Сердцу моему милые мелеузовцы

Шушпанова, М. Сердцу моему милые мелеузовцы [Текст] / М. Шушпанова

// Путь Октября. – 1996. – 25 июля. – С. 2.

Сердцу моему дороги мелеузовцы. Хоть и ро­дилась я не в этом городе, но привезли меня сюда совсем ребенком, семи лет, а потому прикипела душой к этой зем­ле. Речь хочу повести о тех, кого знала еще в детстве, кто научил меня любить землю, давшую силы встать на ноги, прожить честную жизнь.

Начинался Мелеуз с села, затем был рабочим поселком, а спустя годы – городом. В предвоенные годы половина мелеузовцев работала в колхозах «Смычка» и «Политотдел», многие – на заводе сухого мо­лока. В южной части, там, где теперь остановка «Сельхозтехника», была МТС (машинно-тракторная станция), на севе­ро-восточной окраине – авторота. На берегу Белой (там сей­час городской пляж) распола­гался элеватор с пристанью (ее разобрали уже в войну).

И еще одна достопримеча­тельность. Был в Мелеузе знаменитый хутор Березовский (ныне Каран). И по выходным дням непременно устраивали там гулянье – играл духовой оркестр, устраивались всевозможные конкурсы и праздники. Добирались туда и обратно пешком, на велосипедах. Не было видно пьяных, так как не смел че­ловек в нетрезвом виде показываться на люди. Выпивох знали наперечет, их не любили и вся­чески просмеивали в частушках, фельетонах. Большинство семей, которых я помню, обязательно чем-то отличались от других. Вот, например, семья покойного ныне Николая Петровича Сорокина. Сам он, как говорится, был мас­тер на все руки, но главное – прекрасный художник. А уж общес­твенник был знаменитый. Ни один праздник не обходился без укра­шений, сделанных руками Нико­лая Петровича. И все это за так, бесплатно. Скромен был, вежлив, тактичен и жена ему под стать, да и дети хорошие.

Много в Мелеузе было хоро­ших специалистов. Взять хоть семью Кочкиных – никто не де­лал таких звонких, красивых гли­няных горшков. А вальщики Бу­кины и Овечкины – валяли такие ­прочные и красивые валенки, ко­торые носились несколько зим и уж потом отдавались знаменитым сапожникам дяде Мише Никифо­рову и дяде Коле Чернову, которые к тому же шили добротную и красивую обувь.

А на улице Кузнечной были когда-то кузни, без которых «ни коня подковать, ни плуг подре­монтировать…» А пекаренка, что была на улице Смоленской? Пе­карь Смирнов со своими подруч­ными выпекал такой вкусный и душистый хлеб, что мы, ребятиш­ки, старались лишний раз мимо пройти, чтобы подышать этим «вкусным» воздухом. Сын Смир­нова – Григорий был знаменитым часовым мастером. А однофами­лец часовщика – парикмахер Гри­ша Смирнов – так бывало «под­стрижет и побреет, что сразу му­жик помолодеет». Из женщин славилась на этом поприще Дуся Мухина. Много у нее учеников, ставших настоящими мастерами своего дела.

Знаменитые (пусть простят меня читатели за столь частое применение этого слова, нет его точнее) закройщики Пономарев и Шарафутдинов могли, не изме­ряя, на глаз подобрать фасон и сшить прекрасный костюм или платье. Шапочник Качумов шил добротные головные уборы. А какие были продавцы? Вот дядя Петя Деулин – опрятный, трезвый и удивительно честный. Если по рассеянности забудешь рубль или копейку, беги хоть на завтра, деньги дожидаются тебя отдель­но на полке.

А учителя? Скажу честно – это самые мои любимые люди. Ве­роятно, потому, что выросла я в буквальном смысле в школе. Ни пьянки, ни брани, ни скандалов. Разговоры о детях, о книгах, о музыке, совсем немного о лич­ной жизни, причем старались ни­кого не обсуждать. И одним из главных требований к ученикам было – ежедневно приходить в школу за полчаса до начала за­нятий, обязательно в чистой одежде (не требовалась новая, но чистая – непременно). Не могу не вспомнить добрым сло­вом ныне покойных Марию Фе­доровну Керенскую, Марию Ми­хайловну Шлякову, Анну Федо­ровну Кичигину, Декабрису Ивановну Республиканскую, Клавдию Петровну Ракитину, Елизавету Степановну Шишову.

Многие из прежних учите­лей еще живы и в том числе Варвара Михайловна Шишкова, Ольга Васильевна Чугунова. А если вы встретитесь с Верой Иосифовной Кугашевой-Алехиной, она расскажет вам много интересного о становлении учи­тельства в Мелеузе.

Раз-два, как говорится, и обчелся – это о медицинских работниках тех лет. Но зато какие: муж и жена Журавлевы, участницы войны Раиса Иванов­на Устроева, Полина Петровна Михляева, Нина Прокопьевна Ефремова и многие другие. Ле­чили они с душой, чистым сер­дцем, а потому будут их пом­нить еще очень долго.

Пусть простят меня те ме­леузовцы, о которых я не упо­мянула, но всех их я помню и хочу рассказать о них в даль­нейшем.

 

М. Шушпанова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *