24 мая – День славян­ской письменности и культуры

Откуда АЗБУКА пришла

Библиотечный урок 

 ВЕДУЩИЙ: Кем бы мы были без письменности? Неучами, не­веждами, да и просто – людьми без памяти. Трудно даже пред­ставить себе, каким было бы че­ловечество, не имеющее азбуки. Ведь без письменности мы не могли бы передавать информа­цию, делиться опытом с потом­ками, и каждому поколению за­ново пришлось бы изобретать велосипед, открывать Америку, сочинять “Фауста”… Более тысячи лет назад сла­вянские книжники братья Кон­стантин (в монашестве Кирилл) и Мефодий стали авторами пер­вого славянского алфавита. В наше время десятая часть всех существующих языков – семь­десят! – имеет письменность на основе кириллицы.

 Снова приходит на русскую землю праздник весны – юный и древний. 24 мая – День славян­ской письменности и культуры.

 ЧТЕЦ:

Молчат гробницы, мумии и кости, –

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

И нет у нас иного достоянья!

Умейте же беречь

Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,

Наш дар бессмертный – речь.

                       И. Бунин

 

ВЕДУЩИЙ: Праздник сла­вянской письменности пришел к нам из Болгарии, где этой тради­ции уже больше ста лет. В нашей стране он стал отмечаться с 1986 года. Центрами празднования в разные годы были города Мур­манск, Вологда, Новгород, Смо­ленск, Москва, Белгород, Псков… Повсюду вспоминают создателей славянской грамоты.

ЧТЕЦ: “Такие люди стано­вятся для грядущих поколений не просто великими подвижниками, а вечными спутниками, и целые века потомки благоговей­но твердят их добрые имена не столько для того, чтобы благодар­но почтить их память, сколько для того, чтобы самим не забыть ими завещанного”.

 ВЕДУЩИЙ: В 863 году про­свещенные братья Константин и Мефодий прибыли из Византии в земли славян. Оба хорошо знали славянский язык, владели даром убеждения. Основной их задачей была проповедь христианства. Легенда говорит, что Константин сперва не хотел брать на себя эту миссию. Он считал, что без письменности христианское просвещение невозможно.

(Инсценируется фрагмент по­вести В. Воскобойникова “Бра­тья “. На сцене молодой византий­ский царь Михаил в окружении придворных, а также патриарх Фотий и Константин.)

 ПРИМЕЧАНИЕ: ФОТИЙ (ок. 810  или 820—890-е гг.) — патриарх Константинополя в 858— 867 и 877—886 годах. Знаток антич­ной литературы, автор богословских сочинений и писем. Способствовал распространению влияния визан­тийской церкви в славянских землях, что привело к конфликту с папством и в итоге вылилось в разделение церквей (1054) на католическую и православную.

 ПРИДВОРНЫЙ: Послы Мо­равского княжества от правите­ля своего пришли с просьбою. Говорят, что их народ принял уже веру христианскую. Но учат их латинские священники, ко­торые говорят на своем языке, а он народу непонятен. Просит князь Моравии прислать в его земли такого учителя, который говорил бы на их языке и помог внушить народу истинный разум и правду.

ФОТИЙ (осторожно): По­слать наших людей в земли Мо­равские надо обязательно…

МИХАИЛ (с сомнением): А нужны ли нам эти моравы? Ка­кая от них польза?

ФОТИЙ (спокойно): Польза в том, государь, что враги-иновер­цы окружают наше государство со всех сторон, а друзей стано­вится все меньше. И когда целый народ предлагает нам дружбу, от­дает себя добровольно под влия­ние нашей церкви, от этого нель­зя отворачиваться.

МИХАИЛ: Ну, что ж… Давай пошлем учителей. Но кого? Назо­ви мне имя способного человека.

ФОТИЙ: Я думаю, такой че­ловек находится среди нас.

(Все смотрят туда же, куда и Фотий, — на Константина.)

МИХАИЛ: В самом деле… (Константину.) Кроме тебя и тво­его брата, послать некого. Кто еще так хорошо знает язык славян!

 КОНСТАНТИН: В моравскую землю, к славянам, я пойду с ра­достью. (Внезапно.) Но прав василевс — будет ли от этого польза? (Все удивлены; Константин объяс­няет.) Польза будет только в том случае, если у них есть грамота. (Смотрит прямо в глаза царю-василевсу.) Есть ли у них грамота?

(Василевс равнодушно пожи­мает плечами, смотрит на мит­рополита.)

ФОТИЙ (уверенно): Грамоты у них нет, государь. Народ их не­учен и дик. Поэтому послы и пришли к нам за помощью.

МИХАИЛ (Константину, ле­ниво): А ты их своими речами просвещай…

КОНСТАНТИН (тихо, но твердо): Просвещение народа без книг на его родном языке равно­сильно усилиям писать на воде.

ФОТИЙ (поддерживая Кон­стантина): Книги, писанные на языке славян, необходимы, госу­дарь.

МИХАИЛ (обиженно): Зачем надо было собирать совет? Мож­но было просто приказать!..

ПРИДВОРНЫЙ: Прикажи, государь.

МИХАИЛ: Вот я и приказы­ваю… Раз нет у славян грамоты, значит, надо ее составить. И книги, которые нужны, перевес­ти с нашего языка на славянский. (Константину.) Поручаю это тебе и твоему брату. (Константин, стараясь скрыть свою радость, смиренно кланяется.)

ВЕДУЩИЙ: Так братья-про­поведники стали и учителями. В первой славянской азбуке оказа­лось 40 букв. Называлась она “Глаголица”. Позднее, в Болга­рии, ученики Константина и Мефодия изобрели вторую и главную славянскую азбуку — кириллицу, названную в честь Константина-Кирилла. Каждой букве было дано название: аз, буки, веди, глаголь, добро… Кроме того, буквами можно было обозначать и числа: “аз” – 1, “веди” – 2, “гла­голь – 3.”…         Создатели азбуки старались сделать буквы простыми, четкими, легкими в написании.

До сих пор кириллица считается одной из самых удобных систем письма. А имена Кирилла и Мефодия, “первоучителей словенских”, стали символом духовного подвига.

В мае 1992 года в центре Москвы, на Славянской площади -установлен памятник братьям-просветителям.

(Звучит “Гимн Кирил­лу и Мефодию “болгарско­го композитора Понайота Пипкова на стихи Стояна Михайловски.)

ВЕДУЩИЙ: Много веков после этого успеш­но развивалась славян­ская письменная культу­ра. Замечательные па­мятники письменности создавались в Болгарии, в Сербии, на Руси. Но редкой и дорогой остава­лась рукописная книга. Для того, чтобы знания стали достоянием наро­да, потребовалось изоб­ретение книгопечатания. Поэтому еще одно имя мы не можем не вспом­нить, говоря об отечест­венной культуре.

ЧТЕЦ: “Ничто по мо­гуществу не может срав­ниться с книгой, терпе­ливо ждущей тебя на пол­ке. Ты еще знакомишься с азбукой, учишь буквы, складываешь из них сло­ва, а книга уже знает, что придет день и час, когда ты откроешь ее…

Потрогаем пальцами гладкий книжный корешок, спросим:

— Откуда взялось печатное творение? Кто его придумал? Давно ли?..” (Г.. Осетров.)

ВЕДУЩИЙ: Чем больше времени отделяет нас от эпохи Ивана Фёдорова, тем полнее раскрывается перед нами вели­чие его творческого дерзания. Мы восхищаемся человеческим мужеством мастера и разносто­ронностью его дарований. Вели­кий энциклопедист-просвети­тель, талантливый литератор и педагог, крупный инженер-изо­бретатель, человек могучей воли и острого ума — таким остается в нашей памяти Иван Федоров. Именно ему довелось “печата­ние небывалое обновить”.

(Инсценируется отрывок из книги П. Березова “Первопечат­ник Иван Федоров “: царь Иван Ва­сильевич держит совет с боярами; рядом с царем митрополит Макарий и князь Андрей Курбский.)

ПРИМЕЧАНИЕ: КУРБСКИЙ Андрей Михайлович (1528—1583) — князь, писатель; один из самых образованных людей своего времени. Был ближайшим со­ратником Ивана IV Грозного, участво­вал в покорении Казани, успешно сражался с ливонскими рыцарями, был воеводой в Юрьеве; весной 1564 года, опасаясь опалы, бежал в Литву, где сочинял обвинительные письма “лютому самодержцу” и мемуары под названием “История о великом князе Московском”. Участвовал в войне с Россией..

ЦАРЬ: Есть ли новости о мас­терах искусных, о которых велел я вам, бояре, иметь попечение?

БОЯРИН (1): Шлет известие и бьет челом иноземец Ганс Шлиттс, коего ты, великий госу­дарь, послал в его немецкие зем­ли с поручением.

ЦАРЬ: Велел я ему привезти в Москву некоторых ученых лю­дей, хорошо осведомленных в науках, а также некоторых ис­кусных ремесленников.Так о чем же он челобитье пишет?

БОЯРИН (1): Он задержан в Любеке ливонскими рыцарями.

ЦАРЬ (в гневе,): Как они смеют мешать нам! Доколе мы будем терпеть их козни и коварство?

КУРБСКИЙ (тревожно): А люди, люди, которые с немцем вместе были?

БОЯРИН (1): Разбежались те люди…

МАКАРИЙ: Жалости сие до­стойно.

ЦАРЬ: И особливо жаль, что не приехал к нам мастер печат­ного дела.

КУРБСКИЙ: И то, го­сударь…

БОЯРИН (2): Не сокру­шайся, великий государь. Не приехал печатник — го­ре невеликое. Я вот и грамоты не ведаю, а знатен и богат! Непригоже нам, православным, перенимать от еретиков иноземных сие новшество.

БОЯРИН (3): Непри­гоже, батюшка, неприго­же. Не должно соблаз­няться мудрствованием иноземным. От лукавого сие.

БОЯРИН (4): Остере­гаться надобно. Иначе и ве­ру свою православную утра­тим, и в полон к нехристям попадем…

КУРБСКИЙ: Неладно молвите, бояре. Веру пра­вославную терять нам не можно, а вот мастерство доброе перенять, ради пользы нашей, было бы нам потребно.

ЦАРЬ: А коли не приехали сюда ремесленники из немец­кой земли, — так ведь и наши люди суть мастера изрядные. Не пустили к нам иноземного пе­чатника — своего мастера сы­щем. (К митрополиту.) О ком ты, владыко, давеча говорить изволил?

МАКАРИЙ: Ивашка, сын Феодоров, в храме Николы Гостунского дьякон, дерзостное мечта­ние имеет — книги священные без писцов переписывать.

КУРБСКИЙ: Как – без пис­цов?

МАКАРИЙ: Сие мне не­ведомо.

ЦАРЬ: От Николы, гово­ришь? Повидать этого дьякона желаю. Пусть покажет нам свое мечтание…

(Бояре кланяются по­добострастно.)

ВЕДУЩИЙ: Царь Иван Васильевич заинтересовался работой Федорова и поддержал начинания мастера. 19 апреля 1563 года Иван при­ступил к набору первой страни­цы печатной книги. Через год книга “Апостол” вышла в свет. Она радовала глаз аккуратным и четким шрифтом, красивыми буквицами, изящными застав­ками.

За всю жизнь Иван Федоров издал 12 книг. Среди них и “Аз­бука” для детей, и полная сла­вянская Библия. Умер Иван Фе­доров во Львове 5 декабря 1583 года. На его могилу в Онуфриевском монастыре положили пли­ту с изображением типограф­ской марки первопечатника. Надпись на плите характеризует уникальность личности мастера: “Друкарь книг, пред тем неви­данных”.

ЧТЕЦ: “Книга выступает од­ним из звеньев в духовной связи людей, она заставляет их возвра­щаться к истокам, проникать в сокровенные глубины духа, кон тактировать с настоящим, прошлым и будущим” (Ч. Айтматов)

ВЕДУЩИЙ: История куль­туры продолжает твориться на наших глазах. Появляются но­вые способы хранения и пере­дачи информации. Но их появ­ление не было бы возможным без тех изобретений, о которых мы сегодня говорили — без букв и книг, с помощью которых че­ловечество обменивается твор­ческим опытом.

ЧТЕЦ:

В книге своя глубина.

Кто доберется до дна,

Тот и получит в награду —

Слов драгоценные клады.

              И. Франко

 

(Ведущий приглашает всех участников мероприятия на книжную выставку.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *