День читателя

        В последние дни уходящего 2010 года, в ЦБ Мелеуза, подводили итоги. Каким прошедший год был для нашего читателя? Как распределялись читательские симпатии? Чему отдавали предпочтение читатели библиотеки? Скрупулезной, но интересной работой занимались сотрудники читального зала, абонемента, передвижки, выявляя читательские пристрастия и определяя лучшего читателя, самого читающего читателя года.

       Мы очень хотели, чтобы минуты, проведенные в читальном зале, были яркой страницей в жизни читателей, чтобы они унесли от нас запас позитивной энергии, любовь и интерес к книге, узнали что-то новое, полезное и поделились всем этим со своими близкими, родными и друзьями – одноклассниками. 

 

092
091
081
083
079
068
064
060
059
056
054
053
050
044
038

День читателя

Ведущий: 

Здравствуйте любимые читатели!

Здравствуйте лица читающей национальности!

Мы рады приветствовать вас на Дне читателя!

Сегодня особенный день! Мы будем говорить о книге, чтении, и самое главное о ЧИТАТЕЛЕ!

 

 

     Вначале было Слово. Но свою подлинную мощь обрело оно лишь с появлением Книги.

     Книга сыграла и продолжает играть основополагающую роль в развитии нашей цивилизации. Гигантская, накоплен­ная за века библиотека — надежная память человечества, где запечатлены его свершения и мечты, прозрения и заблужде­ния. Эта библиотека создавалась на камне и металле, глиня­ных табличках и деревянных дощечках, свитках папируса и пергаментных кодексах, пальмовых листьях и бересте, шел­ке и бумаге — менялся материал и способ изготовления книги, но неизменным оставалось ее назначение: служить “сохранению и передаче знания, опыта, художественных ценностей.

     За тысячелетия своего пути человечество сделало множе­ство открытий и изобретений. К числу самых великих из них относится появление печатного станка. Пушкин указывал на могучую силу действия «типографического снаряда». А прославленный немецкий писатель и мыслитель XVIII столетия Георг Кристоф Лихтенберг, почетный член Российской Академии наук, оставил после себя такой афоризм: «Более, чем золото, изменил мир свинец, и более — тот, что в типографских литерах, нежели тот, что в пулях».

     В печатном слове поистине заключены неисчерпаемые запасы энергии, и, как все другие ее виды, она может быть направлена на созидание или разрушение, служение добру или злу.Слово приобретает огромную власть над человеческими мыслями и чувства­ми. Книги меняют людей, меняют их представления о ми­ре, а в конечном итоге — и сам мир. Слово становится Делом.

     Цель книги — служить человеку, способ­ствовать его счастью, помогать совершенствованию человека и человеческих отношений, содействовать сплочению, а не разобщению людей.  В чудодейственные свойства книги верили даже те, кто не верил уже почти ни во что. Так, Франц Кафка занес с свой дневник: «Книга должна быть топором, пригодным для того, чтобы вырубить море льда, которое застыло в нас…»

     Книга может быть товаром и наркотиком, а может святыней и оружием. Есть книги-бойцы, пробитые пул как солдатская грудь; есть книги — страдальцы за веру и кни­ги-ссыльные, которые когда-то казались крамольными и их заточали в «спецхраны», а потом торжественно реабилитировали, сняв шоры с читательских глаз; есть книги, которые, как провозвестников правды, сжигали на кострах, — но от пламени этих костров не рассеивался, а, наоборот, сгущался мрак. Мрак невежества и человеконенавистничества. Бытует выражение: «Бумага все стерпит». Но кажется, будто буквы хотят разбежаться и бумага коробится от стыда, когда на ней печатают некоторые тексты.

      За то, что книги суть «реки, напояющие вселенную», издавна почитались они на Руси. В одном из наиболее ранних    памятников    русской    письменности — «Изборнике Святослава» 1076 года — содержится специальное «Слово о четьи книг», где говорится: «Добро есть, братие, почитание книжное… Когда читаешь книгу, не тщись торопливо дочитать до другой главы, но уразумей, о чем говорит книга и словеса те, и трижды возвращайся к одной главе… Красота воину — оружие, кораблю — ветрила, так и праведнику почитание книжное…»

      Привычной стала ана­логия: книги — друзья. Вспомним слова: «Прощайте, дру­зья!», с которыми обратил свой предсмертный взор к кни­жным полкам Пушкин.  Когда человек берет в руки книгу, между ним и автором происходит доверительный разговор наедине, какой может быть только между самыми близкими людьми. В ходе этой неторопливой беседы рождаются новые идеи и образы.

      Немало исследований посвящено писательскому искус­ству. Однако существует также читательское искусство, ко­торое тоже предполагает и врожденный талант, и истовое трудолюбие, вознаграждаемое сторицею. Но насколь­ко богаче делается кругозор того, кто овладел тонким искусством «беседы» с великими мастерами слова! Их творе­ния учат постижению той книги, которая испокон веку име­нуется книгой жизни.

      Всякая книга — результат большого труда автора. «Книга должна быть исполнена читателем, как соната,— подчеркивала Марина Цветаева.— Знаки — ноты. В воле читателя — осуществить или исказить».

      Как не все люди способны погрузиться в мир музыки или живописи, постичь их образы, точно так же далеко не каж­дый умеет читать. Ибо быть грамотным и уметь читать — совсем не одно и то же.

      Чтение художественной литерату­ры — своего рода творчество. Оно требует навыка и затрат внутренней энергии, но только творческое чтение доставляет истинное наслаждение, способствует духовному развитию человека. Недаром Вла­димир Набоков считал, что «хороший читатель, большой чи­татель, активный и творческий читатель — это перечитыватель». Каждый большой писатель заслуживает такого большого читателя.

      Чтение стало настоятельной потребностью, необходимым условием роста Человека разумного, и потому принятое определение «венца творенья» как биологического вида — Homo sapiens — правомерно, пожалуй, дополнить еще од­ним: Homo legens — Человек читающий.

      Вот уже более пятисот лет сопутствует человеку печатная книга. Бурное развитие науки и техники в современную эпоху по­родило ряд пессимистических теорий относительно будуще­го книги.

      Впервые голоса, предсказывающие скорый закат «галак­тики Гутенберга», раздались еще в конце прошлого века. Се­рьезное подкрепление, казалось бы, получила такая точка зрения с появлением телевидения и других средств массовой информации, микрокопирования и электронных хранилищ памяти. Однако фотография, как мы убедились, не заменила живописи, а кино и телевидение не вытеснили театр. Точно так же, думается, и книге в обозримой перспективе не грозит гибель от возникшей «конкуренции» со стороны компьютер­ных дисплеев и «аудиобуков». Несмотря на все технические новшества, она сохранит свое социальное значение и своих «старомодных» поклонников. Звезды «галактики Гутенбер­га» будут по-прежнему манить с неба грядущего, будоража людскую мысль и мечту.

 

      Двадцать первый век грозит стать веком конца литературы – из-за нехватки читающих и засилья пишущих… Если раньше один писатель мог рассчитывать на внимание миллионов читателей, то не окажется ли через век, что миллионы писателей будут бороться за внимание лишь нескольких десятков читателей? 

      Как же нам поощрять романтиков и авантюристов чтения? Не пора ли учредить почетное звание “Читатель-герой”? А также медаль “За читательские заслуги”? Надо чтобы писатели и издатели, учредили премию для лучших читателей “За читательские заслуги перед литературой”, “Лучшему читателю классики”, “Лучшему читателю поэзии”, “Лучшему читателю романов”, “Лучшему читателю рассказов”, “Лучшему читателю научной фантастики”, “Лучшему читателю экспериментальной литературы” и даже “Лучшему читателю литературной критики”. А также “Лучшим читателям американской, французской, немецкой, японской литератур”…

       Этот почин можно было бы разнести по разным странам. Россия учреждает первую в мире премию для читателей! Инициативу подхватывают Германия, Франция, Испания, США, Япония, Китай, Индия, Гвинея-Бисау, Полинезия…

       Российский читатель – самый чуткий в мире! Русские книги – самые читкие в народе!

       Появились бы биографические исследования лучших читателей в истории литературы. Всплыли бы известные и безвестные титаны чтения, исследовались бы маршруты их читательских интересов, симпатий и предпочтений. Серия биографий “Лучшие читатели”. “Трифонова Наталья – лучший читатель 1980-х гг.”. По-новому составленные энциклопедические статьи. “Кучербаева Ирина – выдающаяся читательница рубежа XX-XXI вв.”

       Если бы читатели не читали, то не было бы ни писателей.  Среди читателей, есть свои гении, таланты, крупные и выдающиеся представители, а также свои середнячки и бездари. Есть читатели высших рангов, способные воспринимать в текстах даже больше того, что писатели стремились в них вложить.

      И как мера продуктивности писателя мерится не только количеством, но и качеством написанного, так есть и читатели количества, глотающие по книге в день, и читатели качества, которые пригубливают и смакуют каждую строчку, как глоток драгоценного вина. Этим читателям качества, иногда читателям ОДНОЙ книги, нужно воздать по заслугам, найти способы признания избирательного читательского таланта.

      На каждую Нобелевку писателю должна присуждаться своя Нобелевка читателю. А если не “Нобелевская”, то чьим именем мы ее назовем? Кто был величайшим читателем всех времен и народов? Известны величайшие писатели России – а кто ее величайшие читатели? На кого ориентироваться, с кого брать пример миллионам читателей, подобно тому, как поэты учатся на образцах Пушкина и Тютчева? У кого им брать уроки читательского мастерства? Кто напишет биографии великих читателей?

      Нам интересно, в каких обстоятельствах рождалась та или иная известная строка. А в каких обстоятельствах она читалась? Западала в сердце? Переворачивала жизнь? Как перекликаются, перестреливаются разные строки, произведения, сочинители в жизни тех или иных читателей? Как они влюбляются, идут на войну, совершают подвиги и открытия под воздействием тех или иных строк или страниц?

      …Кто-то ждет благоприятных знамений, чтобы решиться на крутой поворот в своей судьбе. Сделать предложение или открыть предприятие. Чутье подсказывает: не откладывай, сейчас самое время. Но он суеверно ждет знаков, случайностей, которые должны стать отмашкой старта к новой жизни. Томится, нервничает, хватается за книги.

Под руку попадается В. Жуковский “Желание”:

                  Верь тому, что сердце  скажет,

                   Нет залогов от небес.

И радостно понимает: вот она – отмашка! Незачем искать знамений, достаточно поверить своему сердцу.

         Кто-то прочитал у Пастернака “В больнице”, как смертельно больной обращается к Богу:

                   Ты держишь меня, как изделье,

                   И прячешь, как перстень, в футляр, –

и вдруг перестал бояться смерти. И пошел на такой отчаянный, рисковый поступок, который мог стоить ему жизни. И победил.

         А вот пара влюбленных. Наступила пора прощания. Он решил: надо уехать. Его ждет важное дело. А она… он к ней еще вернется… потом. Последнее свидание. Оба напряжены. Еле сдерживают слезы. Раскрывают вместе томик своего любимого Мандельштама. Склонившись, голова к голове. “Tristia”:

                   Кто может знать

                   при слове – расставанье,

                   Какая нам разлука предстоит?

И слезы вдруг душат. И все становится ясным. Он не может уехать. Он остается. Строками спасена любовь, а может быть, и создана новая жизнь.

       это только отдельные строки. А как целое произведение может определять личность и судьбу! Кто-то бредит лермонтовским “Выхожу один я на дорогу…” – и всю молодость так и бредет одиноко по дороге жизни, упрямо повторяя:

 “Уж не жду от жизни ничего я.

И не жаль мне прошлого ничуть…”

      А кого-то совратил Печорин, и вместо того, чтобы заняться образованием и карьерой, он пускается в экзистенциальный флирт и опасные психологические эксперименты. Ему уже 40, а он все еще Печорин, надолго переживший своего литературного прототипа.

     Мы сами не подозреваем, до какой степени книги творят нас. В нашем сознании раздается неумолчный говор цикад – цитат из мировой литературы, из всего прочитанного. Если мы совершаем необъяснимые для себя поступки и ищем, кто же нас подтолкнул под локоть, – оглянувшись, мы часто можем заметить скромно удаляющуюся фигуру писателя. Кто виноват? Ну конечно, Пушкин.

      Все наши мысли и поступки пронизаны отзвуками литературных сюжетов, характеров, лирических признаний, драматических столкновений. А с чем еще нам себя соразмерять? О ком мы знаем так много, как о Пьере Безухове или Дмитрии Карамазове, Анне Карениной или Сонечке Мармеладовой? О самых близких – и то не знаем половины того, что знаем о каком-нибудь ничтожном Акакии Акакиевиче.

      Сколько читательских жизней задел Достоевский! “Что же мне теперь, как Ивану, устраниться и предоставить Смердякову все за меня решать?”

“Она ведь, пожалуй, как Грушенька, сначала оттолкнет, измучит, а потом уже не отпустит”.

“Да, пора навести порядок, взять на себя бремя ответственности… но не прирастает ли к моему лицу маска Великого Инквизитора?”

“Что-то я становлюсь совсем подпольным. Кукиш всем хочу показать. Выворачиваю все истины наизнанку – впадаю в обратную пошлость”.

“Что же мне – всех любить и прощать, как князь Мышкин, который этим своим всепрощением развязал дикие страсти и угробил всех, включая себя?”

У кого из читателей Достоевского не мелькали подобные мысли?

         Как было бы драгоценно для общественного признания и понимания литературы собирать все случаи, когда то или иное произведение вдруг решающим или вопрошающим образом действовало на читателя, меняло его жизнь. Рядом с антологией литературно-критических отзывов на Достоевского могла бы вырасти еще более важная антология “Достоевский в жизни читателей”. Туда вошли бы, в частности, граффити на грязно-зеленых стенах лестничного пролета, ведущего в легендарную каморку Раскольникова в одном из СПб “доходных домов”:

                   Родя мы с тобой

                   Родя мы тебя любим

                   Раскольников, ты наш кумир!

                   Родя! respect

Видно, что Раскольников для этих читателей-почитателей и сейчас живее всех живых, его учение о право имеющих и тварях дрожащих воистину живет и побеждает.

Кто-то заранее готовит себя к испытаниям и к одиночеству сверхчеловека:

                   тяжёлая жизнь – дорога сверхчеловека

                   я живу в пустыне

А кто-то готов уже перехватить у Роди орудие его сверхчеловеческих прав:

                   Гони топор, Родя!

И только один упрек звучит с этих обшарпанных стен, да и тот скорее ласково-шутливый, как “ай-ай-ай” милому шалуну:

                   Ты зачем старушку замочил. А?

       Плохо это или хорошо, но этим мыслям предстоит воплотиться в жизни тех юных читателей, которые сейчас для забавы их изобразили на стене – а потом изобразят своими поступками, своей “тяжёлой дорогой”… по головам? по трупам? Или же они со временем дочитают роман до конца, довообразят себя целиком: от “преступления” до “наказания” – и откроются действию не только Раскольникова, но и самого Достоевского? И тогда опыт чтения войдет в их жизнь как прививка против того вируса гордыни и своеправия, который пожирает все человечество в последнем вещем сне Раскольникова?

         Понятие “литературного произведения” намного шире, чем обычно трактуется. Это не только то, что произведено в литературе, но и то, что произведено самой литературой. Читатель – тоже литературное произведение. Есть люди в большей или меньшей степени “произведенные” литературой, но вряд ли кто-то из образованных или хотя бы умеющих читать может похвастаться тем, что целиком сделан природой или самим собой. В общении с человеком всегда чувствуешь степень его “ословленности” – и часто беседа происходит на уровне тех слов, которыми каждый из нас стал благодаря литературе. Вот этого сочинил М. Булгаков. А того – В. Розанов. А вот этого угадать сложнее: в нем слышится Серебряный век, но и постмодерн тоже. А от этого, увы, раздается только шелест газет.

         Так что не будем скрывать от себя и не будем стыдиться друг друга: все мы – слегка сочиненные. Мы свободны сотрудничать с Гомером и Шекспиром, с Данте и Бальзаком, с Гете и Т.Манном в тончайшем искусстве самосотворения. По собственной воле мы можем смешивать разные стили, добавлять чуть-чуть чеховского или бунинского, оттенять Руссо Вольтером,  Камю –  Кафкой, а к густому мазку Л. Толстого добавлять прустовской прозрачности. Мы вольные персонажи, сами выбирающие себе авторов и привлекающие целый их сонм, величайших гениев мировой литературы для создания всего лишь одного персонажа – самого себя. Так вчитайся в себя, не ты ли – главный шедевр мировой литературы, созданный совместными усилиями ее величайших гениев? Или ты всего лишь продукт массового чтива, бумажного утильсырья? Все зависит от того, кого ты выбираешь себе в соавторы.

         Мы пишем себя всем прочитанным. И непрочитанным тоже, оставляя на своем я-полотне куски грубого, непрописанного холста. Может быть, для этих белых страниц еще нет на свете автора? или я его еще не нашла? – и именно поэтому рыщу по библиотекам, роюсь во множестве книг, перелистываю, ставлю назад…

Ведущий:

Размышления о читателе не закончены.

А мы приступаем к самому волнующему моменту: к вручению премии БУКА – 2010 самым талантливым читателям нашей библиотеки. Талант читательская академия определяла по многим критериям: это и качество чтения, и количество чтения, и участие в библиотечных мероприятиях, и взаимоотношения с библиотекарями, и сохранность книг и умение выразить свое мнение о прочитанном.

 

Приветственное слово предоставляется Председателю Читательской академии, директору Муниципального автономного учреждения культуры “Мелеузовская централизованная библиотечная система” – Константиновой Варваре Александровне.

        

У нас получилось более 10 номинаций. Каждая номинация не зависимо от того вручена она первой или последней является приоритетной. Кстати сама БУКА вручается читателю на вечное пользование и используется для черпания знаний в 2011 году.

Итак, начинаем:

 

Номинация “историческое чтение”

номинируются:

 Болотников Леонид Николаевич  

Мурзаков Александр Николаевич 

Яковлев Александр Евгеньевич 

 

По библиотечной статистике эти читатели предпочитают историческое чтение и сейчас мы узнаем кто из них стал лидером чтения в этой области 2010 года

(вскрывается конверт, озвучивается победитель)

(вручается диплом)

БУКУ вручает заместитель директора Татьяна Николаевна Григина.  (задает вопросы)

 

Номинация “Любовный роман”

номинируются:

 

Шлычкова Елена Петровна

Фаткулина Румия Мингалеевна

Барзайкина Надежда Ивановна

 

Эти милые женщины знают все об  обольстительных  романах и сейчас мы узнаем кто из них стал лидером чтения в этой области 2010 года

На вручение БУКИ 2010 прибыла лейб-библиотекарь императорского двора, фрейлина Мелеузовской центральной библиотеки Ирина Николаевна Кучербаева.  (поздравляет и задает вопросы)

 

 

Номинация “Лучший читатель поэзии”

         номинируются:

 

         Виноградов Виктор Алексеевич

         Аиткулов РустамСуигатуллович

         Саетбаталова Ляля Рашитовна

Люди, читающие и понимающие поэзию – это люди с очень тонкой организацией души. Все их чувства складываются в певучие размеры. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера  2010 года.

БУКУ вручает главный библиотекарь читального зала Лариса Ильинична Осовик. (задает вопросы)

 

Номинация “За читательские заслуги перед литературой”

          номинируются:

 

         Дмитриева Татьяна Васильевна

         Бекетова Татьяна Николаевна

         Семенова Роза Явдатовна

Эти лучшие читательницы внестационарной библиотеки. В их годовой копилке около 70 прочитанных книг. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера  2010 года.

БУКУ вручает заведующая сектором внестационарного обслуживания Наталья Владимировна Голанскова.  (задает вопросы)

  1. Что двигает вашим чтением
  2. Какие книги вам особенно интересны
  3. Чему вас учат книги

 

Номинация “За неутолимую жажду чтения”

 номинируются:

          Кучербаева Ирина Николаевна

         Осовик Лариса Ильинична

         Булатова Зания Мухаметовна

Эти лучшие библиотекари-читательницы. В их годовой копилке около 250 прочитанных книг. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера  2010 года.

БУКУ вручает заведующая информационно-библиографическим отделом Макеева Любовь Николаевна  (задает вопросы)

 

Номинация “За преданность интеллектуальному чтению”

          номинируются:

 Манукян Армине

Любишева Евгения

Агафонова Елизавета

        Эти лучшие читатели, которые самозабвенно читают серьезную, философскую, психологичускую литературу, чем вызывают уважение и преклонение перед своим читательским выбором. В их годовой копилке около 185 прочитанных книг. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера  2010 года.

БУКУ вручает  библиотекарь юношеской кафедры Альмира Булатовна Дементьева  (задает вопросы)

 

 

Номинация “За творческое содружество”

номинируются:

 Миняева Елена Геннадьевна

Варламова Марина Александровна

Черникова Вера Владимировна

       Эти лучшие читатели, которые не только обогащают свой ларец знаний, но и также помогают библиотеке донести эти знания новым читателям. В их годовой копилке около 170 прочитанных книг. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера 2010 года.

БУКУ вручает заведующая отделом комплектоваания Ирина Николаевна Кучербаева (задает вопросы)

 

Номинация “Детективы года”

номинируются:

 Габдуллин Зинур Гиниятович

Марина Алевтина Петровна

Григорьев Виктор Николаевич

Николаев Виталий Анисимовия

        Эти лучшие читатели, которые не предадут свой выбор в угоду бытующему мнению о второстепенности этой литературы. Еще Анна Ахматова говорила: “Вечер с детективом – это здорово!”. В их годовой копилке около 1000 прочитанных книг. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера  2010 года.

БУКУ вручает незнакомец, которому вы отказали в знакомстве. Не далее как неделю назад не взяли прочитать книгу о нем и его подвигах. Предупреждаю: личность одиозная, неуравновешенная, но все же желающая вас поздравить и познакомиться!

 

Номинация “Лучший друг библиотеки”

          номинируются:

 Шагманов Руслан Камалетдинович

Лазарев Александр Николаевич

Абсалямова Альмира Султановна

Эти лучшие читатели, которые не просто любят книгу и бывать в библиотеке, это люди, на которых мы можем всегда положиться, это те которые всегда придут на помощь, даже в такой мороз! Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера 2010 года.

БУКУ вручает заведующая отделом обслуживания Светлана Николаевна Козырева

 

Номинация “За преданность библиотеке”

номинируются:

 Терентьева Любовь Ивановна

Галиахметова Зульфия Ахатовна

Авхадиева Альфия Адарисовна

Если сосчитать дни и минуты, которые эти люди проводят с книгой, прививают любовь к книге в силу своей профессии то стаж будет исчисляться веками!  Сейчас мы вскроем конверт и узнаем лидера 2010 года.

БУКУ вручает  библиотекарь абонемента Плюхина Светлана Юрьевна

 

 Номинация “Книгиня библиотеки”

номинируются:

 Шестова Вера Васильевна

Медведева Надежда Михайловна

Волкова Надежда Михайловна

Кто-то из вас наверное удивился прочтя на выставке слово книгиня, через И. Спешу сказать что это слово мы выдумали не от смысла князь и княжна, а от слова КНИГА. Книгиня. То есть человек беззаветно любящий книгу, ценящий книгу, уважающий книгу. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем номинантку 2010 года.

БУКУ вручает  второе я, собственный прототип.

 

Номинация “Надежда библиотеки”

номинируются:

 Пыгуля Конствантин

Трифонова Наташа

Асташкова Вера

Когда-то мы приходим в библиотеку, бродим по стеллажам, не зная что выбрать, что прочитать, бывает, что и не то и не так читаем. Но все это сын ошибок трудных. Придет время, и они станут гордостью нашей библиотеки. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем номинанта 2010 года.

БУКУ вручает  библиотекарь, юношеской кафедры Альмира Булатовна Деменьтьева

 

Номинация “За преданность современной книге”

номинируются:

 Тупикина Анна

Вахитова Шириной Махмадалиевна

Константинова Варвара Александровна

 Знать современную книгу, современного автора – это значит держать руку на пульсе жизни. Сопоставлять правду и вымысел, разделять или не разделять с автором отношение к современному миру. Быть читательским судьей. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем номинанта 2010 года.

БУКУ вручает заведующая отделом обслуживания Светлана Николаевна Козырева

 

 

 Номинация “За преданность фантастической книге”

номинируются:

 Петрова Светлана Вячеславовна

Трифонов Сергей Валерьевич

Лебедьков Сергей Сергеевич

Левченко Оксана  Федоровна

Любить фантастику – это значит жить веком впереди. Опережать мысль человеческую на 100 300 лет. Угадывать новые горизонты человеческого существования. Быть мечтателем, неординарным человеком. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем номинанта 2010 года.

БУКУ вручает библиограф  Якимова Ольга Алексеевна

 

 Номинация “За преданность башкирской книге”

номинируются:

 Камалова Рашида Гаяфовна

Шайхетдинова Ляля Камиловна

Фаткуллин Заки Миннегалиевич

Знать свои корни, любить свой певучий язык, мыслить на нем, говорить на нем, читать на нем. Номинанты имеют в годовом запасе более 190 прочитанных книг. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем номинанта  2010 года.

БУКУ вручает  библиотекарь абонемента Плюхина Светлана Юрьевна

 

  Номинация “За преданность мужской книге”

номинируются:

 Юмаев Миннигалей Гайфетдинович

Ещеркин Александр Яковлевич

Мурдашев Ринат Исмагилович

Сороченко Николай Ильич

Мужская книга – это книга где прочитываются доблесть, подвиг, слава, настоящая дружба, выручка, отвага. И эта книга основное чтение для наших номинантов. Сейчас мы вскроем конверт и узнаем номинанта 2010 года.

БУКУ вручает  библиотекарь,  Зобкова Наталья Борисовна

 

 Уважаемые читатели! Случалось, ли вам когда-либо отдавать книгу из дома насовсем? Это когда объявляются акции “Подари книгу ребенку, библиотеке? Поднимите руки! И выйдите на середину. Это когда вы собственно лишали крова книгу, отказывали ей в месте на полке, которая вдруг почему-то стала вам ненужной. Вы конечно говорили себе, что вы делаете доброе дело. А внутри все равно что-то скреблось? Ведь многие книжники говорят о том, что воспринимают книгу как живое существо. Примите шутку наших библиотекарей и никогда не обижайте книги! (Раздали книги с обменного стола)

А теперь До новых встреч в будущем году!

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *