Революцией призванный…

Веревкина Тамара Алексеевна 

 

     В этом году  в истории нашей страны юбилей – 100 лет Великой Октябрьской социалистической революции, или октябрьскому перевороту, как принято называть это   событие   сегодня.  Но   для   большинства  россиян  старшего  поколения  день  7 ноября остаётся одним из главных праздников. Как бы кто не относился к этому событию, факт Октябрьской революции остаётся в нашей истории и мы не вправе  забывать о нём и о людях, отдавших жизни за светлое будущее своего народа.

Каждый год 3 октября у мемориального комплекса борцам революции, что в сквере по улице Советской, Мария Фёдоровна Пескова, (урождённая Вохмина), наводит порядок, приносит цветы, долго стоит в скорбном молчании… Этот день – день рождения Константина Вохмина – революционера, борца за установление советской власти в Мелеузе.  На мемориальном комплексе памяти участников революционных событий, была и его фамилия (в 2016 году имена революционеров с мемориала убраны). Одна из улиц в нашем городе носит имя К. Вохмина.

Трагические судьбы людей, чьи фамилии были выбиты на мемориале  – отдельная и непростая история. А сегодня я хочу рассказать о Константине Вохмине, самом молодом участнике революционной борьбы в селе Мелеуз.

Мария Фёдоровна – племянница Константина Никитича. Она  рассказала мне о семье Вохминых, многое помня со слов своего отца Фёдора Никитича – родного брата Константина и приводя воспоминания  сестры революционера – Марии Никитичны. В семейном архиве Марии Фёдоровны хранятся фотографии, документы, воспоминания…

В 1965 году в дом Вохминых пришёл Иван  Мячин, друг Константина Вохмина по учёбе и революционной деятельности, он специально приехал в Мелеуз из Свердловска, хотел встретиться с семьёй Константина, посетить обелиск с именами людей, близких ему по революционной борьбе. Иван Кузьмич оставил и письменные воспоминания о К. Вохмине. Мария Фёдоровна хорошо помнит этот визит и  рассказ Ивана Кузьмича о Константине.

Родился К. Вохмин 3 октября 1899 года в селе Мелеуз, в семье сапожника-ремесленника. Семья была не из богатых, но жили в достатке. В многодетной семье не было культа религиозности. В Бога не верили, да и царя не жаловали. Видимо, из семьи и берут начало революционные настроения Константина.

В 1912 году им  окончено 3-х годичное обучение в русско-чувашском начальном училище и Костя – воспитанник высшего начального училища в селе Мелеуз. Учился хорошо, много читал, увлекался рисованием, писал стихи, влюблялся… Прирождённый лидер, среди молодёжи был авторитетом, талантливым организатором и активистом,  пропагандистом атеистических и антимонархических идей.  В дни февральской революции 1917 года   в классной комнате снял и сжёг иконы, скинул портрет царя, растоптав его ногами. Ученики, придя утром на занятия, начинавшиеся с предмета «Закон Божий» и с молитв, стали очевидцами  поступка Константина.

С сентября 1917 году Константин продолжил обучение в Самарском высшем инженерно-техническом училище.  Но в России начались  волнения, прогрессивно настроенное  студенчество становится участником революционной борьбы. В  среде студентов К. Вохмин становится активным пропагандистом революционных идей, приобретает опыт.

В Мелеузе власть красных и  белых в 1917-1919 годах менялась не один раз. Ещё не окрепшей советской власти, особенно в провинции, требовались идейно убеждённые, образованные, грамотные люди, умелые организаторы. В 1918 году К. Вохмина представители новой власти в Мелеузе просят приехать в село для организации красногвардейского отряда. Сделать это не просто:  Оренбургская и Уфимская губернии захвачены частями Белой армии, в населённых пунктах, на дорогах – посты, проверки. Было решено провезти Константина в обозе с сеном, но лежал он под стогом сена не в середине, где  обычно при проверках протыкались  поклажи телег штыками и вилами, а вдоль самого края телеги. Несколько проверок на дорогах прошли благополучно.

Так и удалось провезти Константина в село Мелеуз. Занявшись активной подпольной работой, Константин тем самым выдал своё присутствие в селе, что явилось большой неожиданностью для белогвардейцев, которые объявили его в розыск.

Найти К. Вохмина  белым не удалось и очередная, предпринятая ими попытка отличалась крайней жестокостью и бесчеловечностью. Белогвардейский офицер в сопровождении охраны, придя в дом Вохминых, потребовал выдать сына. Мать, Дарья Яковлевна,  не знала, где находится Константин. Но  офицер не поверил ей. Пристально глядя на женщину, подметил, что   из-под платка видна длинная и густая коса. По его приказу   солдаты привязывают Дарью косой к конскому хвосту и волокут по Большой улице (ныне им. Ленина).

  Узнав об этом от товарищей, Константин, не медля, сам  сдаётся первому белогвардейскому патрулю. Не располагая достаточными основаниями для скорого суда и расправы над ним, Константина вызывают на допрос в штаб белогвардейского отряда, который располагался тогда в здании волостного правления (впоследствии тубдиспансер, ныне здание не эксплуатируется).  Ожидая допроса у офицера Бокова, Вохмин сидит на подоконнике коридорного окна, наблюдая за часовым, охранявшим комнату с сейфом напротив, который не ко времени начал чистить винтовку.

Неожиданный выстрел часового, якобы случайный, ранил Константина в ногу ниже колена, навылет. Рана, конечно, не была смертельной. Сегодня об этом судить трудно. Но тот факт, что солдата, стоявшего на посту,  даже не арестовали и не наказали, наводит на соответствующие выводы. Возможно, именно таким, как бы случайным выстрелом, власти хотели устранить опасного для них,  но влиятельного среди селян человека.

Белогвардейцы боялись, что за арест и ранение видного  революционного деятеля, пользующегося у большинства населения авторитетом, будут ответные действия не только от подпольного ревкома, но и от  сельчан.  Вохмина быстро увозят в госпиталь для белогвардейских офицеров, который располагался в доме бывшего купца Усманова (ныне Управление социальной защиты населения).

По рассказам М. Ф. Песковой, основанных на воспоминаниях родственников и очевидцев, Костя лежал в госпитале несколько дней и просил через знакомых, чтобы мать принесла из дома подушку, т. к.  на госпитальной невозможно лежать.

Мария Фёдоровна Пескова (Вохмина) вспоминает со слов своей матери Пелагеи Петровны Вохминой, что гораздо позднее, когда в стране утвердилась советская власть, в дом Вохминых приходила женщина,  одноклассница матери  по гимназии. Незваная гостья пришла неспроста. Видимо, тяжесть содеянного и совесть не давали ей спокойно жить. Она призналась Пелагее: «Я перед всеми вами виновата, тяжко носить на душе большой грех. Покаяться пришла. Не простите, так хоть выслушайте».

Страшная правда всплыла из далёкого прошлого. Одноклассница Пелагеи  Вохминой в 1919 году была сестрой милосердия в белогвардейском госпитале, когда там находился раненый Константин.  Главный врач, офицер, тайком дал ей яд и приказал отравить Вохмина. Возможно, ей и её семье пригрозили расправой за невыполнение данного приказа. А какова жестокость белогвардейцев, в селе знали воочию. Не нам сегодня быть судьями далёкого прошлого.  Но приказ был исполнен. 17 апреля 1919 года Константина Вохмина не стало. Официальное медицинское заключение признало причиной смерти большую кровопотерю и общее заражение крови. Было Косте тогда всего-то 19 лет!

Тело из госпиталя отдали родственникам, для захоронения. В семейном архиве       М. Ф. Песковой  (Вохминой)  есть  фотографии,  где  у гроба К. Вохмина стоят его родители, близкие родственники. Похоронили Константина на  кладбище, что располагалось у храма Казанской Божьей матери, или, у так называемой кладбищенской, малой, чувашской церкви. Этой церкви, как и прилежащего кладбища, уже нет – снесены в начале 1970-х годов. Церковь стояла на месте, где сегодня располагается общежитие Многопрофильного  профессионального  колледжа по ул. Ленина. Там похоронены и  отец Марии Фёдоровны –  Фёдор Никитич, и отец Константина Вохмина – Никита Дементьевич, и другие Вохмины.

Никита Дементьевич умер  в 1934 году, погребение проходило на этом же кладбище. По воле родственников решено сделать общую могилу отцу Никите Дементьевичу и его сыну  – Константину, погребение которого было в 1919 году. Мать Константина, Дарья Яковлевна, рыдая, умоляла поднять и открыть крышку гроба Кости. Её можно понять. Здесь не действуют никакие доводы – сердце матери живёт чувствами. Потерять 19-летнего сына – невосполнимая утрата, боль на всю оставшуюся жизнь. «Подняли крышку и участники похорон увидели Костю. Не только густые волосы, даже защитного цвета гимнастёрка были целы, – вспоминает Мария Фёдоровна, присутствующая на похоронах, – но, тут же, на глазах, всё начало осыпаться, как песок, превращалось в труху и опадало на дно».

В  1947  году  Мария  Фёдоровна,  выйдя  замуж  и  живя  в  доме  по  ул. Кирова, рядом с малой церковью,  часто посещала могилы Вохминых на этом кладбище.

Эти подробности важны потому, что с уверенность можно сказать – прах Константина Вохмина покоится на кладбище, которого уже нет (перекрёсток улиц Ленина и Первомайской).

В 1957 году на ул. Советской, за зданием бывшего волостного правления, недалеко от братского захоронения революционеров, поставлен обелиск с надписью:   «Здесь похоронены расстрелянные белогвардейцами  в  июле 1918 г. т.т.   Вдовин А. Н.,  Воронков А. Н., Вохмин К. Н.,  Жаринов И. А.,  Латыпов Ш. С., Муслимов Ш. М., Напольский  Г. В., Сыров И. Н.».

В 1987 году памятник реконструирован и установлен мемориальный комплекс с вечным огнём. На нём до прошлого  года были увековечены эти имена, в частности, и  имя Константина Никитича Вохмина, хотя его праха здесь нет. Но, надо полагать, что останки тех, чьи имена на обелиске и мемориале присутствовали до 2016 года, кроме К. Вохмина, находятся в братской могиле, немного левее от мемориала, ближе к зданию бывшего волостного правления.

Это подтверждают воспоминания Марии Никитичны Боковой (Вохминой) – сестры Константина Вохмина и документальные свидетельства участников и очевидцев событий установления советской власти в Мелеузе. Данные документы хранятся в фондах мелеузовского историко-краеведческого музея и городской юношеской библиотеки №3.

Сегодня, наверное, неважно, кто из погибших революционеров покоится здесь, в общем захоронении. Главное – память о них хранится не только в камне мемориала, но и в людской памяти.

 

Тамара Веревкина,

заведующая городской юношеской библиотекой №3

 

 

 

 

 

 

Борцам революции

                Холодный осенний ветер гнал рваные тучи, в воздухе пахло прелой листвой, влагой, приближающимися холодами… А в рабочем посёлке Мелеуз, на небольшом пустыре, что за районным домом культуры, по улице Советской, звуки духового оркестра, оживлённые голоса. Этот день – 5 ноября 1957 года,  для мелеузовцев был особенным: в канун 40-летия Великой Октябрьской социалистической революции состоялось торжественное открытие обелиска революционерам, отдавшим свои жизни за установление власти Советов в нашем районе.

             Казалось бы – ничего особенного. Но особенной оказалась судьба этого обелиска, как и судьбы тех, чьи имена были выбиты на грани памятника. Были выбиты, потому, что сегодня на памятнике этих имён нет.

            На торжественном митинге в тот день звучали воспоминания бывших участников революционных событий Н. Смолина и С. Ветрова, выступления председателя райсовета В. Г. Пустарнакова, секретаря райкома КПСС В. К. Пакуева, передовиков производства, комсомольцев, пионеров. Белый шёлк на обелиске, увенчанном звездой, трепеща на ветру, медленно стекает вниз.

            На грани обелиска с западной стороны надпись:

Здесь похоронены

расстрелянные

белогвардейцами в июле 1918 г.

                                                            тт. Вдовин А. Н.

    Воронков А. Н.

Вохмин К. Н.

   Жаринов И. А.

   Латыпов Ш. С.

      Муслимов Ш. М.

       Напольский Г. В.

                                                                  Сыров И. Н.

 

С восточной стороны:

Сооружён гражданами Мелеуза 5. ХI. 1957 г.

в память борцов революции,

погибших за власть Советов в 1918 году.

            Небольшую территорию за РДК, где и поставлен обелиск,  оградили, посадили деревья. Стало доброй традицией в сквере борцам революции проводить торжества 7 ноября, принимать школьников в пионеры, в комсомол.

            Место для обелиска выбрано не случайно. Рядом стоит одноэтажное деревянное здание, где в 1917-1919 г. г. находились попеременно волостной исполнительный комитет (волисполком), революционный комитет (ревком), штаб красногвардейцев. Впоследствии, помещение было передано районной больнице, туберкулёзному диспансеру. Ныне это здание не эксплуатируется. Но самым главным аргументом был факт, что в углу двора волисполкома было (и есть) братское захоронение мелеузовских революционеров, расстрелянных белогвардейцами в 1919 году. Когда организовывался сквер, могила осталась на территории сквера, в ближнем левом углу под деревом. Того дерева давно уже нет, холмик сравнялся с землёй и установить  место захоронения с точностью до метра не представляется возможным. Но достаточно точно показывал это место Фаягуль Фарраховне Азнаевой, краеведу, долгие годы возглавлявшей Мелеузовский историко-краеведческий музей,  – Константин Терентьевич Писяев – один из основателей данного музея, старожил, истинный краевед. А Ф. Ф. Азнаева показала место захоронения мне. Останки революционеров находятся довольно далеко от РДК и поэтому при строительстве Дома культуры в 1955 году не могли  быть потревожены. С определённой долей уверенности можно сказать, что прах борцов за власть Советов и ныне покоится в углу сквера.

             Почему же затерялись следы захоронения? Обращаясь к воспоминаниям Михаила Викторовича Духанина, очевидца тех страшных событий, старожила и краеведа Мелеуза, отмечаем, что массовое захоронение революционеров было произведено в конце января 1919 года, когда в Мелеузе была большевистская власть. На могиле был поставлен большой деревянный крест. А в начале марта село захватили колчаковцы. М. В. Духанин вспоминал: «Много колчаковцев среди тяжелораненых умирало. Хоронили умерших и убитых колчаковцев на кладбище (этого кладбища уже нет, находилось на перекрёстке ул. Первомайской и ул. Ленина, – авт.), на месте, где сейчас кинотеатр «Космос» (ныне кинотеатр не действует, помещение пустует, – авт.)  в один ряд, под видом сомкнутого строя. Крест, установленный на братской могиле героев Октября, перенесён колчаковцами на захоронения их солдат и офицеров».

            Братская могила революционеров, потеряв ориентир в виде креста, ещё какое-то время, видимо, выделялась земляным холмиком. Доказательство тому – произведённое подзахоронение  в братскую могилу  умершего от ран бывшего командира мелеузовского красногвардейского отряда Ивана Никифоровича Сырова в 1930 году.

            Улицу, где в годы гражданской войны размещался Ревком и где находилась братская могила революционеров, в начале 20-х годов переименовали в Советскую.

             В 1964 году обелиск претерпел некоторую реконструкцию. Теперь на одной из его сторон надпись сообщала:

Обелиск сооружен в честь

революционеров-мелеузовцев,

погибших за власть Советов

в июле 1918 года:

                                        Вдовин А. Н.                       Латыпов Ш. С.                            

                                        Воронков А. Н.                   Муслимов Ш. М.      

                                        Вохмин К. Н.                       Напольский Г. В.

                                        Жаринов И. А.                    Сыров И. Н.

Не забудем их имена!

                                                                                      Октябрь 1964

            6 ноября 1987 года (ещё советское время) обелиск снесён и на этом же месте установлен мемориальный комплекс из гранита и мрамора, зажжён вечный огонь, дорожки выложены тротуарной плиткой.  Автор проекта – Н. Х. Хакимов. Сменилась и надпись. Теперь читаем:

Борцам революции, отдавшим свою жизнь

за установление советской власти

В Мелеузе:

                                        Вдовин А. Н.                       Латыпов Ш. С.                            

                                        Воронков А. Н.                   Муслимов Ш. М.      

                                        Вохмин К. Н.                       Напольский Т. В.

                                        Жаринов И. А.                    Сыров К. Н.

            Радовало, что люди, отдавшие свои жизни за счастье народа, не забыты. Но тот факт, что у Глеба Васильевича Напольского и Ивана Никифоровича Сырова сменены инициалы,  несколько обескураживало. Но всё это в прошлом.

            Теперь, с 2016 года, никаких имён, а, следовательно, и ошибок, нет. Есть безликая надпись, где отсутствуют не только конкретные имена, но и  слова «борцам революции», «советской власти»:

 

Мелеузовцам,

участвовавшим

в гражданской войне

1917 – 1922 гг.

            Хотелось, хотя  бы коротко рассказать и о трагических судьбах людей, чей прах и сегодня покоится в сквере борцам революции и чьи имена были выбиты на памятнике. Но о них – следующая история.

Тамара Веревкина,

заведующая городской юношеской библиотекой №3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.