В ту суровую годину. Вохмин К. Н.

Кашицын, М. В ту суровую годину [Текст] / М. Кашицын

// Путь Октября. – 1984. – 6 октября. – С. 2.

3 октября 1984 года Константину Никитовичу Вохмину исполнилось бы 85 лет. Шестьдесят пять лет назад пуля белогвардейца оборвала жизнь вожака Мелеузовской революционной молодежи Константина Вохмина. Это было время, как пишет в своих воспоминаниях И. Мячин, больших классовых противоречий. После падения царизма убеждения у людей оставались далеко не у всех одинаковые. У одних они были основаны на принципе пролетарской идеологии, у других – буржуазной.

Не обошла волна этих событий и волостной центр на юге Башкирии – Мелеуз. Политическая борьба поднималась и бродила как опара на дрожжах во всем обществе, захватив школы. Бурные дни переживали и учащиеся Мелеузовского высше-начального училища. Состав учащихся по социальному происхождению был разным. Его беднейшая часть – дети крестьян и рабочих, мелких кустарей всегда ощущала на себе моральное давление зажиточной среды. После февральской революции 1917 года ученики училища разделились на две группы – за большевиков  и  против.

Революционные события волновали молодежь. Ежедневно в перерывах от занятий шла полемика между отдельными группами учеников, иногда такая полемика заканчивалась серьезными разногласиями и решалась подчас   потасовкой.

Группу, ратовавшую за большевиков, в 1917 году возглавил Константин Вохмин. Он был вожаком не избранным, а признанным. В феврале, конца до Мелеуза дошла весть о свержении царя, Константин на глазах всего училища сбросил со стены портрет Николая Второго. Вохмин был и убежденным атеистом.

В 1918 году в Мелеузе был организован отряд Красной гвардии, Константин Никитович назначен его секретарем. Роль его в отряде не ограничивалась лишь секретарскими обязанностями. Отряд, состоявший в основном из рабочих и   крестьян-бедняков, нуждался в грамотных  советах. Многие документы отряда и волостного Совета оформлялись рукой   Вохмина. Он самолично вручал обязательства о внесении установленной суммы контрибуции на покрытие нужд красногвардейского отряда местным богатеям Попову, Мельникову, Брынову и другим. Контрреволюционеры    однажды попытались разоружить отряд Красной гвардии, но им это не удалось. Встретив отряд во главе с председателем  волостного Совета Михаилом Спиридоновым, где был и    Константин Вохмин, вооружённым, местные богатеи поняли, что имеют дело с организованной  силой.

Враги, затаив злобу, не раз угрожали К. Вохмину расправой и лишь ждали удобного случая, чтобы привести ее в исполнение. Во второй половине 1918 года в Мелеуз ворвались дутовцы. Вохмина арестовали, привели в штаб, где и устроили допрос. У белых не было уверенности, что с Советской властью все будет покончено. Но и оставлять в  живых Вохмина им явно не хотелось. И тогда дутовский  офицер встал на путь провокации, велел Константину подождать здесь,  в штабе  белых, что ему не выдадут справку о его оправдании.

Константин Никитович сидел на подоконнике напротив двери коридора, за которой находилась камера заключенных,  где стоял часовой. Часовой выстрелил в Константина и угодил в ногу. Раненого Вохмина доставили в госпиталь дутовцев. Здесь ему ввели усиленную дозу морфия и в тот же день он скончался. Так, в расцвете сил, на 19-ом году оборвалась жизнь Константина Никитовича Вохмина.

Память о нем и о других погибших красногвардейцах увековечена в памятнике, установленном в Мелеузе в 1957 году. В музее 3-й школы города собраны и хранятся материалы о К. Н. Вохмине. Часто бывает здесь в гостях и родная сестра Вохмина – Мария Никитична Бокова.

Благодарные потомки чтут память о тех, кто отдал жизнь за их светлое будущее.

М. Кашицын.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.