Помнят Федора в Береговке. Федор Николаевич Кувайцев

Пильнов, М. Помнят Федора в Береговке [Текст] / М. Пильнов

// Путь Октября. – 1976. – 22 апреля. – С. 4.

 

         Их, свидетелей этого далекого трагического эпизода, в живых осталось столько, что можно пе­ресчитать по пальцам – Кузьма Федорович Понявин, Дмитрий Матвеевич Понявин, из Понявиных еще Антонина Андреев­на, Позднякова Наталья Лав­рентьевна, Евгения Петровна Губачева, да еще два-три человека. Вот все те, у кого еще не сгла­дилась в памяти неповеданная людям героическая страница из истории становления Советской власти в бывшей Мелеузовской волости Стерлитамакского уезда в Береговке, где от кулацких рук пал первый Береговский председатель сельского Совета Федор Николаевич Кувайцев.

         Стояла обычная, подрумя­ненная легким морозцем, весна 1918 года. Теплые ветры все яв­ственнее доносили до берегов Бе­лой пороховую гарь петроград­ских застав и набережной Не­вы. Революционная волна девя­тым валом катилась по всей не­объятной России. Зарывшаяся в землю убогими лачугами, опу­танная дырявыми плетневыми за­борами Береговка, с . выпяченными на этом нищенском фоне ереминскими да дьяковскими пристаня­ми местных богатеев, жила настороженной, подворотней жизнью. Бедняцкие семьи – с надеждой на лучшую долю, богатеи – со стра­хом.

Весть о том, что в деревню приехал моряк с революционной Балтики, посланный питерскими рабочими для установления Со­ветской власти Федор Кувайцев, в один миг облетела деревню.

         К землянке, в которой юти­лась семья Федора, потянулась беднота, сердцем чуя в посланце новой власти доброе предзнаме­нование.

А он, саженного роста в пле­чах (утверждают, что рост у не­го и в самом деле достигал два метра), с раскрытой настежь, как сама душа, тельняшкой, словно читая мысли своих земляков, по вел разговор о самом затаенном, о самом выстраданном – о земле.

         – Теперь земля ваша. Так ска­зал Ленин, так мне велели пере­дать и питерские большевики. А для того, чтобы все это быстрее осуществить, необходимо создать бедняцкий комитет…

         Председателем сельского Совета береговцы единогласно выбрали Федора Кувайцева. Все знали, что самое большое богатство в этой семье была сума, с которой мать Федора и его сестра по оче­реди обходили соседние деревни и собирали милостыню.

         Отца Федор не помнит – тянул, говорят, где-то на стороне лямку, пока нужда не вырыла ему ямку. И пришлось Федору с сестрой с малых лет гнуть спину у поме­щика Пашкова. Потом – призыв на действительную. С 1908 года служил матросом на Балтике. Флот закалил крестьянского пар­ня и физически, и морально. С па­лубы корабля он лучше стал разбираться в том, что делается на суше. А так как на корабле кроме мордобоевых была еще и другая категория людей, имено­вавших себя в тайне от надзора большевиками, то теперь Федор уже точно знал, по какому ориен­тиру при случае ударить главным калибром. Случай этот долго не заставил себя ждать и, когда в 1917 году вспыхнула революция, Федор Кувайцев с винтовкой на­перевес со своими братишечками рванулся на штурм Зимнего двор­ца.

         В родной Береговке, Федор Николаевич начал, как и наказывали еще в Питере – с разъяснительной работы. Сельский Совет на первом же заседании провел разграничительную линию: в ком из береговцев видеть свою опору, а на кого повести наступление. Теперь землю между оврагами отводили тем, кто жил в добротных пятистенниках под железной кровлей. А чей двор был крыт светом и обнесен ветром, получал самые плодородные пашковскне наделы.

         С приходом весны надо было решать главный вопрос жизни: чем сеять? Сельский Совет вынес решение: изъять излишки хлеба насильно и провел его конфиска­цию.

         23 апреля 1918 года на собрание бедноты непрошенными гостями явились и кулаки. Не знал бе­реговский председатель, что в одном из домов всю ночь шло совещание: А. Чернышов, братья Крючины, С. Огрызков вынаши­вали план том, как уничтожить питерского матроса.

         Пришли они не с пустыми руками: у кого – кол, у кого – вилы из-под полы кое у кого виднелись рубленые стволы бандитских обрезов.

         Завязалась драка. И вот уже кулачье окружило Федора, кото­рый выстрелами из оружия вверх пытался восстановить порядок. Удар по голове оглушил Федора. Его сбили со стула, с которого он стоя вел собрание, и стали избивать. Окровавленный, он с трудом дополз до первого дома что стоял напротив сходки бедня­ка Николая Зайцева. Тот спрятал его в соломе и просил до вечера никуда не отлучаться.

         Но Фёдор ползком добрался до своей землянки, где мать и жена спрятали его в подполе. Кулаки решили добить Федора. Они хищной стаей окружили его избушку, на мать и жену Федора, пытавшихся защитить близкого им человека, набросили сак, которым ловят, рыбу и выволокли наружу.

         В матроса стреляли, кололи, ею вилами, вымещая на нем всю свою звериную ненависть к Советской власти.

         Так оборвалась жизнь простого крестьянского парня из забитой нуждой деревушки – первого береговского председателя сельсовета Федора Николаевича Кувайцева, память о котором жива и по сей день в сердцах тех, кто его знал и тех, кто обязан ему своим се­годняшним светлым днем.

М. Пильнов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *