Ветеран милиции

Попков, А. Ветеран милиции [Текст] / А. Попков

// Путь Октября. – 1969. – 2 декабря. – С. 4.

 

Прослужить в органах милиции четверть века – одно это красноречиво говорит о том, что времени было предостаточно, чтобы набраться опыта. С тех пор, как Кузьма Терентьевич Соловьев сменил солдатскую шинель на милицейскую, его жизнь прошла за рулем милицейского газика. Незыблемый, хотя и неписаный закон – преследование преступника по «горячим» следам – невозможен без шофера, отлично знающего машину. В любую минуту она должна у него быть готова к выходу на линию. А для этого надо быть влюбленным в дело, находить для себя удовольствие лишний раз покопаться в узлах, проверить работу систем двигателя, уметь определять по звуку «здоров» мотор или «захандрил». Кузьма Терентьевич всегда находил для этого время. Да и то сказать: годы войны многому научили. Хватил тягот и лишений тогда Кузьма Терентьевич. В отделе в то время не было никакого транспорта, а ему, опытному шоферу, фронтовику, подучившему тяжелое ранение, приходилось исполнять обязанности конвойного милиционера.

Наконец, в отдел передали машину «ГАЗ-АА» или, проще говоря, латанную-перелатанную, ведавшую виды полуторку. Гаража не было. Поставили машину во дворе милиции.  Бывало, за ночь она так промерзнет, что завести ее потеряешь всякую надежду. Но чего не осилит человек, если захочет. Придет, бывало, Кузьма Терентьевич ранехонько и подогревает ее, пока не придут все сотрудники отдела. А как завел, так уж весь день и не глушит мотор. Но и в таких условиях он вместе со своими  товарищами по труду работал упорно и настойчиво

Теперь все это далеко позади. Нельзя оказать, что я нынче в отделе внутренних дел избыток транспорта, однако, есть мотоциклы, да и предприятия помогают, если возникает крайняя необходимость. У старшины милиции Соловьева также есть хоть и старенький, но свой газик. Сколько      тысяч километров наездил на нем Соловьев, сейчас и вспомнить трудно. И все без капитального ремонта. Но нынче поддерживать постоянную готовность машины помогают иные условия. Особенно заметно они изменились, когда отдел принял майор милиции Н. Ямалетдинов. Многое он сделал для облегчения шоферского труда. Теперь и гараж есть, и необходимое для ремонта  оборудование. Это в корне изменило дело. Вспоминается Кузьме Терентьевичу прошлая холодная зима. Но вверенная ему машина в любое время дня и ночи была готова к выходу. А это очень  облегчало работу уголовного розыска и следственного аппарата. Экономились драгоценные минуты, очень важные в момент    преследования  преступника.

Взять хотя бы недавний случай. Только за одну ночь во время работы оперативной группы на спидометре накрутило 200 километров. И так изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.

Хватает забот Кузьме Терентьевичу. Шоферская работа ведь это только полдела. Соловьев, как правило, является и полноправным членом оперативных групп, выезжающих с ним на происшествия. Вот несколько случаев.

Выехали как-то работники уголовного розыска по вызову в деревню Васильевку. В предварительном допросе капитану милиции Куприянову подозреваемого «расколоть» не удалось. Запирается и все тут. Этот подозреваемый сел, наконец, рядом с Кузьмой Терентьевичем в кабину. Тут помогло делу то, что Соловьев лично знал этого человека. Росли, можно сказать вместе. Им оказался колхозник по фамилии Шилкин. Кузьма Терентьевич знал, что за ним издавна велась слава выпивохи и нечистого на руку человека. Разговорились.

«Что ты запираешься? – сказал ему Соловьев, – все следы на свиноферме обличают тебя. Ты думаешь, следователям составит труд подтвердить это? – Нисколько! Да и колхозники на ферме на тебя пальцем указывают, подозревают насчет кражи поросят». – «А что ты мне посоветуешь делать?» – спросил в свою очередь, Шилкин. – «Признаться надо во всем чистосердечно. Для тебя это самый лучший выход». Шилкин так и поступил – признался в содеянном.

В другой раз инспекторы угрозыска выехали по делу кражи в деревню Верхоторка. Люди подсказали, что работник лесосплавной конторы Голованов незаконно присвоил    казенную бензопилу. Узнав, что в Верхоторку прибыли     сотрудники уголовного розыска из города, Голованов     перепугался не на шутку. Он даже пытался вначале спрятаться, чем еще больше укрепил подозрения. А когда это ему не удалось, стал запираться. Говорил одно: никакой пилы он не брал. Стали искать. Обыскали всю усадьбу, весь дом –  не нашли.

Тогда Кузьма Терентьевич, проявив инициативу, решал еще раз хорошенько осмотреть подполье. Показалось, что в одном месте земля, вроде бы, совсем свежая. Копнул раз, другой, третий – стукнуло что-то твердое. Выкопали – оказалась та самая пропавшая бензопила.

Так вот и работают они – сотрудники милиции –  дружно, слаженно, с большой пользой для общего дела борьбы с правонарушителями и преступностью на территории нашего района.

А. Попков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.