Она живет в селе. Тайфа Калимулловна Кари­мова

Пильнов, М. Она живет в селе [Текст] / М. Пильнов

Путь Октября. – 1971. – 17 июля. – С. 2.

После ливня в деревню Абитово не заехать – улица раскисла от дождя. И хотя с утра не­щадно припекало солнце, земля подсыхала медленно.

Местный «сторожил», кото­рому от роду лет восемь, с за­видной проворностью забрался на сиденье мотоцикла, чтобы в награду за то, что его сейчас прокатят, показать, где прожи­вает тетя Тайфа.

Ее домик с незаконченным трехстенком стоит почти на са­мой окраине деревни, прижав­шись задами к берегу реки Нугуш. Хозяйку мы застали за непривычным для женщины за­нятием. В одной руке она зажа­ла отвертку, в другой – конец провода.

– Спираль вот в плитке пе­регорела, – сказала она таким тоном, как будто этим делом занималась всю жизнь.

И тут же добавила: дочери у меня одни, сынишка еще мал, да и тот на учебе. Вот и прихо­дится все самой. Шестой год как овдовела. Заботы, хозяй­ство – все теперь на одни плечи.

А потом посмотрела в голу­бую даль и заключила:

– Опять дождь будет. Ладно, хоть со свеклой управились, ей теперь благодать.

Тайфа Калимулловна Кари­мова коснулась как раз той те­мы, ради которой я и приехал.

– Много ее у вас?

– Хватит, – недвусмысленно заметила женщина. – Сейчас еще поясница болит. И когда уж только у нас ее научатся машинами обрабатывать! – про­изнесла колхозница.

Возразить нечем. Нелегко по­ка дается эта культура. Вот и за Тайфой в этом году участок закрепили не меньше прошлогоднего – гектар двадцать пять соток. Управилась со своей свеклой быстро. Как ни гово­рите – пять пар рук. Трижды прошли по рядкам. Первый-то раз сделали разборку букетов, второй раз прорывку, а уж по­следний раз выходили с мотыгами.

– Возвращаемся как-то ве­чером домой с поля, – вспоми­нает Тайфа Калимулловна, – а навстречу бригадир. Не возь­мешься ли, говорит, бесхозный участок еще обработать?

Бригада-то одна, а деревень четыре. Пенсионеры есть. В Но­во-Ташево и осталось несколь­ко таких необработанных план­таций. Младшенькая дочка Иль­дуса и шепчет: бери, мам, мы­-то у тебя для чего?

И опять перед глазами после трудового дня проплывали промелькавшиеся за день беско­нечные ленты заросшей травой свеклы. И опять по вечерам ныла спина. Спасибо, хоть ло­шадь бригадир выделил: от до­ма до этой деревни три с поло­виной километра.

Если по доброму-то разо­браться, не знай, кто кого еще благодарить должен. Полтора гектара обработать ничейной свеклы, найти бригадиру до­бровольцев – дело не легкое.

А вот Тайфа Калимулловна не отказалась. И не потому, что у нее нужда больше, чем у других. Нет, много ли за нее на уходе получишь! Другое Де­ло, когда копать будешь: главная-то оплата с корня!

Тайфа Калимулловна – ком­мунист, и ее сознание исходит не только из личных интересов, но и общественных. Насколько помнит себя эта женщина, руки ее к труду привычны с малых лет. Правда, жизнь складыва­лась не всегда сладко. И была она, эта жизнь, вроде как у той луны: то полная, то на ущер­бе.

Едва ей исполнилось семнад­цать, началась война. А через год надела солдатскую шинель. Куда только ни забрасывала ее судьба! Сколько видела-перевидела пожарищ, слез людских. Горе тяготило душу, и в то же время – вливало силы, чтобы с родной земли гнать ненавистного врага. Здесь она прикоснулась сердцем к партии – получила красную книжечку.

Фронтовая дорога в день Побе­ды закончилась для нее неда­леко от Берлина, в Лансберге.

А потом долгожданный мир­ный труд. Обзавелась семьей, детишки пошли. В Абитово приехали жить в 1954 году. Муж по инвалидности работал счетоводом. Сама, перекинув через плечо тяжеловесную сум­ку, разносила почту.

А теперь вот одна. Летом – на плантациях, в уборочную – на семенном складе, осенью – снова возле свеклы, а зимой – с ребятишками. Так и проходит время, которого постоянно не хватает. Потому как за хозяйственными делами, есть еще и общественные. Тайфа Калимулловна возглавляет женсовет, является секретарем товарище­ского суда. Только в этом году рассмотрели шесть дел. Боль­ше всего воевать приходится с пьяницами да дебоширами. Не­давно, к примеру, судили Минибая Халитова и жену его Миниямал. Наложили штраф, а толку! Не каждому такой суд полезен. Большинство-то, конечно, суда боятся, так как судьями здесь вся деревня.

Но таким, как Халитовы слово «совесть» – понятие относительное – оба на жизнь смотрят через граненый стакан.

В своей работе Тайфа Калимулловна опирается на авторитет уважаемых на селе людей, таких, как агитатор Р. Исанов, шестидесятилетний колхозник Т. Кузбеков. Именно эти, убеленные сединой аксакалы, по­могают ей наводить мир и по­рядок в домах односельчан.

На свои трудности Тайфа Каримова не сетует. Хотя и ей при ее пятерых детишках, жизнь дается нелегко. Трехстенок закончить никак не может, да и крышу заменить бы надо. Шифер давно обещают, а не дают. То ли, в самом деле, его не хватает, то ли, живет дале­ко от Сарышево, и не всегда проследишь, когда его привезут…

Живет на селе коммунист. Ничем особенно не выделяется ни красными палатами, не сво­ей внешностью.

Но есть приметы, которые ярче зримых. И одна из них – это любовь к труду и та скром­ность, которая украшает чело­века.

М. Пильнов.

Колхоз имени Ленина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *