Как началось ваше увлечение книгой. Тест читателю

Вопросник

  1. Как началось ваше увлечение книгой, чтением?
  2. Что можно сделать с помощью книги?
  3. Библиотека будущего
  4. Книга традиционная и электронная. За которой из них будущее?
  5. Мой любимый литературный герой
  6. Книга, которая заставила задуматься
  7. Слово о любимом поэте (писателе)
  8. Полезно ли читать детективы?
  9. Сегодня – это фантастика, завтра – это жизнь
  10. По страницам любимых книг
  11. Книги, которые учат меня любить Россию
  12. Подвиги во имя добра и справедливости
  13. Башкортостан в русской литературе (на примере одного или нескольких произведений)
  14. Практическое использование прочитанного
  15. Кто из вас читает одну книгу в день? неделю? месяц? Кто вообще не читает?
  16. Литература… Сие слово не может оставить меня равнодушным. Литература отняла у меня детство, отрочество и юность, и теперь, в осеннем возрасте, когда люди вспоминают былые приключения, я лишь, кряхтя, стираю пыль с корешков библиотеки, заполонившей мой дом.
  17. Можете ли вы ответить положительно на  историческую фразу  Паниковского – “А кто ты такой?” Я – Профессиональный Читатель,  и, поскольку в круг моего чтения входят не только известные имена, но и безвестные ныне начинающие авторы.
  18. Автор нуждается в первом читателе. И это должен быть благожелательно настроенный читатель. И этот читатель должен обладать изрядной выдержкой и чувством такта.
  19. Непременным условием удобочитаемости произведений является уничтожение эпитетов. Писатели способны завалить даже неплохой, по сути своей, текст таким количеством прилагательных, причастий и наречий, что читатель не способен сдвинуть этот воз с места.
  20. Перебор эмоций, излишняя патетика, уместная в эпических стихах, не слишком хорошо воспринимаются в прозаическом тексте. Многие авторы путают художественную литературу с древнегреческим театром, где персонажи носили маски с утрированными выражениями гнева, ужаса или радости. Попытки использовать эти крайности в текстах превращают литературу в пародию.
  21. Изобилие технических терминов вызывает у нормального читателя скуку и раздражение. Изобилие неологизмов имеет тот же эффект. Естественно, без них не обойтись. Они являются, во-первых, частью антуража любого произведения. Во-вторых, они гораздо более четко отражают суть вещей. Проблема в том, что читатель не обязан знать всей возможной терминологии, кроме “общего джентльменского набора” читателей . А что делать?
  22. У каждого человека есть любимые слова. Подобно вирусам, они имеют свойство незаметно пролезать и заменять собой те единственно нужные слова, без которых нет хорошей литературы. Причем устраиваются они так органично, что порой выкинуть или заменить их нет никакой возможности. СЛОВА-РЕПЬИ И СЛОВА-ВИРУСЫ
  23. Автор должен историком, социологом, специалистом по генеалогическим деревьям, предсказателем… Что? Вам кажется, что это уже чересчур? Писатель, если не хочет выглядеть полным дураком, должен разбираться в том, о чем он пишет, лучше большинства своих читателей?
  24. “Хэппи-энды” на фоне развалин, когда герой мужественно сжимает одной рукой бластер, а другой – боевую подругу и говорит: “Ну вот, все и кончилось, крошка”. При этом читателю известно, что законная власть в стране (на планете) рухнула, экономические связи разрушены, бюрократические институты уничтожены. Устраивает ли это вас? Думали ли вы об этом?
  25. Авторские ремарки не должны обращаться к читателям, так, как будто они – его близкие друзья. Если читатель скептически настроен – это его позабавит или оттолкнет. Авторские ремарки не должны содержать сленга и ненормативной лексики. Автор должен воздерживаться от прямых оценок происходящего.
  26. Деление на злых и добрых (как, впрочем, и на своих и чужих, друзей и врагов) – всего лишь грубое описание действительности, уместное в детских сказках и в поджанре фентези. Литература, в которой персонажи больше похожи на шахматные фигуры, чем на людей,  видимо инстинктивно чувствовавших, что здесь они будут выглядеть “на уровне”.
  27. Юмор – это смазка, позволяющая читателю расслабиться и легче проглотить авторскую стряпню. Автор, относящийся к событиям своего произведения с иронией, как бы становится не в оппозиции к читателю, а рядом с ним, заглядывает через плечо и хихикает: “смотри-ка чего тут твориться…” Очень хороший, практически беспроигрышный прием?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.