В колхозе-миллионере

Пильнов, М. В колхозе-миллионере [Текст] / М. Пильнов

// За урожай. – 1957. – 16 июня. – С. 2.

 

         Яркое солнце стоит высо­ко в ясном июньском небе. Оно заглядывает в окна домов колхозников, серебрит крытые железом крыши животновод­ческих ферм, шаловливыми зайчиками скользит по поверх­ности металлических частей сельскохозяйственных машин и вместе с ветром сизыми вол­нами перекатывается по не­обозримым полям колосящей­ся колхозной пшеницы. Как хорошо дышится, какой во­круг простор, какие дали от­крыты взгляду!

         У здания с выкрашенной в зеленый цвет панелью фаса­да, необычайное оживление. На просторный правленческий двор то и дело въезжают и выез­жают автомашины, подводы с людьми, мелькают велосипе­дисты и пешие – колхозники, завернувшие в правление всяк по своему делу: кто по вызо­ву, кто узнать новость, а кто просто посмотреть, как сель­ские активисты готовят уб­ранство к предстоящему юби­лейному торжеству – 400-ле­тию братской дружбы двух народов: русского и башкир­ского. Об этом же рассказы­вает только что прибитый ло­зунг, красующийся яркими буквами по красному полот­нищу на широкой тесовой ар­ке ворот.

         Чуть правее, над окнами здания – вывеска: правление кол­хоза имени Салавата.

         Это и есть колхоз, носящий имя легендарного башкирского героя Салавата Юлаева.

         О том, как  живут и тру­дятся в этой сельхозартели советские люди, мы узнаем из рассказов самих колхозников. Да вот хотя бы Гадильша

Гареевич Бикбулатов, брига­дир комплексной полеводческо-животноводческой бригады № 4. Он только что заехал в правление по пути с сенокоса. К нему мы и обратились с просьбой рассказать нам о де­лах и людях своей бригады.

– Бригадой я руковожу не­давно, но работаю с самой организации колхоза, так что, конечно, кое-чего знаю.

– После укрупнения хозяйства, – продолжает он, – боль­шие произошли изменения в нашей артели. Взять хотя бы животноводство. Пять лет на­зад у нас в бригаде был един­ственный старенький коровник. Да и коров-то в нем было раз два и обчелся. Сейчас мы выстроили стандартное глинолитное помещение фермы, под железной крышей, с полной механизацией. На ферме уста­новили подвесную дорожку, автопоилки, поставили кормо­кухню, здесь же имеется кор­мозапарник и соломорезка, провели в помещение электри­ческий свет.

Построили на сто мест стан­дартный телятник. В связи с этим увеличили поголовье ско­та почти в два раза. Только одних коров у нас 89 голов. Коров прибавилось – с моло­ком хлопотливее стало. При­шлось механический сепара­тор весной покупать. Красота! Нажал   кнопку, – и стой да смотри: 600 литров в час про­пускает.

– Ну, а сами как живете, Гадильша Гареевич?

– Сами-то? Что и говорить, год от году лучше. Прошлым летом, например, только по нашей бригаде пятнадцать колхозных семей построили себе дома. Да еще какие! Не дома, а клубы. Хорошо стали жить, а о прежней-то жизни и вспоминать не хочется.

         В каждой семье почти – ве­лосипеды, радиоприемники, электрический свет, да и лю­ди у нас стали какие-то дру­гие, дружные, сознательные. Вон Амир Бикбулатов. Шесть­десят лет бабаю, а он все кузнечит. Ему бы отдыхать, так нет вот, разве заставишь? Не хочет. Чего я, говорит, дома буду сидеть. Поработаю еще.

         Или доярки Рамзиля Алтынгузина и Магира Кинзябаева. По 550 – 700 литров за пять месяцев на каждую ко­рову надоили. Хорошо рабо­тают, хорошо получат. Вот из этого она и слагается, наша жизнь.

         Об этом же нам рассказа­ла шестидесятитрехлетняя ба­бушка Сания Ильясовна Имангулова. У нее два внука, чет­веро детей.

– Дети все работают в кол­хозе, вот сижу дома на всем готовом, все есть, чего мне, старухе, еще надо? Спасибо, хорошо живу…

         В колхозе имени Салавата более девяти тысячи гекта­ров плодородной земли. В прошлом году сельхозартель получила богатый урожай зерновых: по 11,5 центнера «кругом». Общий доход колхоза составил 1 миллион 409 тысяч рублей. Это небы­валая цифра в истории сель­хозартели.

– Наш колхоз располагает большими резервами для кру­того подъема экономики, – говорят колхозники. – Надо лишь правильно использовать их, со знанием дела руково­дить хозяйством.

         Два миллиона 157 тысяч рублей дохода решили полу­чить они от своего хозяйства в 1957 году.

         В июне 1955 года в колхоз приехал новый председатель, тридцатитысячник Нурислам Низамович Мусин. Положение в то время было крайне тя­желое: хлеб уродился плохой, не было кормов. Это больше всего беспокоило колхозников. Люди ломали головы: как быть, как выйти из создавше­гося затруднения. И все же нашли выход: разместили в трех соседних районах почти весь скот, заготовив ему 14 тысяч центнеров кормов. И этим полностью сохранили поголовье.

         Неурожайным был пятьде­сят пятый год, тем не менее он явился для сельхозартели переломным. Колхоз в этом году получил миллион рублей дохода. Первый миллион. – А потом, – рассказывает но­вый председатель, – дело по­шло лучше. За последние два года в колхозе проведено боль­шое строительство. Три стандартных коровника в общей сложности на 300 мест с пол­ной механизацией трудоемких работ, два оборудованных те­лятника, четырехрядный сви­нарник, две овцетоварных фермы, курятник, гараж на 5 машин, мельницу, сушилку построили, установили автове­сы, поставили пять крытых токов, провели в семь дере­вень электрический свет.

– Кроме того,- продолжает он, – кое-что купили. Напри­мер, приобрели дождевальную установку. В этом-то году она очень нужна.

– А скота много у вас?

– Да как сказать? Есть, ко­нечно, и еще думаем увели­чить. Одних свиней держим больше пятисот. Думаем по молоку и мясу на днях рас­считаться за первое полугодие с государством полностью. По сдаче мяса уже сейчас план перевыполнили.

         В  1954  году доход от животноводства составил 468,7 тысячи рублей, в прошлом же году – 734,5. Вот подсчитайте, что такое для нас животно­водство. А посмотрели бы вы, какой горячий отклик нашел у колхозников призыв партии и правительства о том, чтобы обогнать Америку по производ­ству продуктов животноводства на душу населения. Уже сей­час мы пересматриваем свой перспективный план и думаем к концу года получить на каждые 100 гектаров пашни 65 центнеров молока и по 15,4 центнера мяса в живом весе. В 1958 году эта цифра будет увеличена по молоку на 21 центнер, по мясу – больше чем в два раза.

Уже сейчас наши животно­воды сами изыскивают пути увеличения продуктивности скота. Доярки, например, не­давно перевели животных на трехкратную дойку и по­высили надои от своих коров

на 50-60 литров. Пастухи решили пасти скот, разбив его на мелкие группы, чтобы жи­вотные лучше наедались. Даже птичницы, и те не остались в стороне. Они решили попол­нить поголовье кур.

         В тесном содружестве, в братской семье трудятся кол­хозники колхоза имени Сала­вата, люди разных националь­ностей, разных – профессии. Доярки Фарида Гайнуллина, Анастасия Пильнова, Мария Александрова получают от своих групп высокие надои молока. Умножают своим че­стным трудом колхозное бо­гатство пастух Тимербай Иб­рагимов и пожилой колхозник Хабибулла Абдуллович Гайнуллин. А таких здесь много: десятки, сотни, все. Восемьсот колхозников этой сельхозар­тели единой семьей твердо шагают к своей заветной цели, к построению коммунизма в нашей стране.

М. Пильнов.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *