Последняя ночь бандита. Яков Николаевич Ярославцев

Пильнов, М. Последняя ночь бандита [Текст] / М. Пильнов

// Путь Октября. – 1973. – 17 марта. – С. 4.

 

Начальник милиции усталой рукой потянулся к телефону.

– Бускунов слушает…

– Послал к тебе на подкреп­ление бравого сержанта, только из армии вернулся. Правда, в заплатах весь, но где сейчас здорового найдешь? Война, брат.

Трубка смолкла, но Гариф Садретдинович в задумчивости все еще продолжал держать ее в руке, осмысливая услышанное.

Звонок был от военкома, ко­торый по договоренности подби­рал из демобилизованных фрон­товиков для милиции кадры.

Из задумчивости вывел легкий стук в дверь.

– Входите, смелее… Вначале в просвет просунулся костыль, а потом и сам посети­тель.

– Ладно хоть такой объявился, – обрадованно подумал на­чальник райотдела и предложил посетителю стул.

– Отвоевал?

– Так точно. Осколком на Втором Украинском. Миномет – в щепки, расчет – наповал. Меня в мотолыжку. Пять раз на опера­ционный ложился. Списали под­чистую.

И он механически провел по распухшей от бинтов ноге.

– Чем же думаешь занимать­ся?

– Как чем? В МТС пойду, на трактор. Я ведь в армии на механика-водителя выучиться успел.

– Мысли у тебя, солдат, хоро­шие. Ты вот хлеб хочешь выра­щивать, а мы готовый не всегда сохранить можем. Спекулянты там разные развелись, мешочни­ки, с колхозных амбаров, слу­чается, тащат. А послать разобраться, протокол на месте со­ставить некого. Мало нас, раз-два – и обчелся. Может, выру­чишь? Харчишки, одежонка – все это за казенный счет. А не по­нравится, уйдешь. Насильно дер­жать не будем. Ну, так как, солдат?

И остался описанный с фронта минометчик Яков Николаевич Ярославцев на предложенном ему посту. Та же служба, – раз­думывал он, – с той лишь разни­цей, что на голове вместо выли­нявшей пилотки, милицейская фуражка с лаковым козырьком. Да не свистят над ней пули, не вспарывают рядом землю снаряд­ные осколки.

А пост у сержанта милиции Якова Ярославцева был в зави­симости от обстоятельств: день на толкучке, вечером – в кабинете дежурного. А когда и в пути, в розысках людей, сорвавших под покровом ночи замок с колхоз­ного амбара…

Стоит он этак однажды в вос­кресный день на базарной тол­чее, присматривая за порядком в торговых рядах да прислуши­ваясь к тому, о чем народ суда­чит, какими мыслями живет. Не затевает ли кто где чего плохо­го, что могло бы нанести вред интересам его государства, за которое он еще только вчера проливал кровь. Ходили слухи (и не без основания), что в райо­не пошаливают. Выследят, у кого лишние деньжонки завелись, ма­ло-мальски приличная одежонка объявилась – и, смотришь, заго­лосила наутро семья: обокрали.

А то и так отдавали, можно сказать, на «добровольных» на­чалах. Под дулом пистолета без­оружному человеку ничего не жалко.

Стоит он и слышит: кто-то за рукав тянет. Обернулся – начальник райотдела.

– Иди отдыхай. А к ночи пе­реоденься в гражданское, при­хвати ружьишко – и ко мне в кабинет. Есть неотложное дело.

Что это за неотложное дело, не знал он и тогда, когда трясся в милицейской полуторке, кото­рая бойко катила в сторону Шотского леса, и тогда, когда они вчетвером, закинув за плечи охотничьи ружья, проходили через всю Конаревку с самым без­заботным видом. До той минуты, пока незаметно не переступили порог одной хаты.

– Ну, охотнички, – обратился Гариф Садретдинович к товари­щам: Н. Парамонову, Я. Ярославцеву и М. Козлову, – ружья складывайте вот в тот угол и приготовьте что понадежнее. Сегодня у нас засидка будет на особого рода дичь. Ночью вот у этого колхозного пчеловода, – кивнул он на старика, – Пашка Басынин со своим дружком ре­шили к нему в кошелек загля­нуть. А в кошельке, как нам ста­ло известно, немалая сумма – сто тысяч целковых. Дед фронту личными сбережениями помогал, не исключено, и еще поможет. Вот мы и должны эту бандит­скую руку вовремя схватить. Так сказать, на месте и с полич­ным.

– Только не забывайте об од­ном, – предупредил он, – у граби­теля в этой руке не пригласи­тельный билет на торжество, а парабеллум с обоймой патронов. А у Сазанова немецкий штык. Задача ясна?

Сноху с ребятишками отправи­ли к соседям, остались в доме сами, да дед с бабкой. Все четве­ро милиционеров заняли места. Кто в сенях, кто в чулане, а кто на улице.

А вот и долгожданные «гости».

– Здорово, дед. К своим вот приехал, а выпить нечего. Гово­рят, у тебя медовуха водится? – и бросил на стол пятидесяти­рублевку, рассчитывая на при­манку: полезет, мол, дед за сда­чей, я и узнаю где у старика припрятаны деньги.

Осушив бутыль, решил дать знак своим дружкам о начале дела, а заодно и проследить, нет ли кого на улице.

И тут ненароком увидел Па­рамонова. Выхватил пистолет и начал стрелять, да помешал тулуп. Отстреливаясь, рванулся в тем­ноту. Ушел недалеко – пуля милиционера догнала бандита у самого крыльца. Второму скру­тили руки прямо на улице, третий успел скрыться.

Я. Н. Ярославцев прослужил в милицейских органах до 1951 года. Сейчас он работает дежур­ным слесарем на деревообраба­тывающем комбинате.

М. Пильнов.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *