Любимые уроки. Архипова Любовь Ивановна

Сыпченко, Е. Любимые уроки [Текст] / Е. Сыпченко

//Путь Октября. – 1985. – 5 октября. – С. 3.

 

Когда прозвенел звонок, в класс вбежал взъерошенный Шарафутдинов. Многозначительно посмотрев на нас, он заявил:

– Ребята, а по литературе у нас новая учительница будет.

Думать и гадать, что из себя представляет новая учительница, нам  долго пришлось. Дверь открылась и в класс вошла красивая пожилая женщина со спокойным взглядом.

Оглядев нас и кивнув головой на наше приветствие, она подошла к окну.

– Смотрите, старушка, пошла с сумками. Кто из вас непременно помог бы ей?

Не прошло и секунды, как весь класс, громыхая стульями и столами, очутился у окна. Но как ни всматривались мы в окрестности школьного двора, так ничего и не увидели. Вокруг росли аккуратные кустики акаций и клумбы цветов. Ожидаемой старушки, согнувшейся под тяжестью непомерной ноши, не было.

       – Обманула, – тихо буркнул кто-то, и мы, разочарованные, расселись по местам.

       – Ну почему же обманула? – новая учительница недоуменно смотрит на нас. – Разве редко можно встретить на улице бабушку с тяжелыми сумками? Неужели все вы прошли бы мимо?

– Как это так, прошли бы мимо? – из-за стола поднялась маленькая смуглая девочка с толстой косой. – У нас классе нет таких. Правда, ребята?

По классу прокатился одобрительный шепот.

– Хорошо, – согласилась учительница. – Вы мне сейчас сочинение напишете на эту тему. И уж потом посмотрю, кто из вас настоящий пионер, – отложив в сторону книгу, она продолжила: – А сейчас давайте познакомимся.

Новую нашу учительницу по русскому языку и литературе звали Любовь Ивановна Архипова. Еще в младших классах мы часто встречали ее не перемене, и она казалась нам строгой и недоступной. Тогда мы, конечно, не могли знать, что Любовь Ивановну просто невозможно вывести из обычного спокойного состояния. Часто бывало так:

– Рамиль, ты почему не готов к уроку? – взрослый парень, бормоча что-то неопределенное, мнется у стола. – Садись, я тебя завтра обязательно спрошу.

Пока Рамиль садится за парту,  я недолумеваю: «Как же это так? Уже который раз наш Рамиль не готов к уроку, и Любовь Ивановна снисходительно прощает его?»

Этот вопрос я не замедлила задать учительнице в одной из письменных работ, когда она просила написать об уроке литературы. Я, конечно, ожидала, что Любовь Ивановна сокрушенно покачает головой, и скажет:

 – Да, Женя, ты права! И как это раньше мне не пришла в голову такая гениальная мысль: наказывать наших ребят двойками в журнале. Спасибо большое, я учту твои замечания.

Таким, примерно, я представляла этот разговор. Но через несколько дней, перебирая листочки наших работ, Любовь Ивановна сказала:

– Видишь ли, Женя, я могла бы поставить двойку и Рамилю, и Наилю, оставить их в покое, не задавать лишних вопросов.
Но… – Любовь Ивановна смотрит на ребят. – Но я хочу, чтобы они не теряли веру в себя. Хочу заставить их заниматься  и не оставлю в покое! Поняла?

Я кивнула и погрузилась в глубокое раздумье.

– А спрашивать вас я теперь буду строже, пообещала Любовь Ивановна. – Берегитесь, пощады никому не будет.

Все сказанное было адресовано в первую очередь Наилю и Рамилю. В голосе нашей учительницы слышались отдаленные нотки: «А ну-ка, докажите, что вы не такие. Вы лучше, намного лучше»,

В нашей школе № 8 Любовь Ивановну уважают все. По-иному относиться к этому доброму, отзывчивому человеку нельзя. С самого первого урока Любови Ивановны мы почув-ствовали к ней доверие и уважение.

Е. Сыпченко,

юнкор.

На снимке: Л. И.  Архипова

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *