле в Мелеузе покоятся трупы героев Великой Октябрьской Социалистической революции:

  1. Напольский Глеб Васильевич 1892 г. рожд.,    Сын священника из села Бугульчан
  2. Воронков Александр Никитич 1895 г. рожд.,    Сын крестьянина-бедняка из с. Троицкого
  1. Муслимов Шакир Муслимович 1896 г. рожд.,   Сын крестьянина-бедняка из д. Терлен-Елга Макаровск. волости
  1. Вдовин Александр Николаевич 1889 г. рожд., Крестьянин-середняк из с. Зирган   
  2. Латыпов Шакир Сыттыкович 1894 г. рожд.,   Сын рыбака из с. Мелеуза
  3. Жаринов Иван Андреевич 1885 г. рожд.,    Крестьянин-бедняк из с. Верхотор
  4. Сыров Иван Никифорович 1887 г. рожд.,    Крестьянин-беднык из х. Самарский
  5. Вохмин Константин Никитович 1899 г. рожд.,   Учащийся

**************

      В феврале 1919 года в Мелеуз начали доходить известия, как газетные, так и письменные сообщения родственников с фронтов, об отступлении Красной Армии. Вновь нависла чёрная  туча, появился на свет новый белогвардейский палач  народа адмирал Колчак и его войска вели наступательные бои, тесня Красную Армию. Красная Армия вынуждена отходить. Фронт приближался к Мелеузу с северо-восточной стороны. В Мелеуз начали прибывать войсковые части Красной Армии, пехота и кавалерия. Войска размещались по частным квартирам. Настроение у красноармейцев было прекрасное, хорошо обмундированы и вооружены. До прибытия фронта к Мелеузу, эти войсковые части Красной Армии проходили боевую и политическую подготовку.  Занятия шли нормально, боеспособность их была очевидна.

       В нашей улице по Советской, где я жил с родителями, все молодые ребята и взрослые, близко сдружились с красноармейцами-кавалеристами, которые были жизнерадостными и постоянно, в свободное время устраивали самодеятельный хор – исполняли революционные песни. До сего времени остались в памяти замечательные, здоровые кавалеристы: Арбузов и Калинин. В особенности они постоянно исполняли хором песню:

Из разных сторон Петрограда,

Стекался рабочий народ.

В домах полицейских засада,

Всё время трещал пулемёт.

А царь Николай в это время

Со ставкой у Двинска стоял,

Собрав кровожадное племя,

Надежду в душе не терял..

и т. д.

    Эта песня в последствии и нами, молодёжью, была изучена и также распевалась – подражая красноармейцам. Многим жителям Мелеуза тогда приходила мысль-удивление о том, что боеспособная Красная Армия и вдруг отступает, без активного сопротивления. Этого замысла в то время никто не мог понять. Войска Колчака приблизились к Мелеузу и расположились за рекой Белой, в горах северо-восточной стороны. Образовалась линия фронта. В первых числах марта м-ца 1919 года начались бои. Бои шли по линии фронта в районах: Миньковка, Самойловка, Тюляково, Кутушкино, а в основном на участке быв. водяной мельницы Маслова.

    Мелеузовцам вновь пришлось услышать винтовочную и пулемётную стрельбу. Эхо от этих стрельб долго и гулко отдавалось в глубине леса. В то время в районе бывш. мельницы Маслова – был хороший Баязитовский сад и помимо этого сада были хорошие кустарники и другой лес, что благоприятствовало ведению боя с обеих воюющих сторон.

    Бои продолжались несколько дней в позиционном положении и заключались только во взаимной перестрелке из винтовок и пулемётов. Несмотря на превосходство Советских войск, Красная Армия всё-таки начала отход в юго-восточном направлении, в сторону реки Салмыш и за неё. Пехота отходила на гужевом транспорте местных жителей. Мехтранспорта в то время никакого не было. На утро, после ухода Красной Армии, появились колчаковцы. В первую очередь вошли разведывательные отряды, а потом следовала пехота. Встречи населением им не было, т.к. мелеузовские купцы и торговцы эвакуировались ещё во время бегства белогвардейских казачьих войск атамана Дутова – в сентябре-октябре 1918 года.

     Колчаковцы начали из Мелеуза продолжать наступление в сторону юго-западного направления – реки Салмыш, а также им был свободный ход и через реку Салмыш Шарлыкского района.  Когда войска Колчака вышли за реку Салмыш, им уже был дан Красной Армией отпор – активное сопротивление. Начались оборонительные бои, и они продолжались до наступления весенней распутицы и половодья на реке Салмыш.

     В апреле 1919 года с началом весенней распутицы и половодья, Красная Армия  перешла от активной обороны к активному наступлению. Колчаковцы не выдержали этого наступления и были вынуждены отходить, а путь отступления был уже преграждён весенним разливом реки Салмыш. Колчаковцы оказались в невыгодном и чрезвычайно опасном положении. Порыв наступательных действий Красной Армии уже был не удержим.

     В Мелеуз стали ежедневно прибывать с фронта большое количество раненых колчаковцев – солдат и офицеров. Для них был организован госпиталь, во всех свободных помещениях, все эти помещения были полностью заполнены ранеными. Много колчаковцев среди тяжело раненых умирали. Был случай самострела офицера. Похороны  умерших и убитых колчаковцев происходили на старом мелеузовском кладбище (где сейчас кинотеатр «Космос») в один ряд, под видом сомкнутого строя. Колчаковцами был взят с братской могилы Героев Великого Октября установленный там крест и поставлен над своими похороненными солдатами и офицерами. По рассказу самих колчаковских солдат, что фронт парализован наступлением Красной Армии. при паническом отступлении колчаковцев, большинство из солдат и офицеров утоплено в реке Салмыш, т.к. на реке в тот период только что тронулся лёд, началось половодье и переход через неё уже в большинстве случаев невозможен, или весьма опасный.

     Населению Мелеуза тогда стало ясно, почему превосходящая численностью Красная Армия отступала в зимний период. Оказывается, их задача была в оперативном плане, в воинской хитрости, т. е. нужно было заманить колчаковцев за реку Салмыш, а потом м началом весеннего разлива, начать активное наступление замысел командования Красной Армии был оправдан и выполнен.

     Колчаковцы  начали отступать по всему фронту. В их войсках стало расти недовольство, брожение раздражение. Тысячи колчаковских солдат и офицеров бесславно  сложили свои головы в районе реки Салмыш, – ради только благополучия своих хозяев – помещиков и капиталистов. В Мелеуз начали прибывать с фронта потрёпанные колчаковские войсковые подразделения для отдыха и доукомплектования, а вернее, эти подразделения просто удирали подальше в тыл, т. к. они уже были совершенно не боеспособны и дисциплина в них стала слабая.

Линия фронта быстро приближалась к Мелеузу. Военный госпиталь  из Мелеуза начал эвакуацию по направлению гор. Стерлитамак и за реку Белую, т.е. по той же дороге, по которой шло их «весёлое» наступление. Отступающие колчаковские войска в Мелеузе размещались по частным квартирам. У нас в доме родителей стояли кавалеристы. Среди них постоянно можно было слышать серьёзные – нездоровые разговоры о разложении колчаклвской армии и что одни из них защищали правоту колчаковской политики, другие опровергали, а третьи – понурив свои головы в глубокую печаль – старались отмалчиваться.

В конце апреля 1919 года отступление колчаковцев как раз пришлось в религиозный праздник «Пасхи». Мало того, что армия Колчака начала разлагаться и, ко всему этому, солдатам, как говорится «в огонь подлили масла» – были выданы праздничные подарки – «сдобные сухари» – но только они были гнилые (сопревшие) и их никто не кушал, побросали с упрёками по адресу своей власти и командования. Фронт к Мелеузу уже приблизился. Колчаковцев в Мелеузе осталось небольшое количество, с задачей прикрытия отходящих войсковых частей, раненных солдат и офицеров и войскового имущества. Для эвакуации войск, имущества и госпиталя, колчаковцами был построен мост через реку Белую, в том же месте, где сейчас имеется. Весенний разлив р. Белой начал сокращаться. Стояли майские, весенние, солнечные дни.

     В середине мая м-ца 1919 года из Мелеуза уходили последние войсковые подразделения колчаковцев. Стоявшие на квартирах кавалеристы в нашем курмыше, в доме моих родителей, получили команду по тревожному сигналу – строится к уходу, вернее к бегству. Одни из них были угрюмы, а другие стали душевно прощаться с нами – со словами, что завтра к вам придут Товарищи! Это действие проходило утром, а в обеденный период, последними колчаковцами был произведён поджёг моста через реку Белую. В Мелеузе наступило вновь затишье в ожидании прибытия Красной Армии.

     Перед наступлением вечера в тот же день, после бегства войск Колчака, со стороны дер. Константиновки и Юмагузино, в поле, к подступу юго-западной окраины Мелеуза, появились кавалерия, или вернее разведывательный авангард Красной Армии. они следовали россыпью – цепями по всему полю. В Мелеуз вошли с улицы Кузнечного ряда (ныне ул. Чернышевского) и Колхозной. На улице Смоленской был ими установлен пулемёт «максим», и из которого несколько очередей было выпущено в сторону сгоревшего моста через реку Белую, подожжённого отступившими колчаковцами.

      Вступление Красной Армии в Мелеуз большинство населения его, в этот весенний солнечный день, отмечено выходом на улицы, радуясь этим событием, а особенно дети школьного возраста, приветствуя этим славу её.

      При объезде населённого пункта Мелеуза – разведчиками-кавалеристами с целью контроля и личного убеждения в отсутствии колчаковцев, ими были обнаружены на окраине Мелеуза, северной стороны, двое вооружённых колчаковцев-кавалеристов, сидевших на лужайке с неизвестной целью. На окрик красных разведчиков один колчаковец сразу же выполнил требования военной  команды, а другой стал сопротивляться, и тут же был зарублен насмерть.

      На другой день в Мелеуз начали прибывать пехотные, кавалерийские и артиллерийские войсковые части Красной Армии, и размещались по частным квартирам. По Советской улице расквартирован  1-й Стрелковый добровольческий полк, в основном он был сформирован из лиц мордовской национальности – Федоровской и Нордовской волостей БАССР.

      В Мелеузе вновь образовался фронт, в полосе реки Белой. Весенний разлив р. Белой ещё продолжался. Начались орудийные перестрелки –  бомбардировка с обеих воюющих сторон. Начались позиционные бои. У Красной Армии линия позиции первоначально проходила по западному берегу Карана, а потом параллельно по западному берегу р. Белой, где были оборудованы специальные окопы и блиндажи для ведения боевых действий. Красноармейцы посменно уходили в окопы. При смене очередные бойцы выстраивались в боевом порядке и после исполнения «Интернационала» – отправлялись на линию фронта. Так продолжалось ежедневно.

     Артиллерийская перестрелка из орудий с обеих сторон продолжалась до конца мая м-ца 1919 года. в этот период весенний разлив реки Белой стал уменьшаться. С неприятельской стороны стали переплывать через реку Белую колчаковцы – перебежчики и сдавались в плен. Из этого можно было делать заключение о том, что армия Колчака разлагается окончательно. Артиллерийская бомбардировка с неприятельской стороны проводилась в основном юго-восточной окраины села Мелеуза. Один снаряд упал во двор дома № 39 по Центральной улице и от взрыва был смертельно ранен хозяин этого дома Редин Яков Митрофанович, который вскоре скончался, а другой снаряд упал во двор дома № 45 – тоже по центральной улице и от взрыва не причинено вреда. Остальные снаряды падали либо в поле или огороды, и в большинстве они не разрывались.

     В конце мая 1919 года Красная Армия перешла в дальнейшее наступление. Фронт в Мелеузе ликвидирован. Вновь настало спокойствие. С прибытием в Мелеуз Красной Армии, местным активом были организованы органы власти Советов: Волостной Исполком, Волком РКП(б) и сельские советы. После изгнания колчаковцев из Мелеуза первым  председателем Волисполкома был  Брежнев Михаил Матвеевич из дер. Конарёвки, а секретарём – Захаров михаил Михайлович – из с. Мелеуза.

   С 27 мая 1919 года в Мелеузе неприятельских войск уже не было.

   С 1-го июля 1919 года я был принят на работу в Мелеузовский Волисполком, в военный отдел – писарьским  учеником. В то время Волостным Военным Комиссаром был Федотов Леонтий Михайлович, а делопроизводителем военного отдела – Киселёв Андрей Миронович  и на общественной работе этого отдела была Бровкина Александра Ивановна.

***********

      Ежегодно 7-го ноября Советский народ достойно встречает и празднует замечательную дату – годовщину Великой Октябрьской Социалистической  революции и одновременно с этим будут чтить Память жертвам революции, отдавшим самое дорогое – свою жизнь, за счастье нашего народа, нашего молодого поколения. Это будет служить большим душевным удовлетворением для семей погибших, для тех, кто принимал активное участие в борьбе за Советскую власть, за социализм.

***********

     В заключении следует отметить о том, что многие граждане Мелеуза и его района, принявшие активное участие, а в особенности молодёжь, вступлением добровольцами в Красную Армию, а также в установлении и укреплении власти Советов в своём районе, проявили в те тяжёлые дни революции и гражданской войны патриотическую свою силу воли и бесстрашие в борьбе с внешними и внутренними врагами, – за Родину! За Социализм!, впервые в мире осуществлённой в нашей стране.

     Понесённые жертвы и тяжёлые испытания, людьми нашего района, не пропали даром и явились, хотя и маленькой частицей, но вкладом в общее дело победы великих Октябрьских завоеваний Советским народом. Память о жертвах революции и страданиях, потерпевших от белогвардейских палачей, не должны быть забытыми в сознании людей нашего района, а в особенности сейчас, когда международная обстановка пока ещё остаётся неспокойной.

     Славные дела героев Великого Октября являются образцом примера для Всех – в жизни и труде, в борьбе за построение Коммунизма в нашей стране. Но, к сожалению, есть ещё некоторые молодые люди, забывают об этом и забывают о заслугах старшего поколения, которому они обязаны своим счастьем, таких людей остаётся мало, но они есть и могут портить настроение многим людям.

    Теперь на поприще  коммунистического строительства гораздо легче быть отличником труда. Было бы только желание и добросовестное отношение к этому. Быть свободным от зазнайства и кичливости в работе. Прислушиваться к советам и спрашивать советов старших и старших-  старших производственников, имеющих практический опыт в работе и без обиды воспринимать обоюдную критику. Быть примерным в быту, как в обществе так и в семье, а в особенности все это должны учесть молодёжь, учащиеся и окончившие учёбу, в своей начинающей практической трудовой деятельности и не забывать известной истины, что теория без практики – близорука.

Ведь не даром сложена песня «О Родине», где изречены слова:

«Всюду жизнь и вольно и широко,

Точно Волга полная течёт.

Молодым везде у нас дорога,

Старикам везде у нас почёт».

    Эти старики, в основном в те периоды были малограмотными или вообще безграмотными, нашли в себе мужество – идти сквозь бурь, революционных тревог и жизненных опасностей, – и сумели проложить для молодого поколения эту большую столбовую дорогу – своим страданием и лишениями, своей кровью и здоровьем. Они законно имеют право на положенный им Почёт, о чём с молодёжь должна помнить и ценить эту заслугу стариков.

    Но, к глубокому сожалению, не многим из упоминаемых в этом рассказе, Старикам революции и гражданской войны, довелось Дожить до сегодняшних дней – Юбилея Великого Октября. Большинство из них отдали свою жизнь в борьбе с врагами Советского народа или умерли от болезней в связи с преклонным возрастом.

     Ниже сего объявляются участники Октябрьской революции и гражданской войны, которые остались в живых до сегодняшних дней и проживают в Мелеузе и других районах:

  1. Кутовой Пётр Степанович – 1888 г. рожд., проживает   на Украине
  2. Суровенков Фёдор Ильич – 1895 г. рожд., проживает в Мелеузе
  3. Ермолаева Пелагея Никитовна – 1900 г. рожд., проживает в Мелеузе
  4. Акшенцев Дмитрий Степанович – 1899 г. рожд., проживает в Мелеузе
  5. Сагитов Гиният Ибатович – 1897 г. рожд., проживает в Кутушкино
  6. Дублистов Михаил Павлович – 1896 г. рожд., проживает в Красноусольске
  7. Авдонкин Прокофий Степанович – 1899 г. рожд., проживает в Кумертау
  8. Кочемасов Владимир Евстафьевич – 1902 г.рожд., проживает в Мелеузе

**************

      Братская могила  и памятник жертвам революции, находящийся в Мелеузе, на Советской улице – площадь РДК, всегда должны служить побуждением в воспитании молодого поколения, путём экскурсий к этой могиле и возложения венков в дни революционных праздников.

      Доступ к памятнику должен быть постоянно открыт и площадь братской могилы должна быть достойно оборудована и аккуратно сохранена для указанных целей.

27.02.1975 г. Записал      подпись   (М. Духанин)

Очевидец событий 1917-1919 гг. в Мелеузе.

Быв. сотрудник  военного отдела Мелеузовского

Волисполкома – 1919-1928гг. Ветеран Советской

Армии и Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Майор  и/сл. в  отставке».

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *