Коновалов Никита Ефимович

Рассказывает библиотекарь Нордовской  библиотеки – Елена Рулева:

 

На снимке крайний Машнов (сидит) белогвардеец с Нордовки.

(фото из личной коллекции Суркина Николая Яковлевича)

 

Коновалов Никита Ефимович с женой. 1916 год

 

       После смены власти в Нордовке  многие белогвардейцы сбежали за границу. Среди них – Машновы, Коновалов. 

Коновалов Никита Ефимович, ушёл вместе с женой Дорой Якубо. Вскоре Дора умерла.

       И Никита женился на Югославке с детьми. Приёмный сын Никиты Бранко пишет письмо на родину Никиты, в Башкирию, в село Нордовка родным.                 Родные получают письма. Но в то сложное время, 1966 год, КГБ все проверяло тщательно. И родные смогли, всё-таки отправить в Югославию запись: магнитофонную ленту с русскими песнями. Хотя все плакали, но пели. Так вспоминает одна из родственниц: “К тому же все были при должности и боялись преследования”.

       Мне удалось выяснить что родные проживали и в деревне Даниловке, сестра, (премилая моя Фенечка). Но я не смогла опросить её, она умерла. Многие из них боятся рассказывать до сих пор. Если бы мне рассказали эту историю раньше. Я бы многое успела.

 

Письма

               Дорогие родные, премилая моя Феня!

Сердечный Вам привет шлю из Югославии! Пишет вам мой сын и я плачу что не могу ни писать, ни прочитать, потому что уже два года как не вижу. Болезнь была причиной (кровяное давление) Шлю вам наилучшие пожелания, от меня может быть последние, может быть вашего ответа и не дождусь. Сердце моё тянет к матушке родной, но ехать сейчас невозможно. В старости сборы в дорогу не для меня. Только бы получил скорей от вас привет! Жива ли ещё моя Феня. Если жива, то прошу прочитать ей это письмо, пусть она скажет несколько слов воспоминаний.

              Дорогая Дарья Ивановна и родные, знаю, что мои братья уже давно померли и сестра Поля – Пелагея. Моих товарищей нет, знаю, что меня никто почти не знает, ну что же такая судьба человека. Но вы вспомните про своего дяденьку Никиту, который давно уехал в Югославию. После смерти Доры (Феодоры Якубо Михайловны) женился на доброй женщине с двумя детьми – Бранко и дочкой Фрагицей. Которые сейчас уже взрослые и с семьёй. Сын Бронко окончил Вуз и работает учителем Сербско – Хорватского – русского языка в начальной школе. Они очень хорошие и ухаживают за мной как за настоящим отцом. Моя Боя Михайловна, тоже несколько последних лет заболела. Почти ежегодно лежала в больнице. Мы хорошо обеспеченны, получаю пенсию, помогает сын.

             Иногда раньше в последнее время охватили меня горе и тоска по родине. Нет не жалуюсь на Югославию вторая Родина. Приняла нас как новых сыновей. Особенно меня и всех нас радует укрепление дружбы между нашим Югославским народом. Слушали известия по радио и телевидению. Ещё пока я видел фильмы о Советском Союзе. Увидел я где ошибся, но поздно. Всем сердцем-душой любуюсь вашими успехами. Моим родным Якубо шлю сердечные приветы и наилучшие пожелания –если живы.

             Пишу и не знаю живы ли ещё. Почему столько времени не переписывались. Человек занят своими заботами, и думает, напишу завтра, и так пройдёт и месяц, и год, а я не пишу. Надеюсь, что моё письмо обрадует мои родных и ещё раз вспомните про своего дедушку Никиту Ефимовича. Ваш ещё больше обрадует 85 летнего старика. Пишите скорей! Мой сын желал бы посетить где я жил и родные если это сбыться примите его как своего. Когда это будет сейчас не знаю, но может случиться. Ещё раз шлю сердечные приветы всем моим родным сестре Фене, Вам Дарья Ивановна! Поздравляю вас с Новым 1967 годом и желаю вам всего хорошего в жизни и в работе!

            По словам Никиты, писал Бранко. Поверьте, грустно было и я плакал.

           Пишите скорей. С нетерпением ждём ответа. Написано 25 декабря 1966 года.»

 

 

Письмо от Бранко 1 июня 1967 год.

                «Дорогая Дарья Ивановна, дорогие родные! На этот раз из далёкой Югославии шлю вам грустную весть. Несколько дней тому назад навсегда нас оставил наш милый Никита Ефимыч. Умер он вечером 12 мая. Похоронили его 13 мая. Шлю вам и посмертный лист. Самый тяжёлый момент в его болезни наступил 6 мая. У него была артериосклероза тяжёлая форма. В последнее время забывал всё, даже иногда наши имена. Поминутно вставал с постели. Хотел куда-то идти, говоря идём, ну идём. Я думаю, что в эти моменты домой хотел ехать к матушке России.  По словам лекаря, он не знал, что сбывается с ним, но мне сердце говорило, что где-то спрятаны в глубине его души след воспоминаний о Родине. В один миг он призывал Ефима. Это на меня очень тяжело влияло почувствовал я что конец близок. В среду 10 мая утром побрил его поцеловал и ушёл из дома 15 дней я был занят. Получил призыв в резерв. В пятницу 12 мая вечером пришёл из казармы и застал его живым. Но очевидно тяжёлое дыхание оставило конец. Умер он на наших руках в 21 вечера. Следующего дня 13 мая похоронили мы его в кладбище Пучилама вблизи нашего города. Похоронили его рядом с первой супругой Дорой Якубо которая умерла ещё в 1943 году. Стоя у их могил думал какая необычная судьба человека. Где родились жили, а где вечно отдыхают. После похорон наступили тяжёлые моменты. Мама заболела. Каждая вещь напоминала о нём. Толпа народу, выражения, соболезнования. В прошлом году я записал на магнитофонную ленту несколько разговоров с Никитой. Если у Вас магнитофон я вышлю ленту с его голосом, которую храню на память. Рассказывал он и о Михаиле, Егоре, Архипе, Ивану. Ваше последнее письмо получили 6мая в то время я не смог ему прочитать. Так и не узнал он что померла и Феня, его сестра. На днях посещали могилы – положили букет, свежих цветов, посидели помолчали. Дома ждёт его пустой уголок. В комнату входит внучек, оглядывается как будто ищет своего дедушку. Но он маленький – ему 18 месяцев. Но мама всегда плачет. Раньше Никита заявлял, чтобы счастливыми мы были и после его смерти переписывались. С удовольствием выполняю его завет. Надеюсь, что и вы тоже этого желаете – дружбу нашу не прекращать, а крепчать. Если в будущем возможно посетил бы Союз. Ваши слова упрёки из-за того, что и братья шли против Советской власти теряют смысл, потому что после Отечественной войны изменился. Полюбил Ленина и Советскую власть. Временами часто слушали радио-Москву. И довольны были. Вместе с заявлениями Советского правительства.

          Часто говорил, что США (Америка) дрожат от Советов. Мы с мамой тоже члены Союза коммунистов Югославаии.

          Кончаю писать. Шлю всем сердечный привет и жду ответа (как русские говорят как соловей лета)

                                           Автор этого письма приёмный сын Никиты Ефимовича Бранко.

                          

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *