Были ли Русы неграмотными

Славнин, Ю. Были ли Русы неграмотными [Текст] / Ю. Славнин

// Красная звезда. – 2010. – 22 июня. – С. 21.

 

         Вынесенный в заголовок вопрос весьма уместен при знакомстве с усто­явшимися представлениями о восточных славянах в раннем Средневе­ковье. Наши предки, если верить иным историкам, еще в VII – VIII веках вели чуть ли не «полуживотный» образ жизни, пока не «цивилизовались» под влиянием западных соседей.

         Но далеко не все исследователи придерживаются такого мнения. Один из них – В. П. Грибковский. Его размышления на тему славянского письма до Кирилла и Мефодия заслуживают внимания, хотя, разумеется, они – не истина в последней инстанции, и исследования культуры древних сла­вян требуют продолжения.

         В нашу эпоху Интернета каждый имеющий доступ в глобальную ин­формационную сеть может самостоятельно сформировать свое мнение на эту тему. Конспективно же взгляды В. П. Грибковского и солидарных с ним авторов таковы.

         Принято считать, что у славян до кириллицы никакого другого письма не было. Такое мнение дав­но уже превратилось в неоспори­мую догму. Научные журналы в со­ветские годы не принимали к пе­чати статьи, авторы которых пыта­лись доказать существование у славян письма до начала просвети­тельской деятельности Кирилла и Мефодия. И неудивительно, что по решению ЮНЕСКО 863 год, первый год пребывания Кирилла и Мефодия в Моравии, признан го­дом создания славянской азбуки.

НАША СПРАВКА

Кирилл и Мефодий (в миру Константин, по прозвищу Философ, 827—869 гг.) и Мефодий (в миру Михаил, 815—885 гг.) – братья из города Солуни (нынеш­ний греческий город Салоники). Их отец командовал одним из визан­тийских воинских подразделений. Известны как проповедники хрис­тианства среди славян. На основе символики родного греческого алфа­вита создали оригинальную систему письменности – «глаголицу». После смерти братьев их последователи усовершенствовали глаголицу с уче­том возможности передать нюансы славянского наречия и дали ей новое имя – «кириллица», в честь старше­го брата, Кирилла, особенно много трудившегося над алфавитом. Ки­риллическая алфавитная графика широко распространилась среди южных и восточных славян, став родной для болгар, сербов, македон­цев, белорусов, русских и украинцев.

         Понятно, что гипотеза о существовании православной письменности противоречит представлению об отсталости славян по сравнению с другими народами, вывод о которой вытекает из труда Н. М. Карамзина и его последователей. Со школьных лет многим поколе­ниям россиян внушают, что в те времена, когда уже существовали цивилизации Египта, Персии, Гре­ции, Рима, в Центральной и Вос­точной Европе жили какие-то ди­кари, получившие свет знания от римлян. В московском княжестве эту точку зрения усиленно насаж­дали лукавые выходцы из Визан­тии, вынужденные переселиться на север после падения империи с центром в Константинополе. Они, кстати, приложили немало усилий для насаждения вражды между русскими царями и турецкими султанами.

Кирилл и Мефодий у хазар. Книжная иллюст­рация, 1613 г.

         Дмитрий Байда отмечает, что в процессе   работы   над   книгой «Язык в естественных науках и высшей школе» (Минск, 1999) он совершенно неожиданно для себя обнаружил, что вопрос о докириллическом письме поднимался уже во времена изобретения славянс­кой азбуки. Кому, как не ученикам Кирилла, лучше других было знать, как создавалась кириллица (или глаголица). В «Паннонском житии» Кирилла (было составлено в конце IX в. в Моравии или Паннонии одним из учеников Кирил­ла и Мефодия) утверждается, что Кирилл задолго до того, «как им была создана азбука, побывал в Крыму, Карсуни ХЖерсонесе. – Ред.) и привез оттуда Евангелие и Псалтырь, изображенное русскими буквами». Сообщение о книгах из Карсуни содержатся во всех 23 списках «Жития», как восточно-, так и юж­нославянских.

         Сейчас стало известно из арабс­ких источников, что уже в 40-х го­дах IX века среди восточных сла­вян были крещеные люди. Именно для них священные книги христи­ан были изложены русскими бук­вами, существовавшими до Ки­рилла и Мефодия. Имеется также диплом папы Льва IV (847-855 гг.), написанный такими буквами.

         Сведения о наличии у славян в докирилловскую эпоху какого-то письма содержатся в работах арабских авторов Ибн Фодлана и Эль Массуди, персидского историка Фахр ад Дина, ряда других ученых и путе­шественников.

         Екатерина II, кото­рой не было резона заискивать перед сво­ими подданными, в своих «Записках каса­тельно русской исто­рии» писала: «…славя­не древнее Нестора письменность имели, да оные утрачены и еще не отысканы и по­тому до нас не дошли. Славяне задолго до Рождества Христова письмо имели».

         Н. А. Павленко в фундаментальной мо­нографии «История письма» (Минск, 1987) обсуждает шесть гипотез происхожде­ния кириллицы и гла­голицы, причем при­водит доводы в пользу того, что и глаголица, и кириллица были у славян в дохристианс­кие времена. Русский историк XIX века, доктор философии и магистр изящных наук Е. И. Классен отмечал, что «Славяноруссы, как народ, ранее римлян и греков образованный оставили по  себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просве­щении. Памятники пребудут нав­сегда неоспоримыми доказатель­ствами…».

         Советские историки имели весь­ма ограниченный доступ к зару­бежным хранилищам редких книг, музеям и другим источникам информации. Многие ценные памят­ники письменности им были неиз­вестны. Слабая осведомленность советских историков и лингвистов в вопросах праславянской пись­менности убедительно показана в книге С. Лесного «Откуда ты, Русь?» (Ростов-на-Дону, 1995).

         Это сказалось на их представле­ниях о письменности у восточных славян. Например, считалось, что у славян рунического письма не было и что руны могут быть только скандинавскими или германски­ми. Но в «Сказании о письменах» болгарского монаха черноризца Храбра, жившего на рубеже IX и X веков упоминается о наличии у славян рунического письма: «Прежде убо словене не имяху книг, но чертами и резами чьтяху и гадаху, погани суще».

         Конечно, каких-либо книг сла­вян, написанных рунами, на се­годняшний день не обнаружено. Найдены главным образом надпи­си на могильных плитах, на до­рожных знаках, на оружии, кера­мической посуде и дру­гих предметах домашнего обихода, на украшениях, монетах, наскальные надписи.

         Настоящим открытием в исто­рии языка стали результаты много­летней работы Г. С. Гриневича, до­казавшего, что уже 7 тысяч лет на­зад у славян было оригинальное письмо, которым исполнены тэртерийские надписи (V тысячелетие до н.э.), протоиндийские надписи (XXV-XVIII вв. до н.э.), критские надписи (XX-XIII вв. до н.э.), эт­русские надписи (VIII-II вв. до н.э.), древние надписи Сибири и Монголии.

НАША СПРАВКА.

Новейшие данные археологов показывают, что в Сибири, Монголии и даже в север­ных районах Китая некогда обитали индоевропейцы. В 2003 – 2005 годах китайские археологи совместно с американскими коллегами обнару­жили захоронения, которым более четырех тысяч лет. Они находятся на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района. Это север­ная часть Тибета. Погребенные лю­ди не имеют практически ничего об­щего ни с китайцами, ни с современ­ными жителями Тибета. Это были светловолосые, высокие люди с европеоидными чертами лица. Генети­ческий анализ показал, что древние обитатели Северного Тибета несли в себе гены как европейцев, так и жителей Сибири.

         Маститые ученые в течение де­сятилетий не допускали в печать статьи Г. С. Гриневича о праславянских рунах. И только сейчас поя­вилась возможность познакомить­ся в полном объеме с открытием Гриневича по его двухтомной мо­нографии «Праславянская пись­менность. Результаты дешифровки» (М., т. I, 1993; т. II, 1999) и большому обзору «Сколько ты­сячелетий славянс­кой письменности. О результатах дешиф­ровки праславянских рун» (М., 1993).

         Гриневичи удалось собрать немало над­писей, исполненных письмом типа «черт и резов» и приведен­ных в различных, по­рой труднодоступных изданиях. Всего было рассмотрено 150 над­писей на предметах, найденных на терри­тории расселения восточных и запад­ных славян и датиру­емых IV-X веками н.э. В это время сла­вянские языки еще мало отличались друг от друга.

        

Кирилл и Мефодий у Папы римского. Итальянская фреска, XI век.

      Достижением Гриневича сторонники его взглядов считают прочтение письма Фестского диска (остров Крит, XVII век до н.э.), который был до этого предметом безуспешного изучения ученых многих стран. Из надписи (всего 241 знак) следует, что племя рысичей (т.е. славян) вынуждено было оставить свою землю «рысиюнию», где на их до­лю выпало много страданий и го­ря. Новую землю рысичи обрели на Крите. Автор текста призывает беречь и защищать эту землю. Это соответствует историческим дан­ным об исходе трипольцев из Поднепровья в начале II тысячелетия до н.э.

      Удалось также расшифровать некоторые из двух тысяч извест­ных этрусских текстов и показать, что они написаны праславянским слоговым письмом. Этруски некогда населяли Аппенинский полуостров, и создали на нем древнейшую цивилизацию, многие достижения которой были унасле­дованы римлянами и другими на­родами Европы.

      С появлением у славян кирил­лического письма слоговая письменность вышла из широкого употребления, однако не исчезла полностью, а стала использовать­ся, по мнению Гриневича, как тай­нопись – например, князьями Барятинскими.

       С позиции нынешнего уровня накоп­ленных знаний можно утверждать, что Ки­рилл использовал славянскую бук­вицу, уже существовавшую в его время и состоявшую из 49 букв. Древняя буквица, подчеркнем, была целостной системой, где каждому знаку соответствовало определенное числовое значение и свой сакральный образ. При этом он изъял пять букв, а четырем дал греческое название. В результате появилась кириллица – церковно­славянская азбука. Во времена Ярослава Мудрого была изъята еще одна буква. Осталось, таким образом, 43 буквы.

        Петр I удалил семь букв, кото­рым соответствовали гласные зву­ки. Кроме того, он ввел новое на­писание сохранившихся 36 букв по западноевропейскому образцу. Ес­ли реформа Кирилла лишила рус­ское письмо горловых гласных, то Петр I «удалил» носовые. Согласно мнению ряда исследователей, это «обеднило» русский язык. Ведь звук – это вибрация определенной частоты, и с помощью звукового воздействия, согласно преданиям, когда-то даже излечивали болезни. Наши предки, видимо, знали тай­ную силу звука, и наличие большо­го количества фонем в древнем языке не было случайностью.

         Надо также заметить, что с древ­них времен известно, что для пора­бощения народа требуется в пер­вую очередь укротить его дух, на­вязав свою «систему координат», мировоззрение, а во-вторых, пода­вить его культуру, оборвав связь с предками, исторической памятью, а корнем любой культуры является родной язык.

 

 

Фреска в Троянском монастыре, Болгария.

         К началу XIX века славянская буквица лишилась еще трех букв (образов). При этом были добавлены три новые буквы – «я», «э» и «ё». Новая реформа русского языка бы­ла проведена наркомом просвеще­ния А. В. Луначарским спустя два месяца после Октябрьской револю­ции. Он был сторонником перевода русского языка на латиницу. В 1929 году наркомат просвещения РСФСР даже образовал комиссию по разработке вопроса о латиниза­ции русского алфавита. В протоко­ле заседания этой комиссии от 14 января 1930 года было зафиксиро­вано: «Переход в ближайшее время русских на единый интернациональ­ный алфавит на латинской основе – неизбежен». К счастью, высшее го­сударственное руководство отверг­ло идею Луначарского и его сто­ронников. Луначарский был сме­щен с поста наркома просвещения и назначен председателем Ученого комитета при ЦИК СССР.

         Реформа Луначарского, как считается некоторыми исследователями, уничтожили «сакральную часть» языка, лишенный образов, русский язык стал безобразным. Сегодня в русском языке – 33 бук­вы. 24 декабря 1942 года приказом народного комиссара просвеще­ния РСФСР В. П. Потемкина было введено обязательное употребле­ние буквы «ё» в школьной практи­ке. Сделано это было по инициа­тиве Сталина, который отказался подписывать постановление Сов­наркома СССР, в котором фами­лии нескольких генералов были напечатаны без буквы «ё». Управ­делами Совнаркома Я. Чадаев не­медленно оповестил редактора «Правды» о желании вождя видеть в печати «ё». И уже в номере за 7 декабря 1942 года в газетных стать­ях появилась эта буква…

         В завершение темы корней куль­туры восточных славян уместно вспомнить о Мавро Орбини, архи­мандрите Рагузском и родоначаль­нике югославянской исторической науки. Он написал на итальянском языке книгу «Славянское царство», изданную в 1601 году в Италии. Спустя столетие ее пере­вели на русский язык по повеле­нию Петра I и напечатали в 1722 году под названием «Книга историяграфия початия имене, славы и расширения народа славянского и их Царей и владетелей под многи­ми именами и со многими Царствами, Королевствами и Про­винциями».

         На основании изучения много­численных исторических источни­ков Орбини утверждал, что сла­вянский «народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во Все­ленной; разорил Перейду, владел Азиею и Африкою, бился с египтяна­ми и с великим Александром; поко­рил себе Грецию, Македонию. Иллерическую землю; завладел Морави­ей, Шленскою землею, Чешскою, Польскою и берегами моря Балтийс­кого, прошел в Италию, где многое время воевал против римлян». Куль­тура, которой обладали в то время наши предки, ни в чем не уступала западноевропейской или визан­тийской.

Юрий Славнин.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *