Ломоносов мог погибнуть в Зиргане?

Ю. Д. Морозов

Инженер-химик-технолог, Кандидат технических наук (1977).

Заслуженный изобретатель БАССР (1989).

  Ну не буквально в Зиргане, а на месте, где позже образовался Зирган.

Как ни странно, такая вероятность была. Сделаем экскурс в прошлое.

  1 мая 1734 год,  царицей Анной Иоанновной был утвержден проект создания особой « Оренбургской экспедиции» для закрепления восточной окраины России. Во главе  экспедиции был назначен статский советник И. К. Кирилов. Экспедиция должна была построить новый город на реке Орь (теперь это г. Орск), пристань на Аральском море и т. д.

   Без промедления Кирилов приступил к подготовке экспедиции, чтоб весной следующего 1735 года выступить из Уфы и за лето обосновать крепость.

  Для участия в экспедиции без большого труда привлекли офицеров, инженеров, геологов, натуралистов, картографов и других специалистов. Естественно, экспедиция в то время была немыслима без включения в ее состав священника,  а с ним – то и вышла заминка.

  Рекомендованный Славяногреколатинской Академией священник

  Михайло Красильников протянув время, наотрез отказался от участия в экспедиции.

  Назначили « кастинг»  шести  другим священникам. Кирилову сказали, что можешь выбрать того, кто тебе понравится,  но ни один из священников  на собеседование не явился.

  30 сентября 1734 г. в Академию поступил царский указ  «выбрать из учеников человека, достойного для произведения  в священство и желающего ехать с статским советником Иваном Кириловым в известную экспедицию»

 Ректор выбрал  23 – летнего студента Славяногреколатинской академии Михаила  Ломоносова, учащегося в школе реторики. При первом допросе Ломоносов заверил, что он сын священника города Холмогоров, а это давало  возможность быстро произвести его  в попы.  Ломоносов письменно заверил, что все сказанное им правда, и дал согласие на участие в экспедиции.

 Кирилов остался доволен новым кандидатом.

 Однако через 2 дня, видимо, хорошо подумав, Ломоносов при сдаче документов в Камор – Коллегию сознался, что он не сын попа, а сын крестьянина и хотел бы продолжить учебу. 

 Следующему кандидату студенту Стефану Левитскому было  предложено  для произведения в священники жениться. Через 2 недели он заявил, что никто не дает ему дочерей в жены, «за отдалением от Москвы Оренбургской экспедиции» и тоже «откосил».

 В конце – концов священником назначили Антипа Мартемьянова, а всех отказавшихся «в священство не произвели».

 Далее, у  участника и летописца Оренбургской экспедиции П. И. Рычкова в книге «История Оренбургская» читаем, что на отставшие роты Вологодского полка «на сте на шестидесятой версте (так писали число сто шестьдесят) от Уфы злоумышленные башкирцы Нагайской дороги Юрматынской волости  Кильмяк-абыз с товарищи человек тысячи с три учинили нечаянное (здесь неожиданное) нападение. В том нападении подполковника (Чирикова) и с ним полковых священника, да лекаря, драгун осьмнадцать, неслужащих и хлопцов сорок два человека убили, а потом набежав на штапской обоз, шесть колясок оторвали и разграбили».

 Получается, что согласись молодой М. В. Ломоносов участвовать священником в данной экспедиции, возможно, потеряло бы человечество этого гения где-то на территории современного Зиргана вместо убитого здесь священника.

 Поскольку старым документам, да еще с твердыми знаками в конце слов мы как-то больше верим, можете скачать  отдельный оттиск из Ломоносовского сборника статьи С. А. Белокурова, изданной в 1911 году «О намерении Ломоносова принять священство и отправиться съ И. К. Кириловымъ въ Оренбургскую экспедицию 1734 г.», набрав в поисковике «Намерение Ломоносова принять священство».

   Очень интересный документ. Рекомендую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *