Улица моя Октябрьская

Баязитов, С. Улица моя Октябрьская [Текст] / С. Баязитов

// Путь Октября. – 1971. – 6 ноября. – С. 4.

 

С нею я знаком с самого рождения. Тогда у нее и наз­вания-то не было. Весь этот угол по речке Мелеузке назы­вали Костромой. Наверное, потому, что жил здесь в основ­ном бедный люд и многие семьи когда-то переселились сюда из Костромы. Маленькие лачужки с соломенными кры­шами, плетневые изгороди, плетневые завалинки… Такой вспоминается мне моя улица. Такой она была в семнадцатом году.

Весть о революции дошла и до нашей улицы. Новая жизнь захватила всех нас. В Мелеузе была установлена советская власть. А в 21-м году зашел разговор и о улицах. Соседнюю стали именовать Смоленской в знак того, что на этой улице, в кирпичном доме Ярмухамета Альмухаметова (на этом месте сейчас молочный магазин) раз­мещался штаб Смоленского полка. А нашу назвали Октя­брьской, в честь Октябрьской революции. Решение сельского Совета совпало с желанием жителей улицы – все мы привет­ствовали Советскую власть, приняли ее без колебаний.

Год от года улучшалась на­ша улица. В 1929 году органи­зовался колхоз «Мадани поход». Я был его председате­лем и помню, что среди первых вступил в колхоз Петров с нашей улицы. Вступали и дру­гие.

Жизнерадостнее стала Ок­тябрьская. В дома стал прихо­дить достаток, наряднее стали люди. Да и сами дома не гля­дели уныло, как раньше. Поти­хоньку исчезала солома с крыш, подновлялись дома. Еже­годно, 7 ноября, отмечая оче­редную годовщину Октября, мы как бы отмечали и день рождения своей улицы.

Тяжелое испытание пришло на Октябрьскую, как и во все дома нашей страны. Ушли мужчины на фронт защищать родную землю от фашистских захватчиков. Сколько стону, горьких рыданий услышала улица за четыре года войны… Похоронная за похоронной… Только у нас под Сталингра­дом погибли двое сыновей, Искандер и Павел. Не верну­лись наши соседи Данил Тулатов, Ефремов, Пестов, отец с сыном Егор и Иван Буровы и многие другие, они сложили свои головы на полях сраже­ний. А 9 мая, когда, наконец, дождались известия о Победе, конце войны, – что было на Октябрьской!.. Высыпали все на улицу, поздравляли друг друга, обнимали, целовали, пла­кали, смеялись, пели. И хотя почти в каждой семье было го­ре и уж нельзя было дождать­ся с фронта мужа, отца или сына, все же радость покрыва­ла горе.

26 лет прошло с того дня. Как изменилась моя Октябрь­ская!.. Высокие, светлые дома. Над крышами, из шифера и железа возвышаются телевизи­онные антенны. По двум сторонам ее тянутся аллейки топо­лей, березок. В саду каждого дома по весне цветут яблони. А как расстроилась она! Раньше-то всего и было, что от речки до улицы Московской. Сейчас же с каждым годом все больше, краше Октябрь­ская.

В начале улицы – детские ясли, где целыми днями с за­ботливыми воспитателями и нянями проводят время малы­ши. В конце – хороший продо­вольственный магазин. Не так давно неподалеку от него вы­рос прекрасный больничный городок. А буквально в этом поду вступило в строй многоэтажное здание профтехучили­ща почти напротив школы № 1… И сколько еще вырастет таких зданий. Через десяток лет пашу улицу совсем будет не узнать…

Как-то и незаметно, но за 54 года изменились и люди. Когда я об этом думаю, мне все время вспоминается пора моего детства. На нашей улице жили люди различных национальностей – татары, чуваши, русские. Мать у меня была русская,   отец – татарин. Но я помню, как обижали мать со­седи. Нередко когда она несла от колодца ведра с водой, ре­бятня, по наущению взрослых, пыталась опрокинуть их. Меня же, за то, что я был крещеным, татары называли «Егор­кой», а русские – «гололобый». Сейчас на Октябрьской также живут и русские, и башкиры, и чуваши, и татары. Но нацио­нальность в наших взаимоот­ношениях уже не играет ника­кой роли. Все мы как одна семья.

Вот такая моя улица Ок­тябрьская…

С. Баязитов, заслуженный учитель школы

БАССР, старейший житель Мелеуза.

 

Один комментарий к “Улица моя Октябрьская”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *