Живая память

Чуриков, И. Живая память [Текст] / И. Чуриков

// Пут Октября. – 1990. – 23 июня. – С. 2.

 

Возвращаясь к напечатанному

На фоторепродукции В. Звягина семья Селезневых. Справа налево – жена Анисия Артемьевна, Павел Тимофеевич, дочь Лилия.

 

Наш внештатный корреспондент И. Чуриков, учитель истерий средней школы № 2, ведет большую исследовательскую работу, собирая по крупицам факты трагических событии 30-х годов пу­тем запросов в соответствующие органы, поиска живых свидетелей, родственников жертв сталинских репрессий. Так появились в газете его очерки «Мелеузовская трагедия» и «Реабилитирован посмертно». Автор показал судебный процесс по сфабрикованным обвинениям над группой местных руководителей во главе с предсе­дателем райсовета Павлом Тимофеевичем Селезневым, расска­зал читателям о трагической судьбе первого секретаря РК ВКП(б) Бориса Тимофеевича Кризовского и его семьи. Все репрессиро­ванные (десять человек) с настоящее время реабилитированы.

После публикации названных очерков (кстати, о «Мелеузовском деле» материал нашего автора поместила в номере от 21 сентяб­ря прошлого года и «Советская Башкирия») И. И. Чуриков полу­чил дополнительные сведения о тех событиях, редкие фотогра­фии подвергшихся репрессиям от их детей, внуков, других род­ственников и решил поделиться с читателями нашей газеты соб­ранным  в  дополнение  к  уже  напечатанному  материалу.

 

Из переписки

Кризовский Игорь Владимирович,  внук Бориса Тимофеевича (Горьковская область):

– Уважаемый Иван Иванович, Вы просили написать о пережитом нами. После того, как забра­ли дедушку, последовали арес­ты всей семьи. Жену – Клавдию Марковну взяли прямо из дома (квартира их была напротив ны­нешнего РДК), моего отца, Вла­димира Борисовича, – в момент, когда он со своим товарищем Леонидом Куликовым играл в бильярд, установленный в фойе кинотеатра имени Крупской. В камере предварительного заклю­чения его подвергали жестоким издевательствам: били, выматы­вали душу ночными допросами, не давали пить, принуждая его отказаться от своего отца, как врага народа. Однако старания эти были напрасными, и отец был приговорен к длительному сроку лишения свободы, вместе с другими заключенными хлебнул строил Беломоро-Балтий-ский канал, а с началом войны направлен в штрафной батальон, в сорок пятом под Кенигсбергом был тяжело ранен. Сейчас он совсем плох, с 1985 года парали­зован.

Когда мы читаем ему Ваши очерки и письма, в глазах его – слезы отчаяния, грусть. Очень хотелось бы узнать о последних днях жизни деда, где он захо­ронен. По всей вероятности, жи­вы еще те негодяи и приспособ­ленцы, которые творили свои грязные дела и приводили в исполнение (язык не поворачи­вается сказать «приговор») подлое  убийство.

Мне 33 года, окончил Горьковский сельскохозяйственный инс­титут, работаю главным специа­листом в совхозе Видского райо­на, воспитываю двоих детей. Час­то рассказываю им о своем де­душке – настоящем коммунис­те, который безвинно погиб, оговоренный врагами.  Посылаю  сохранившиеся у нас фото семьи Б. Т. Кризовского.

Кризовский Владимир Владими­рович, второй внук бывшего пер­вого секретаря Мелеузовского РК  ВКП(б)  (г.  Горький):

– По воспоминаниям моего отца, Владимира Борисовича, ин­валида войны и труда (живет он сейчас с нами, мама умерла в 1981 году), дедушка  наш  Борис Тимофеевич был весьма трудо­любивым и ответственным чело­веком, рабочему дню его не бы­ло конца, даже дома он с голо­вой уходил в работу, бывало, с вечера до утра в его комнате не   гас   свет.

Мы гордимся своим дедом и продолжаем его дело. Я рабо­таю на машиностроительном за­воде, один брат – в сельском хозяйстве, второй – в строитель­стве, сестра – медик, живет в Ленинграде.

Саксонова Элла Либкнехтовна, племянница Бориса Тимофееви­ча (город   Душанбе):

– Отмечу, что Клавдия Мар­ковна, жена Б. Т. Кризовского, долгое время отбывавшая «нака­зание» в женских лагерях Мор­довии, была интересным челове­ком из интеллигентной русской семьи.

Я получила недавно из Управ­ления комитета госбезопасности Оренбургской области хранив­шееся в архивах фото отца – Либкнехта Тимофеевича, брата Кризовского Б. Т. Отец был арес­тован 29 июля 1937 года, по пос­тановлению НКВД и прокурора СССР осужден по ложным материалам якобы за шпионскую диверсионно-террористическую деятельность. Приговор приведен в исполнение 19 декабря 1937 года. Расстрелян в Оренбурге. Место захоронения Зауральная роща.

«…С нами духовная сила и отвага старших поколений, их самоотверженность во имя Родины, святая память о жертвах, принесенных ими в годину жесточайших испытаний.».

(Из платформы ЦК КПСС к 18 съезду партии).

 

 

Фото 30-х годов: семья Кризовских – справа налево Борис Ти­мофеевич, его сын Владимир, жена Клавдия Марковна.

 

Бердинских Лилия Павловна; дочь Селезнева Павла Тимофее­вича, бывшего председателя Ме­леузовского райсовета (г.  Уфа):

– Мой отец никогда не был кулаком. Семья жила скромно. Когда его арестовали в 1937 году,  мы не имели никаких сбережений и запасов. Мама, Анисия Артемьевна, учительница Мелеузовской школы, пользова­лась уважением среди педаго­гов. И сейчас некоторые ее вос­питанники из вашего города теп­ло отзываются о ней, как о люби­мой учительнице русского языка и литературы, классной руково­дительнице. Посылаю две фото­графии: семейную и служебную, времен 30-х годов.

Бородкин В. С. – заместитель председателя исполкома Благо­вещенского райсовета:

– По Вашей, тов. Чуриков, просьбе относительно социально­го происхождения Селезнева П. Т. мы попросили краеведов побеседовать со старожилами города, с коллегами бывшего председателя нашего райиспол­кома по работе, его родственни­ками. Здесь помнят семью П. Т. Селезнева как трудолюбивую, высоконравственную и в высшей степени порядочную. Не было никакого основания причислять его самого и его семью к классу эксплуататоров и дере­венских мироедов.

Вохмистров Иван  Васильевич, пенсионер (г.  Мелеуз):

– В то довоенное время, бу­дучи секретарем Васильевского сельсовета, я встречался с Се­лезневым П. Т. Это был забот­ливый и вместе с тем требова­тельный советский руководитель, одной из основных задач считал подъем колхозного производства, часто посещал села, присутство­вал на собраниях, беседовал с людьми, вникая в нужды колхозников, на месте решал со­циальные проблемы.

Арсланов Аниар Исламович, член Союза журналистов СССР (г. Благовещенск):

– Уважаемый Иван Иванович! Прочитали Ваши очерки о Селез­неве П. Т. и Кризовском Б. Т., которые вместе работали в Бла­говещенске. По решению партий­ных и советских органов нашего города создаем историко-краеведческий музей. Пришлите, пожалуйста, имеющиеся о них ма­териалы, письма, фотографии, ад­реса  родственников.

Исякаев Тимергяли Гайфуллович, сын председателя колхоза «Ирик»  (г. Каменск- Уральский):

– После ареста моего отца я скитался по детским домам. Учился в русском школе, свой язык почти забыл. До сих пор не знаю дальнейшую после заклю­чения судьбу отца, домой он не вернулся.

А вот ответ, пришедший на запрос из Стерлитамакского ГОВД:

– Разыскиваемый Вами Рамеев Усман Хайруллович, 1908 года рождения, бывший главный зоо­техник Мелеузовского района, осужденный на 15 лет, в городе Стерлитамаке прописанным не значится. Были опрошены жите­ли улицы Советская (бывшая Абдрашитовская, где жил Рамеев У. X. до учебы в Саратовском сельхозинституте). Установить его адрес не удалось.

И совсем недавно И. Чуриков получил письмо с зарубежным штемпелем: «Израиль, г. Тель-Авив».

Пишет Рафаил Гесселович (Эду­ардович) Саков, племянник Бо­риса Тимофеевича, сын сестры Кризовского – Серафимы Тимо­феевны:

– Дядя в юные годы был во­жаком молодежи. Во время граж­данской войны вся семья Кризовских активно участвовала в борьбе за Советскую власть на Украине. Абрам Кризовский, дядя Бориса Тимофеевича, перевел через фронт на советскую сто­рону двух высших командиров, которые застряли ранеными в Вильно, и за это награжден боль­шой денежной премией. Отец Ра­фаила служил в РККА краскомом, пока не заболел тифом.

До 22 июня 1941 года мы про­живали в Вильно. Были эвакуи­рованы последним эшелоном за несколько часов перед вторже­нием немцев. В эвакуации жили в Ульяновске, потом в Самар­канде. Здесь отец мой работал электротехником в военном гос­питале, городской электростан­ции. В 1946 году, как бывшие польские граждане, переехали в Польшу, а с января 1950 года живем в Израиле. Отец умер в 1957 году, а маме ныне 87 лет.

Написать Вам письмо побуди­ли два чувства: благодарность за память о моем дяде совсем не­знакомого человека из далекой Башкирии и злость на тех (Гит­лер, Сталин), которые истребили всю нашу большую семью и ос­тавили меня на чужбине почти совсем без родственников. Жму с благодарностью Вашу руку. 24.12. 1989 года.

На запрос о месте захоронения Б. Т. Кризовского И. Чурикову из Москвы ответили:

– В материалах Военной кол­легии Верховного Суда Союза ССР интересующих Вас сведений не имеется. Прекращенное дело в отношении Кризовского Б. Т. в октябре 1957 года было направ­лено в КГБ Башкирской АССР, ку­да Вы можете обратиться. Зам. начальника секретариата Военной коллегии Верховного Суда СССР В. Полуянов.

Комитет государственной безо­пасности Башкирской АССР, г. Мелеуз, средняя школа № 2,­ И. И. Чурикову:

 

Брат Кризовского – Либкнехт Тимофеевич.

 

– Сообщаем, что следствие в отношении Кризовского Бориса Тимофеевича, 1896 года рожде­ния, уроженца гор. Вильно (Поль­ша) велось в городе Уфе, со­держался он во внутренней тюрь­ме. На следствии и суде винов­ным себя признал. Приговор в отношении его приведен в ис­полнение. Захоронен на Сергиев­ском кладбище гор. Уфы. Вопрос о соответствующем оформлении мест захоронения на Сергиев­ском кладбище входит в компе­тенцию Комиссии Верховного Совета Башкирской АССР по увековечению памяти жертв реп­рессий, куда в случае необходи­мости Вы можете обратиться.

Из числа жителей г. Мелеуза никто в качестве свидетелей по делу Кризовского Б. Т. не до­прашивался. Куликов Леонид по архивным материалам на Кризов­ского Б. Т. и Кризовского В. Б. не проходил. Председатель Ко­митета госбезопасности Башкир­ской АССР В. А. Поделлкин.

От автора

Символично, что Кризовский Б. Т. и Селезнев П. Т. – оба 1896 года рождения, большевики с 1919 года, в 30-е годы вместе тру­дились в Благовещенском и Мелеузовском районах, даже жили в Мелеузе в одноэтажном дере­вянном доме по улице Ленина, № 77. Здесь же их арестовали, потом уничтожили.

История близко свела судьбы этих людей. Они жили, работа­ли, боролись за правое дело и умерли как большевики во имя будущего.

И. Чуриков, учитель школы № 2.

 

Когда верстался номер, автор публикации получил сооб­щение: 19 апреля 1990 года Баш­кирский обком КПСС отменил решение Мелеузовского райкома ВКП(б) от 28 октября 1937 го­да об исключении Селезнева П. Т. из партии, полностью реа­билитировал его посмертно.

Б. Т. Кризовский также восстановлен в партии (Посмертно).

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *