Счастливая доля. Кузмичевы

Листова, Л. Счастливая доля [Текст] / Л. Листова

// Путь Октября. – 1971. – 6 ноября. – С. 2.

Мария Васильевна любит вспоминать прошлое. Не потому, что оно было сладким и хорошим. Именно по той причине, что в этом прошлом и ей, и ее семье пришлось хлебнуть горюшка досыта, Мария Васильевна и рассказывает внучатам, правнукам о нем. Да и отчего ему быть сладким, если жили в бедности, из работников не выходили. Семья до 17 душ доходила, а землицы-то своей, можно сказать, и не было. Дети, кто покрепче выживал, а многие в младенчестве помирали. В один год у Марии Васильевны четверо ее крошек померло. И дума одна только и была, что о куске хлеба.

Вот такую нелегкую жизнь прожила Мария Васильевна. Ей сейчас девяносто с лишним. И она – главный корень, от которого пошли все Кузмичевы – Иван Федорович, Борис Иванович, Владимир Иванович, Василий Иванович и дальше.

Иван Федорович Кузмичев, сын Марии Васильевны, – старейший член колхоза. Сейчас он на пенсии. В ватных брюках, душегреечке (только что пришел со двора), он сидит на маленьком детском стульчике, пересыпает из рук в руки махорку, и, время от времени, понюхивая ее, ведет неторопливый свой рассказ.

– Как колхоз стали организовывать, все бедняки туда потянулись. Ну и мы тоже. Отвели корову да две лошади – все наше богатство. Тогда мы еще в Ировке жили. И у нас в душах рассвет наступил. По-новому жить стали. Потом в тридцать первом, когда смыкались колхозы, мы сюда переехали. Теперь этот хутор Рассветом называется. И косил, и молотил, все работы, куда ни отошлют, выполнял… А как колхоз чуть окреп, да техника стала появляться, меня на курсы трактористов послали…

Вернулся Иван Федорович с курсов – и на трактор. С тех пор почти до самой пенсии зимой и летом на этой машине –  пахал, сеял, бороновал, жал, подвозил корма к ферме. Да разве мало работы у тракториста. Особенно после войны, когда в деревне мужиков совсем, мало осталось. Из ушедших на фронт 50 односельчан не вернулось. Один из них – старший сын Кузмичевых – Александр. В этом году всем им, сложившим головы на полях сражений, сельчане поставили памятник.

Другие дети Ивана Федоровича и Ольги Дмитриевны не успели уйти на фронт – война окончилась. Сейчас все они взрослые, сами родители. Дочери – Настя, Маруся и самая младшая Валентина вышли замуж и выпорхнули из родительского гнезда. Две живут в Мелеузе, одна в Салавате. Все у дела. А сыновья остались в родном Рассвете. Живут неподалеку от родителей. Борис Иванович – электрик, Василий – комбайнер, Владимир, младший из сыновей, – шофер. Борис и Василий – в своих домах, а Владимиру колхоз предоставил квартиру.

– Из 32 дворов переселившихся сюда из Ировки, осталось на хуторе 11, пять из которых – Кузмичевы, – не без гордости подчеркивает Иван Федорович.

Пятая семья – это семья младшего брата Ивана Федоровича – Петра Федоровича, скотника молочнотоварной фермы.

Пятнадцать внуков у Ивана и Ольги Кузмичевых. Только у Бориса трое сыновей. Старший Миша служит в армии, а Юра и Саша – еще школьники. Четверо детей у Василия, у Володи еще только один сын Игорек. Но уже просит подержаться за руль…

О Кузмичевых в колхозе «Смычка» ходит добрая слава как о людях  хороших, работящих. Золотые руки у электрика Бориса. А портрет Владимира – на колхозной  Доске почета. Он же гвардеец жатвы этого года. Да и сам Иван Федорович нет-нет да по-стариковски поможет колхозу – где телегу, санишки подладит, на ферме подсобит.

Нередко все семейство собирается в отцовском трехстенке.  И хоть широка неба, а яблоку упасть негде.

– Ничего, уместимся, коли уж в маленькой избушке, всем места хватало, – шутит Ольга Дмитриевна, – и подает на стол свою стряпню.

А потом, когда останутся втроем – Мария Васильевна,  Ольга Дмитриева, Иван Федорович – им хватает разговоров о детях, жизни.

–  Ишь,  красавцы  какие, – покачивая головой, – скажет  Мария  Васильевна. – Одеты, обуты. Сердце радуется.

– Вспомнишь, как жили и уже не веришь, было ли такое, когда в доме ничегошеньки, все голодные, холодные, – подхватит Ольга Дмитриевна.

– Эх, жизнь коротка, мать. Попозже бы нам родиться, – шутит Иван Федорович и почему-то вдруг сразу переходит на другое:

– Слышали, комбайн придумали свеклоуборочный. Сам эту свеклу вытаскивает, корни обчищает, обрезает. Может, скоро появится и у нас эта машина…

Вот такая хорошая семья живет в Рассвете. Обыкновенная, что ни на есть, какую встретишь в каждой деревне. Семья, которая благодаря советской власти, смогла подняться из нищеты, утвердить себя как равноправного члена новой жизни.

Л. Листова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *