Мандат к Ильичу

Баранов, А. Мандат к Ильичу [Текст] / А. Баранов

// Путь Октября. – 1969. – 7 ноября. – С. 3.

 

Это было в конце граждан­ской войны, в начале лета 1921 года. Стерлитамакский уезд, куда я прибыл с Петро­градского фронта после разгро­ма Юденича, занимал огромную территорию. Будучи посланным партией комиссаром продоволь­ствия, я днями и ночами нахо­дился в разъездах по органи­зации заготовок хлеба. Разру­ха и бедность бросались в гла­за. Главной темой разговора был хлеб. Каждый пуд его да­вался с неимоверными трудно­стями. Страна еще жила по за­кону военного времени, на лю­дей распространялась политика военного коммунизма, проявле­нием которой в деревне явля­лась продразверстка, продоволь­ственные ресурсы иссякали.

Нужно было менять полити­ку в направления улучшения развития сельского хозяйства. С этой целью в июне 1921 года в Москве было созвано Третье Всероссийское продовольствен­ное совещание, делегатом на которое поехать выдала честь и мне.

Башкирская делегация прибыла на это совещание в полном составе. По приезду мы вначале побывали в Наркомпроде, виделись с соратниками Владимира Ильича Ленина – Цюрупой, Брюхановым, Свидерским. Последний выступил на совещании с основным докладом.

Совещание проходило в Доме Советов в районе Садового кольца. На совещании все были убеждены, что перед делегата­ми обязательно выступит В. И. IЛенин, мы ожидали твердую установку партии. 

И вот на сцену вышел человек среднего роста, в простом костюме, без всяких изяществ в одежде. Ильич был самым простым, ничем не примеча­тельным на первый взгляд че­ловеком.

Когда Ленин появился перед делегатами, огромный зал потряс взрыв аплодисментов. Лю­ди произносили здравицы в честь вождя мировой револю­ции, партии.

А Ильич стоял на сцене и, испытывая неловкость, терпели­во ждал, потом поднял руку, и сразу же установилась тишина. Владимир Ильич начал свое выступление с международной и внутренней обстановки страны. Он говорил, что Советская Рос­сия находится в неимоверно трудных условиях, что война еще полностью ее закончилась, что для вас не меньшую опас­ность, чем империалистическая блокада и внутренняя контрреволюция, представляет надви­гающийся голод.

И Ленин ставит очередную задачу. Он предлагает заменить продразверстку проднало­гом. Теперь крестьянин знал, сколько он обязан сдать хлеба государству по   налогу и как поступить с излишками. Влади­мир Ильич требовал правильно понять новую политику заготовок продовольствия, всячески, ей содействовать.

Он говорил о том, чтобы мы учились торговать. организовать встречную торговлю про­мышленными товарами, пра­вильно разъяснить широким массам политику партии и пра­вительства в продовольственном вопросе, требовал   укрепления смычки между городом и деревней.

Вернувшись из Москвы, мы проводили разъяснительную paботу с крестьянами. И было радостно видеть, как быстро де­ревня набирала силу, хлебороб уверенно вставал на ноги, как в корне менялось его отношениек Советской власти.

Этой живительной силой была мудрая политика нашего до­рогого Ильича.

 

А. Баранов

член партии с 1917 года,

персональный пенсионер,

кавалер ордена Ленина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *