С горы Кунгак. Равкат Мударисович Исмагилов

Александров, Ф. С горы Кунгак [Текст] / Ф. Александров

// Путь Октября. – 1968. – 10 сентября. – С. 3.

Утро. День выдался теплый, безоблачный.   От легкого дуновения ветра на деревьях еле заметно покачиваются листья. Механизаторы, доярки торопливо идут на работу. Мы с секретарем парткома колхоза «Агадель» Равкатом Мударисовичем Исмагиловым на его «Урале» едем по пыльной дороге в сторону Туманчи.

Колхоз «Агидель» – передовое хозяйство района. Ему в честь 50-летая Великого Октября присуждено памятное знамя райкома КПСС и исполкома райсовета. В 1968 году – третьем году пятилет­ки, – идя навстречу светлым и радостным юбилеям 50-летия образования Башкирской АССР и 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, выращен богатый урожай. Это хозяйство одним из первых в районе завершило уборку хлебов и засыпало в закрома Родины более 25 тысяч центнеров от борного зерна, что более трех с половиной планов.

Здесь добротные постройки животноводческих ферм. Рядом просторным светлым зданием правления красуются новый магазин и клуб, воздвигнут памятник в знак глубокого уважения к памяти погибшим землякам, защищавшим Отчизну в годы Великой Отечественной войны. За послевоенный период почти все колхозники построили новые дома. Хозяйство набирает темпы, быстро идет в гору, а вместе с этим в каждый дом и каждую семью пришли благополучие и радость жизни.

А сколько здесь замечательных, трудолюбивых людей – механизаторов, животноводов, полеводов, уме­ющих выращивать хлеб и строить добротные дома, производить мя­со, молоко и воспитывать детей!

Один из многих – Шагит Яппаров – инвалид Отечест­венной войны, который более 23 лет, с памятного 1945 года по сей день, бессменно трудится помощ­ником бригадира. Он завоевал любовь и уважение колхозников своим трудом, честным отноше­нием к порученному делу. За что­бы ни взялся Шагит Зиганшеевич, обязательно доводит дело до кон­ца.

Находясь на х. Сурагулово, мы встретились с ним. Разговор у нас вначале не клеился. Он больше отмалчивался, был не многосло­вен, что до некоторой степени меня огорчало Но, как обычно бывает, мрачные тучи прошли стороной, и когда разговор зашел о делах колхозных, Шагит Зиган­шеевич как-то сразу переменился, стал разговорчивее, а на его чи­сто выбритом лице появилась приятная улыбка.

Мы сидели на обрывистом бе­регу красавицы Белой, которая, тихо и платою покачиваясь, несла свои воды, исчезая за крутым по­воротом. Ведя непринужденную беседу о том, как вдут дела в бригаде, Шагит Зиганшеевич вспомнил о давно минувших днях, поведал нам о том, как и где он потерял ногу…

Родился и вырос Яппаров в д. Псянчино. Ныне это цент­ральная усадьба колхоза им. Худайбердина. Отец Шагита рос и мужал с Худайбердиным, много и страстно рассказывал сыну об этом стойком, замечательном ре­волюционере.

– Впоследствии, – говорит Шагит Зиганшеевич, – я не раз вспо­минал напутствия отца и всегда стремился к тому, чтобы чем-то быть похожим на Худайбердина. С образованием мне не повезло, – про­должал он. – Окончил    четыре класса, и в 1940 поду судьба меня забросила в Баку, где посту­пил учиться в ФЗО, но с учебой пришлось расстаться, так как на­чалась война, и я подростком ушел на фронт. Прибыл в 83 бригаду морской пехоты, находившуюся в то время под городом Сочи. Прошел курс молодого бойца и нас перебросили к городу    Новорос­сийску, где я и принял первый бой.

Шагит Зиганшеевич умолк. На его лице, лбу собрались мор­щинки, взгляд стал каким-то далеким, задумчивым, но из такого оцепенения он быстро вышел и продолжал:

– Вот уже более 25 лет прошло с того дня, а до сего времени в моей памяти то первое боевое крещение… Нет, нет да и приснится мне тот далекий бой – скрежет и лязг гусениц танков, разрывы бомб, снарядов, дым, запах гари, стоны раненных…

Затем Шагит Зиганшеевич дрался на «малой земле» на противоположной стороне Новороссийска. 10 сентября 1943 года был контужен. Потерял слухи раздробило ногу. Слух вернулся лишь через 5 лет, а ногу резали четыре раза. Она долго не заживала. Полтора года пролежал в госпитале, и только 6 апреля 1945 года, незадолго до Победы, вернулся домой. Поселился на х. Сурагулово, здесь женился, понравилась местность и так живет до сего времени.

В то время в Сурагулово был колхоз «Кунгак», ни тракторов, ни лошадей, ни мужиков – не было. Землю пахали на быках да копали лопатами. Трудное это было время, не то что сейчас. Нынче в колхозе 22 трактора, 12 комбайнов, 12 грузовых автомашин. А сколько другой техники, жить и работать стало легко…

       Находясь под благодатными лучами солнца, мы разговорились незаметно о природе этого края, о красоте жизни.

       – Вон на той стороне Белой, – говорит Шагит Зиганшеевич, – излюбленное место отдыха угольщиков Кумертау. Красивое место.

– А вы были на горе Кунгак? – обратился он ко мне.

– Нет.

– Жаль, надо побывать.

И вот, мы на горе Кунгак. Перед нами действительно раскинулась неописуемая картина красоты, поля, села, перелески… Змейкой извивается, течет река Белая. Видны города Кумертау, Мелеуз, трубы Салавата, десятки сел и деревень Мелеузовского, Кугарчинского и Кумертауского районов…

И, если кому придется попасть в колхоз «Агидель», то обязательно побудьте на горе Кунгак и особенно ночью. Вы увидете и почувствуете в какой красивой местности вы находитесь. Над вами безоблачное голубое-голубое небо с множеством мерцающих звезд, разными красками переливаются огни Кумертау, Мелеуза, сел и деревень. Как красива река Белая! И вам невольно вспомнятся слова Глеба Успенского, который, проезжая Башкирию и любуясь красотой сказал: «Это один из прекрасных уголков земли нашей, право – вторая Швейцария». Ну, а кто с этим не согласится, обязательно побудьте на этой горе, побеседуйте с Шагитом Зиганшеевичем.

Ф. Александров.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *