Рабочая закалка. Кудяков Сте­пан Семенович

Коханова, Р. Рабочая закалка [Текст]

/ Р. Коханова ; фот. Л. Сорокиной

// Путь Октября. – 1977. – 10 марта. – С.  2.

                  Волнующее событие

Вот уже который вечер под­ряд, придя с работы домой, Сте­пан Семенович Кудяков, сле­сарь-ремонтник Мелеузовского молочно-консервного комбината, наскоро умывшись и поужинав, садится за стол и пишет. Дела­ет он это потихоньку, не торо­пясь. Напишет – прочитает, так ли.

– Что ты там чертишь, Сте­пан? – не выдержала как-то же­на, полюбопытствовала.

– Да это я по работе.

Ответив так Евдокии Иванов­не, Кудяков впервые, пожалуй, покривил душой. На самом де­ле вот уже который вечер под­ряд осуществляет он давнее свое желание: написать большее письмо в Москву, в Централь­ный Комитет партии, Генераль­ному секретарю Л. И. Бреж­неву.

Возникла такая мысль у него не сразу. На склоне лет начал он частенько размышлять о своей жизни. И как-то раз со­брал ее всю – прежнюю и нынешнюю – сопоставил, взвесил и пришел к выводу: надо напи­сать.

Нелегко ему далось это пись­мо, долго обдумывал каждое слово. Степану Семеновичу все казалось, что со своим кое-как полученным четырехклассным образованием не сумеет найти он таких слов, чтобы не только рассказать о своей жизни, ра­боте, планах, но и выразить то особое чувство благодарности и признательности, какое испыты­вал он сейчас к партии, к Со­ветскому правительству. Все же от мысли своей решил не от­казываться, и, когда письмо, наконец, было написано, посове­товавшись с тогдашним началь­ником цеха Александром Алек­сеевичем Балабановым, с товари­щами по работе, услыхав от них – добро, отправил его в Москву.

На ответ особо не рассчиты­вал, знал кому пишет, но и возможности такой не исклю­чил. И потому, отправив пись­мо, начал ждать.

… Телефонный звонок был длинным, резким – так обычно звонят с междугородней стан­ции. Звонили из Уфы – просили позвать к телефону Кудякова.

Степан Семенович с волне­нием взял трубку, кто бы мог это быть? Безымянный голос сказал ему, чтобы он не отлу­чался с работы до прибытия из Уфы людей. Каких именно, Кудяков не смог разобрать, то ли от волнения, то ли из-за плохой слышимости.

         Со времени отправления письма прошел месяц. На улице стояла июньская жара. Что звонок связан с письмом Л. И. Брежневу, он понял сразу, потому как с тех пор потому как с тех пор затаилась в нем что-то в ожидании. И сейчас ожидание это выплало наружу, захлестнуло сердце, заставив его биться тревожно, беспокойно. Впервые у него в жизни работа в этот день не клеилась.

Промаялся так несколько долгих часов. И только когда подошла к концу вторая смена, вызвали его в кабинет парторга.

Желая подбодрить себя, пошел бодрой походкой. У двери снова замялся, в нерешительно приоткрыл ее.

– А вот сам Кудяков, – раздался чей-то голос. В кабинете кроме своих, были два незнакомца. Один из них, с большим конвертом в руке подошел Степану Семеновичу.

– Товарищ   Кудяков, Вам письмо из Центрального Комитета, от Леонида Ильича Брежнева. Вручаем лично в руки …

«Очки  дома забыл» – мелькнуло в голове. Тем временем весть о письме, мгновенно облетев весь цех, собрала товарищей по работе.

– Степан   Семенова если не секрет, прочти,  пожалуйста всем,  о чем пишет тебе Леонид  Ильич? – просили его со всех сторон.

– Да без очков я… Ну-ка Федя, ты поглазастей, почитай всем.

Затаив дыхание, сплотившись тесным кольцом вокруг товарища, слушали рабочие смены волнующие строки письма.оплот

 «Уважаемый товарищ Кудяков! Ваше письмо вызвало у меня глубокое удовлетворение сообщением о трудовых успехах, высказанными в нем теплыми чувствами в адрес Центрального Комитета. Сердечно благодарю за проявление высокого патриотизма. Уверен, что он и впредь будет служить Вам надежным источником творческого, высокопроизводительного труда.

Желаю Вам и Baшим товарищам успехов в выполнении принятого встречного

 

 

 

 Коханова, Р. Рабочая закалка [Текст] / Р. Коханова ; фот. Л. Сорокиной

// Путь Октября. -1977. – 12 марта. – С.  2.

                 Страницы биографии

Жизнь Кудякова – это прежд всего труд, биография – трудовая биография. Да и могла ли его жизнь быть другой? Бедная многодетная семья, он – самый старший. Первые колхозы. Мальчонкой пахал, по ночам пас лошадей. Работал кем поставят, но что характерно – всегда со старанием, всегда в первых рядах. Может, поначалу это было стремление заработать, быть отмеченным: давали ему как пре­мию и барана, и поросенка, и теленка, и на костюм. Желание это вполне объяснимо. Но очень скоро образцовый труд стал для него нормой, трудом для других и потом лишь для себя.

Жена – из одной же с ним деревни Узи, поженились они в тридцать восьмом году – старалась в работе не уступать ему. В том же году в жизни Кудякова свершились два события: родился сын Сергей, а Степана Семеновича призвали в армию.

Из армии вернулся со знач­ком «Отличный разведчик». По­дселился с семьей у отца в Ленинабаде, куда тот переехал, после смерти жены.

Вскоре война забросила его на Дальний Восток, Курилы, Сахалин. Охрана восточной  границы от японских агрессо­ров, бои за Южный Сахалин. Летом 1946 года разведчик Степан Семенович Кудяков, чьи действия в боях с японцами были отмечены медалью «За победу над Японией», благодар­ностями от Верховного Главно­командующего, демобилизовал­ся и вернулся в Ленинабад.

 Сразу же устроился работать кузнецом. В пятьдесят первом году заболел Сергей, и врачи поставили условие – сменить климат. Так Кудяковы снова оказались на родной земле,  в Мелеузовском районе. К тому времени сыновей было двое, в мае сорок седьмого родился второй сын, которого назва­ли Павлом.

Работать пошел на молочно-консервный комбинат слесарем-ремонтником. Было ему тогда тридцать пять. С того времени консервный цех стал вторым домом для бывшего кузнеца, бывшего разведчика Кудякова.

 Труд слесаря не измерить ни количеством выданной продукции, ни отработанными часами. Главное мерило здесь – качество. Обеспечивают вверенные тебе станки и машины бесперебойность технологического процесса – значит, хороший слесарь, нужный для производства человек. Вот почему Кудяков – уважаемый всеми работник и авторитетное лица  на комбинате. Такому слесарю не то что свою – чужую технику можно доверить. И доверяли. Понадобился на Оренбургском молокозаводе специалист вакуум-аппаратам – давай Семенович, помоги коллегам о оборудование пустить. Съездил помог.

Одно ли знание здесь необходимо? Конечно же, нет. Еще одна черта кудяковского характера – безотказность, готовность в любую минуту прийти на мощь людям.

Черта эта доставила в свое время немало беспокойств его жене и детям. Ночью, бывало, только уляжешься – стучат окно: «Выручай, Семенович, турбина полетела». Что ни день – на работе задерживается. Иной раз и умыться не успеет – уводят. Ой, и сердилась я на него. Бери, говорю, койку и  спи на работе. Он ведь не только вакуумы, все переделы знает». Это слова жены. Но мне больше запал в душу ответ Кудякова: «Конечно, поработаешь столько, все будешь знать, да не только свое. А я xoть сегодня, хоть завтра скажу:  если человек привык, ему и работать нетрудно».

Со стороны может показаться – действительно нетрудно, раз тебе нравится копаться с деталями. В действительности же не совсем так. Это сейчас все усовершенствовано, сделано с расчетом и на то, и на это. А лет десять тому назад картина была иная. Взять ту же сушилку. Ее ремонтировать надо, а температура внутри девяносто градусов. Ты же не будешь ждать, когда она остынет, задача – как можно скорее пустить ее в строй. Надеваешь стерильный костюм, чулки, чепчик – «не хуже, чем у хирурга» – и начинаешь менять подшиники. Если удавалось сделать за тридцать минут – больно хорошо. Раза два, правда, терял сознание, зато сколько раз выручал цех. Но так было раньше, а сейчас в сушилке не упадешь. Сейчас, если включить вентилятор, в сушилке, по словам Кудякова, чай пить можно. Это один рабочий эпизод, один из многих.

В последние годы говорят о смежных профессиях. Степан Семенович не смежник, но если понадобится какой-нибудь, аппаратчице отлучиться по срочному делу ненадолго, всего лишь на несколько минут (больше не положено), Кудяков всегда выручит. Посмотрит за аппаратами – правильно ли идет выпаривание молока – подправит, коли что не так. Потому как знает он не только оборудование, но и технологию самого процесса: сколько, чего, как должно все быть. В цехе закрепилось за Кудяковым прозвище не прозвище – метко брошенное кем-то на ходу слово «доктор». Поначалу сам не знал как отнестись к нему – вроде и не обидное слово,а с юмором. Может посмеяться кто вздумал? Ну, какой он доктор? Слесарь он. Даже замечание кой-кому сделал, но обиду дома рассеяла жена:

– Это ведь за мастерство твое тебя прозвали люди. Ты же любой аппарат в цеху наладить можешь, как бы от недугага лечишь. Что в этом плохого? Правильно, так и есть – доктор.

С годами на комбинате обновляется оборудование. Вместо прежних вакуум-аппаратои (самый ответственный участок цеха) на 1000—1500 килограммов испаренной влаги в час стоят в цеху мощные двухкорпусные восьмитысячники беспрерывного действиями. И по прежнему Кудяков – один из оснывных наладчиков оборудования, начиная с мелкого и кончая сам сложным. Во многом этому способствовал тот факт, что в установке и пуске нового оборудования он принимал самое непосредственное участие. Не случайно именно он много лет возглавлял бригаду слесарей. А бригадиром, как известно, ставят того, кто имеет опыт, влияние на товарищей, пользуется  авторитетом у администрации.

Р. Коханова.

Коханова, Р. Рабочая закалка [Текст] / Р. Коханова ; фот. Л. Сорокиной

// Путь Октября. -1977. – 15 марта. – С.  2.

 

                            Чувство высокой ответственности

– Мы ценим Кудякова не только как исполнительного, знающего свое дело слесаря, но и как хорошего товарища, нас­тавника молодежи. Взять хотя бы дежурство в дружине, вы­езды в колхозы. В любом слу­чае мы видели перед собой безотказного, трудолюбивого, добросовестного человека. Та­ким он всегда был и есть. Даже сейчас, перешагнув пенсион­ный возраст, Степан Семенович не покинул рабочее место, тру­дится и воспитывает молодых рабочих, – так охарактеризовала Кудякова начальник цеха Нина Степановна Шевченко.

Прошло двадцать шесть лет. Бессменный бригадир слесарей, ударник коммунистического тру­да, отличник социалистического соревнования, чей труд все эти годы отмечался грамотами, бла­годарностями, премиями.

На отдых он не ушел, но мысль о такой необходимости все чаще и чаще волновала его. Пусть не сразу, не так скоро, но уйти все же придется, орга­низм не железный, к тому же перенесший на себе все тяготы его поколения.

«Поработаю пока силы поз­воляют, – решил он про себя, – бригадирство передам кому по­ложено, и на всякий случай надо подготовить кого-нибудь на свое место».

Вскоре бригаду возглавил Федор Новоженин – из моло­дых, хорошо зарекомендовавший себя за восемь лет работы на комбинате. А вот над заменой пришлось подумать. Ученики у него всегда были, приходили и уходили, кто-то оставался, и все же не было пока такого чело­века, кто знал бы свое дело в тонкости, которому он мог бы сказать: «Ухожу я, парень, становись-ка ты на мое место, будь доктором».

Обдумав все, остановил свой выбор на дежурном слесаре — Слесареве Анатолии (и фамилия какая подходящая). Посовето­вался с начальником цеха, с механиком – выбор одобрили. Так, с ноября семьдесят шесто­го года Слесарев Анатолий с двенадцатилетним трудовым стажем как бы вновь становит­ся учеником работает в паре со Степаном Семеновичем, учится его мастерству – разбирает с ним вакуумы, ремонтирует су­шилки. Характерами сошлись сразу – оба спокойные, уравно­вешенные, один терпеливо объ­ясняет, другой все берет на заметку.

Теперь эта главная забота – наставничество, хотя наставлял в своей жизни немало – и уче­ников, и детей. Приходили к нему ребята с восьмилеткой, со средним образованием. Каждого он убеждал: «Работаешь хоро­шо, но об учебе не забывай. Время сейчас такое – знания большие нужны. Не хочешь в институт, иди в техникум, только учись». Слова его доходили до его подчиненных, многие совмещали работу с учебой. Окончил молочный техникум Володя Кочергин, Володя Назаренко накануне защиты дипло­ма, на втором курсе учится Юрий Яценко. Кудяков доволен: делом занимаются ребята, мо­лодцы.

Свой, взгляд на образование сумел внушить и своим сы­новьям. За плечами у старшего Сергея – физмат БГУ, философ­ский факультет и аспирантура Московского университета. Ны­не он старший преподаватель кафедры философии БГУ, кан­дидат философских наук. Вто­рой сын Павел – главный врач железнодорожной больницы од­ного из городов Эстонии. Каждый отпуск дети приезжают к отцу: возможностей хорошо отдохнуть много, но кроме про­чего, они находят здесь добрый совет, поддержку, уют родного очага.

Дочь Татьяна, так та вообще каждый выходной ездит сюда из Кумертау, где работает в дет­ском саду после окончания до­школьного педучилища. Оно и понятно: дома всегда тепло.

Да, пожалуй, он счастлив: работа дает ему большое удов­летворение, дети и ученики ра­дуют успехами. Человеку со­временному явление это кажется вполне нормальным. Но Степан Семенович из уст своих родителей знает и помнит истину другого времени: человек, родившийся в нужде, в нужде и умирал. Так было прежде, а ведь детство его прошло в годы становления Советской власти, когда люди только-только начинали бороться с нуждой. Вот почему Кудяков не считает свою жизнь обычной, для него она счастливая, такая, что лучше и не надо.

Об этом писал он и в письме Л. И. Брежневу, считая своим долгом выразить благодарность партии, провозгласившей своим девизом: все во имя человека, все для блага человека.

Человек дела, Степан Семенович Кудяков и сейчас верен слову – прилагает все усилия к выполнению принятых социалистических обязательств, подходя к этому вопросу с высоким чувством ответственности, сознания своего долга.

Р. Коханова.

Фото Л. Сорокиной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *