Колхозное строительство в Башкирии (1928 – 1932 гг.)

Бикбаев, Р.  Колхозное строительство в Башкирии (1928 – 1932 гг.)

[Текст] / Р. Бикбаев

// Путь октября. – 1968. – 2 июля. – С. 2.

Намного выросло количество бедняцких групп. Если в 1927 году в трех кантонах числи­лось всего лишь 83 группы бед­ноты, то на июль 1929 года их стало в республике 1355. Резко возросла и экономическая по­мощь пролетарского государства бедноте Башкирии. Бедня­кам была оказана различного рода помощь, включая льготы по сельхозналогу в 1928 году на сумму более 2,6 млн. руб­лей, в 1929 году – в размере 11 – 12 млн. рублей (Партархив Башобкома KПCC ф. 122, оп.8, д. 108, – лл. 12, 176, д. 11, лл. 339, 355, 664). За эти годы от сельхозналога освобождались соответственно 188 тысяч и 196 тысяч бедняцких хозяйств.

Эти мероприятия повысили политическую активность баш­кирской бедноты. Она вплоть до начала массовой коллективи­зации шла в авангарде колхоз­ного движения. По данным Башколхозсоюза на 1 октября 1929 года среди коллективизи­рованного населения бедняки и батраки составляли 80,9 про­цента (Партархив Башобкома КПСС ф. 122. оп. 8. д 101. л. 152).

Одной из основных форм массовой работы башкирских коммунистов среди крестьянок являлись делегатские собрания, количество которых росло из года в год. Женщины делегатки проводили политмассовую культурно – просветительскую работу среди сельских тружениц, организовали для них различные курсы, выдвигали лучших кре­стьянок на руководящую работу. Так, с 1 октября 1928 года до 1 мая 1929 года количество женщин в органах управления и контроля сельскохозяйственной кооперации увеличилось с 52 до 598.

В конце 1928 – начале 1929 гг. были проведены отчеты – перевы­боры сельских Советов. За эту избирательную кампанию по 1914 сельсоветам состоялось более восьми тысяч отчетных собраний. Трудящиеся крестья­не принимали самое активное участие в них. Они выступали с резкой критикой недостатков, которые имелись в деятельно­сти Советов. При помощи населения было выявлено и изгна­но из органов государственной власти на селе много враждеб­ных элементов, кулаков и под­кулачников.  В новом составе Советов уже две трети прихо­дилось на долю бедняков, батраков и рабочих. Перевыборы способствовали повороту Советов лицом к колхозному строительству, повысили их автори­тет в глазах бедняцко-середняцких масс.

Опираясь на Советы и другие массовые организации, коммунисты Башкирии сломили кулацкое сопротивление и обес­печили успешное проведение хлебозаготовок 1929 года. Победа над кулачеством на хлебном фронте еще больше развязала революционную инициатив трудового крестьянства.

Быстрое развитие тяжелой индустрии служило главной предпосылкой перевода сельского хозяйства на новую материально-техническую основу. В 1929 году наша промышленность могла уже снабжать деревню значительным количеством тракторов н других сельскохозяйственных машин.

С каждым годом увеличивался завоз тракторов и земледельческих орудий и в Башкирию. Если до Октябрьской революции на территории Уфимской губернии работало всего лишь 7 тракторов, а за восемь лет после революции в республику был завезен 121 трактор, то в 1928 году уже насчитывалось около 400, а через год – 700 тракторов.

В БАССР первые машинно-тракторные станции появились весной 1930 гада. Им предшествовали прокатные пункты и тракторные колонны. Трактор являлся самым авторитетным агитатором за коллективную жизнь в деревне. Он воодушев­лял бедных крестьян на коллективизацию и вызывал нена­висть у врагов колхозного дви­жения.

1 сентября 1929 года Топорнинский куст колхозов органи­зовал тракторную колонну из 8 тракторов для обработки по­лей коллективных хозяйств и единоличников бедняков. За два месяца тракторная колонна вспахала бедняцким дворам бо­лее тысячи гектаров. Себестои­мость тракторной вспашки оказалась вдвое дешевле, чем при вспашке на лошадях. Влияние колонны на крестьян было силь­ное. В деревне Бакаево, где первые тракторы, посланные ку­стом на вспашку бедняцких участков, были встречены кулацким бунтом, с прибытием колонны организовался колхоз в 162 двора с земельной площадью 4,0 тысячи гектаров Бедняки и середняки подняли вопрос о выселении – кулаков и мулл из села на обособленный участок. В деревне Кузнецово был восстановлен колхоз, раз­ложенный кулаками.

Важнейшую роль в переходе крестьянских масс на путь кол­лективизации сыграли совхозы, которые стали создаваться сразу же после установления Советской власти. К началу 1928 года в Башкирии существовало 35 мясо -молочных, семеновод­ческих, племенных и других совхозов, созданных на базе бывших помещичьих имений.

Советские хозяйства респуб­лики вели большую работу среди населения по пропаганде передовых методов животноводства и земледелия. Они отпускали крестьянам племенной скот, сортовые семена, выдава­ли на прокат различные машины, помогали бедноте обрабатывать их участки и т.д. Особенно велика в этом отношении роль зерносовхозов, организо­ванных по решению июльского Пленума ЦК ВКП(б) 1928 го­да. Создаваемые преимущест­венно в отдаленных башкирских районах, они оказывали самое благотворное влияние на ход колхозного движения. Так осенью 1929 года Тамьян-Тангаурская волость, которая обслуживалась зерносовхозом «Красная Башкирия» и состо­яла из 57 селений, преврати­лась в район сплошной коллек­тивизации. Зоны сплошной кол­лективизации образовались вокруг Зилаирского и Аргаяшского зерносовхозов.

Выполняя заветы В. И. Лени­на, Коммунистическая партия всемерно поддерживала развитие в деревне различных видов кооперации. Через потребитель­ские и кредитные общества, снабженческо-сбытовые кооперативы и простейшие производст­венные объединения крестьянам прививались навыки коллективизма. В течение 1928 – 1929 годов охват крестьянских хозяйств различными видами сельскохозяйственной кооперации поднялся с 22 до 50 процентов. На 1 октября 1929 года в республике насчитывалось более 5 тысяч сельскохозяйственных кооперативов.

Большую работу по производственному кооперированию проделала хлебная кооперация Башкирии. Только за 1929 год при помощи контрактации было кооперировано 50 тысяч крестьянских хозяйств в 1500 зерновых товариществ. Постепенно они переросли в колхозы.

 

 Р. Бикбаев,

ст. преподаватель Стерлитамакского ОТф УфНИ,

кандидат исторических наук.

(Продолжение следует) 

 

2

Бикбаев, Р.  Колхозное строительство в Башкирии (1928 – 1932 гг.)

[Текст] / Р. Бикбаев

// Путь октября. – 1968. – 4 июля. – С. 2 – 3.

 В агитации за новую жизнь на селе партийные и совет­ские органы умело использовали опыт старых, уже окрепших колхозов. Взять, к примеру, коммуну «Кызыл Октябрь» Стерлитамакского кантона, которая состояла из 188 дво­ров. В 1929 году, через два го­да после организации, коммуна имела 33 сельхозмашины, в том числе трактор «Интернационал» и сложную молотилку. Скот в колхозе содержался только племенной, был введен шести­польный севооборот. Ежегодно расширялась посевная площадь. «Хлеба коммуны, – писала «Красная Башкирия» 7 августа 1929 года, – выгодно отлича­ются от хлебов крестьян окру­жающих сел. Несмотря на не благоприятные климатические условия, культурно обрабатывая почву, коммуна получает урожай выше среднего. Урожай же окружающих сел, да и всей Азнаевской волости ниже среднего».

В коммуне «Новый мир» Давлекановской волости Белебеевского кантона (организована в 1927 году) была образцово по­ставлена и культурная работа. Колхоз имел клуб, школу, биб­лиотеку, детские ясли и радио приемник. Здесь выпускалась стенгазета, работали политиче­ский, сельскохозяйственный и драматический кружки. Негра­мотность в коммуне была лик­видирована. Кроме материальной помощи беднякам комму­нары вели широкую культурно- просветительную работу среди населения округи (ЦГАНХ СССР, ф. 7446, оп. 10. ед. хр. 9 л. 3).     

Притягательным центром для бедняцких и середняцких хо­зяйств своего округа являлись также многие другие колхозы, созданные до массовой коллективизации.

К 1929 году колхозы не толь­ко в одиночку, но и в масшта­бе всей республики сумели до­казать свои преимущества пе­ред единоличными хозяйства­ми. За 1928 – 1929 хозяйствен­ный год по Башкирии в целом колхозы получили урожай на 18,6 процента выше, чем инди­видуальные хозяйства (Партархив Башобкома КПСС, ф. 122, оп. 8. д. 11, л. 356). Товар­ность продукции также оказа­лась у них вдвое выше, чем у единоличников.

Таким образом, благодаря ог­ромной воспитательной и орга­низаторской работе, проведенной областной парторганизацией, были созданы необходимые по­литические и материальные предпосылки для поворота основных масс крестьян на путь коллективизации.

Во второй половине 1929 го­да в республике развернулось массовое колхозное движение Осенью оно превратилось в сплошную коллективизацию крестьян целых деревень, сельсоветов и волостей. Вслед за бедняками пошли в колхозы середняки. Если на 1 июля 1929 года в колхозах состояло 5,5 процента крестьянских хозяйств, то в конце 1929 года процент коллективизации поднялся до 17. Причем в силу ряда причин в волостях с преобладанием коренного населения коллективи­зация происходила более быст­рыми темпами, чем в осталь­ных. Это интересное явление отчасти объясняется тем, что среди крестьян-башкир бедняц­кая прослойка была наиболь­шей, поэтому они проявляли меньше колебаний при вступле­нии в коллективные хозяйства.

Колхозное строительство вызвало ожесточенное сопротивление кулачества. Ак­тивными помощниками кулаков выступили служители культа. К началу 1929 года в Башки­рии насчитывалось 15 тысяч мусульманских и 9 тысяч пра­вославных священников (Партархив Башобкома КПСС, оп. 8, д. 38, л. 72.).

В борьбе против коллективи­зации классовые враги приме­няли самые разнообразные ме­тоды, начиная от антиколхозной агитации и кончая террором. Кулаки усиленно распус­кали среди крестьянок слухи о сплошных одеялах и общих на­рах говорили, что колхоз бу­дет сеять антисанитарию, разврат и прочее. Благодаря такой агитации в Мелеузовской воло­сти женщинами было сорвано три собрания (в Юрматынском сельсовете – 2, в Веровском сельсовете – 1 собрание). В де­ревне Аюханово Давлекановской волости под влиянием слу­хов «в колхозе отберут детей, а жены будут общие» в один день было подано 100 заявле­ний о выходе из колхоза.

12 августа 1929 года в де­ревне Kусикеевo Белебеевского кантона выстрелом из ружья во время сна был убит представитель Ахуновского волисполкома Нурлыгаян Сагитов. В ночь на 9 октября 1929 года кулаки подожгли в колхозе «День Парижской коммуны» Учалинской волости Тамьян- Катайского кантона 750 центнеров хлеба. По неполным данным, лишь в августе-октябре 1929 года кулаки совершили 74 террористических акта (Партархив Башобкома КПСС ф. 122, оп. 10, д. 158, л. 4).

По мере подъема колхозного движения антисоветская деятельность кулачества еще более усилилась. Отсюда видно, что колхозный строй не мог победить при сохранении сельской буржуазии, смертельного врага социализма.

Трудящиеся крестьяне, объединяясь в колхозы, одновременно принимали решения о ликвидации кулацких хозяйств, конфискации их имущества и выселении самих кулаков с территории колхоза. В отношении наиболее активных руководителей кулачества и бывших помещиков принимались решения об их выселении за пределы кантона и республики. Так принимая во внимание, что они «оказывают вредное влияние на окрестное население, противодействуя мероприятиям по коллективизации сельского хозяйства», 30 сентября 1929 года БашЦИК признал невозможным дальнейшее пребывание бывшего крупного землевладельца И. X. Ратта и его родственников (всего 12 человек) в пределах Альшеевской волости и вынес решение об их выселении (ЦГА Б АССР, ф 394, оп. 5. д. 61, лл. 13-14)

Переход от политики ограничения эксплуататорских тенден­ций к политике ликвидации ку­лачества как класса был опре­делен постановлением «О темпе коллективизации и мерах, по­мощи государства колхозному строительству», принятым ЦК ВКП(б) 5 января 1930 года.

Учитывая степень подготов­ленности, ЦК партии разделил по темпам коллективизации все края, области и республики на три группы. В важнейших зер­новых районах (Северный Кавказ, Средняя Волга и Нижняя Волга) коллективизацию наме­чалось в основном закончить к весне 1931 года. Для второй группы зерновых районов, куда входила и Башкирия, устанав­ливался срок окончания коллек­тивизации в основном весной 1932 года. В третьей группе рай­онов задача коллективизации огромного большинства крестьянских хозяйств должна была решиться в 1933 году.

В постановлении подчеркива­лось, что сельскохозяйственная артель есть главная форма колхозного движения на дан­ном этапе, а добровольность –  основной принцип колхозного строительства.

Однако в январе – феврале 1930 года в Башкирии, как и в ряде других областей, были до­пущены серьезные нарушения партийной линии в колхозном строительстве, которые выра­жались в произвольном сокра­щении сроков коллективизации, перескакивании от сельхозарте­ли к коммуне, увеличении соз­дания колхозов-гигантов, ад­министративном закрытии мечетей, церквей и молитвенных домов и других левацких ошиб­ках.

Хотя Башкирия имела в своем распоряжении целых два года в начале марта 1930 года она была объявлена республикой сплошной коллективизации. На 1 марта было «коллективизиро­вано» 87,1 процента кресть­янских хозяйств (самый высо­кий уровень в стране1). К это­му времени в БАССР было организовано и находилось в стадии организации 53 колхоза-ги­ганта в масштабе одной или нескольких волостей. Например, в феврале 1930 года в Алыпеевской волости Белебеевского кантона был создан колхоз гигант на площади 100 тысяч гектаров с полным обобществлением хлеба, инвентаря, скота птицы вступивших в него крестьян.

При организации Абраевского волостного колхоза в Уфимском кантоне было вынесено решение о закрытии всех мечетей церквей на территории гиганта В короткий срок из 48 молитвенных домов было закрыто 37. В некоторых деревнях во­лости запрещалось справление верующими религиозных обря­дов и т. д.

Все это вызывало недоволь­ство трудового крестьянства, особенно середняков.

ЦК партии, Советское прави­тельство своевременно попра­вили местные органы и оказали им всю необходимую помощь В начале марта был утвержден новый Устав сельскохозяйст­венной артели, разрешавший колхозникам иметь в своем личном хозяйстве корову, мел­кий продуктивный скот и пти­цу. В центральных газетах бы­ли опубликованы статьи, осуж­давшие допущенные при кол­лективизации левацкие ошибки. 14 марта 1930 года ЦК ВКП(б) принял специальное постанов­ление «О борьбе с искривлением партийной линии в колхоз­ном движении». Государство предоставило колхозам и их членам большие материальные льготы.

Руководствуясь директивами ЦК, Башкирская партийная организация решительно взялась за нормализацию положения в деревне. Многие искусственно созданные колхозы были распущены. Нежизненные коммуны были переведены на Устав сельхозартелей. Значительной части раскулаченных середня­ков было возвращено их иму­щество. Вся эта работа была в основном закончена к началу весеннего сева. Первый массо­вый сев в колхозах прошел очень дружно. К лету 1930 го­да в колхозах закрепился 21 процент крестьянских хозяйств.

Огромную помощь в социали­стическом преобразовании сель­ского хозяйства Башкирии оказали посланцы рабочего клас­са, мобилизованные по реше­нию ноябрьского Пленума ЦК ВКП(б) 1929 года. В башкир­скую деревню прибыло 512 ра­бочих- двадцатипятитысячников, в том числе 395 – из соседней Уральской области. Это было конкретным проявлением брат­ской помощи со стороны вели­кого русского народа крестья­нам Башкирии. Бедняцко-серед­няцкие массы с большой ра­достью встретили рабочих-двад- цатипятитысячников.

В начале февраля рабочие прибыли на места и приступи­ли к исполнению своих обязан­ностей. К 21 мая 1930 года, по данным Колхозсоюза БАССР, в колхозной системе работало 388 двадцатипятитысячников, в том числе 97 человек – председателями правлений колхозов, 156 – членами правлений кол­хозов, 109 -инструкторами и уполномоченными, 10 – руково­дителями по технике. (ЦГА БАССР, ф. 171, oп. 1, ед. хр 171, л. 140). 116 рабочих работали председателями волисполкомов и сельсоветов.

Из среды рабочих вышло не­мало хороших организаторов колхозного производства. Мно­гие колхозы, руководимые двад­цатипятитысячниками, стали луч­шими в районе и республике. Такими являлись, в частности колхозы: «Победа» Аргаяшского района (председатель тов. Шамсутдинов), «Красный пахарь» Уфимского района (председатель тов. Карелин), «Большевик» Верхне-Кигинского района (председатель тов. Кошкин). За заслуги в колхозном строительстве посланец Нюкие-Салдянского завода Уральской об­ласти Я. С. Кошкин удостоился ордена Ленина.

 

Р. Бикбаев,

ст. преподаватель Стерлитамакского ОТф УфНИ, кандидат исторических наук

(Окончание следует).

 

 

3

Бикбаев, Р.  Колхозное строительство в Башкирии (1928 – 1932 гг.)

[Текст] / Р. Бикбаев

// Путь октября. – 1968. – 9 июля. – С. 2.

Большое значение для усиле­ния колхозного движения имели решения XVI  съезда партии и XIV областной партконферен­ции (5-11 июня 1930 года). В качестве главной задачи парт­организаций конференция приз­нала хозяйственное укрепление существовавших колхозов и сов­хозов и дальнейшее вовлечение бедняков и середняков в но­вые колхозы. Сплошную коллективизацию предлагалось завер­шить в целом к концу 1932 го­да. В целях улучшения связи с крестьянскими массами кон­ференция обязала обком пapтии до октября 1930 года за­кончить районирование БАССР. Для наилучшего обслуживания колхозов было признано необхо­димым организовать районные колхозсоюзы, а для руководства единоличными    хозяйствами –  райкоопсоюзы.

Ликвидация кантонов и воло­стей и создание районов спо­собствовали усилению партий­ного влияния на крестьянские массы и дальнейшему подъему колхозного движения. Для ра­боты в аппаратах райкомов партии (их было создано 48) об­ком направил около двухсот работников областного и кантонного масштаба.

Райкомы ВКПб) стали бо­лее конкретно и целеустрем­ленно руководить массово-разъяснительной и организа­торской работой среди кресть­янства. На усилении колхоз­ного движения положительно сказалось и создание районного звена советского и колхозного кооперативного аппарата.

Немаловажное значение в усилении коллективизации имели хозяйственные достижения колхозов. Колхозы успешно за­вершили сельскохозяйственный год. Они вырастили неплохой урожай и произвели товарного хлеба больше, чем кулацкие хо­зяйства до массовой коллекти­визации. В 1930 году колхозы Башкирии при плане 82 тыс. тонн сдали государству 116 тыс. тонн хлеба (ЦГАНХ СССР, 7446, оп. 13, ед. хр. 13, лл. 6-8). Колхоз «Партизан» Дуван-Мечетлинского района сдал государству 138 тыс. пудов хлеба, то есть столько же, сколько все единоличники райо­на. В среднем по республике годовой доход колхозника поч­ти в полтора раза превысил до­ход единоличника. В результа­те еще выше поднялся автори­тет колхозов в глазах крестьян. Только в октябре -декабре 1930 года коллективизировалось 26 858 индивидуальных хо­зяйств.

В связи с новым подъемом колхозного движения усилилась и антисоветская деятельность кулаков. Осенью 1930 года, по неполным данным, кулаки со­вершили 68 террористических актов (Партархив Башобкома КПСС, ф. 122, оп. 10, д. 158, лл. 4 – 6).

Несмотря на происки классо­вых врагов, темпы коллективи­зации нарастали с каждым ме­сяцем. Для оказания помощи районным парторганизациям в январе – марте 1931 года было командировано из городов 925 человек. Среди них – 47 мос­ковских студентов (ЦГАНХ СССР, ф. 7446, оп. 2, ед, хр. 549, л. 65).

Вопросы колхозного строи­тельства и подготовки ко вто­рой большевистской весне за­няли центральное место в ра­боте райкомов партии. Так, основным вопросом 2 Стерлитамакской районной партконфе­ренции (январь 1931 года) был вопрос о коллективизации. С марта по июнь 1931 года здесь состоялось 14 заседаний бюро райкома, и на 10 из них рассматривались вопросы кол­лективизации.

Активизировали свою дея­тельность и партячейки. Под руководством Пестровской парт­ячейки во всех населенных пун­ктах сельсовета были созданы инициативные группы, а четыре колхоза выделили вербовочные бригады.  

Тюрюшлинская парт­ячейка организовала 5 бригад по коллективизации. Из женщин-делегаток были выделены «красные свахи».  Краснояр­ском сельсовете были созданы две штаб-квартиры, которые во­влекли в колхоз 20 хозяйств. Вскоре вербовочные бригады, инициативные группы и штаб-квартиры появились во всех сельсоветах. Если в декабре 1030 года по району было 20 вербовочных бригад, то в феврале следующего года их стало уже 58. 

Такая же работа проводилась и в других районах. На апрель 1931 года в Башкирия работа­ли 583 инициативные группы и 1160 вербовочных бригад.

Активно участвовали в орга­низации колхозов женщины-делегатки. В Учалинском, Аргаяшском и других районах 387 башкирок вошли самостоя­тельными членами колхозов без согласия мужей и родите­лей. Так, комсомолка Акберда Уразбахтина из деревни Акбарисово Шаранского района, что­бы вступить в колхоз, ушла от родителей. Примеру смелых последовали тысячи крестьянок, навсегда порвавших со старой жизнью и духовным рабством.

В начале 30-х годов во мно­гих деревнях республики еще не было партячеек. Они были к тому же весьма малочислен­ными. А комсомольские ячейки имелись почти во всех населен­ных пунктах. По численности комсомольцев в деревне было почти вдвое больше, чем ком­мунистов. Например, на 1 ян­варя 1931 года в Стерлитамакском районе был 781 комму­нист и 1365 комсомольцев (Партархив Башобкома, ф. 795, оп 1, д. 95, лл. 129-130).

Комсомольцы являлись бое­выми помощниками партии в создании колхозов и совхозов. В январе – октябре 1931 года по инициативе Башкирского комсомола, по неполным дан­ным, был организовав 251 кол­хоз с охватом 11 455 хозяйств. Силами комсомольцев было от­ремонтировано 26 тракторов, 2 тысячи плугов, более тысячи борон, очищено и протравлено 188 тысяч центнеров семян и т. д. (Партархив Башобшма КПСС, ф. 122, оп. 10, д. 57, л. 79.

В борьбе за создание колхоз­ного строя многие комсомоль­цы пали жертвами кулацкого террора. В 1931 году в дерев­не Атзитарово Аургазинского района был убит комсомолец Батыр Кутлубулатов. На ком­сомольском собрании Батыр по­ставил вопрос об исключении из колхоза муллы, работавшего счетоводом и занимавшегося вредительством. Общее собра­ние колхозников исключило муллу из колхоза.

Мулла внешне как будто при­мирился, но в душе затаил страшную злобу на комсомоль­ца.  Однажды он пригласил Батыра к себе домой, якобы для секретного разговора. Ни­чего не подозревая, Батыр по­шел к мулле. Дома, кроме хо­зяина и его жены, никого, не оказалось. Жена муллы пригла­сила парня сесть и начала разговор. В это время незаметно вошел мулла, набросил на шею Батыра петлю и уду­шил его.

11 мая 1933 года в деревне Ибраево  Зианчуринскаго райо­на погиб московский комсомо­лец, зоотехник Инякского сов­хоза, талантливый поэт Сергей Чекмарев.  После окончания института Чекмареву был пре­доставлен выбор: либо остаться в Москве, в тресте, либо ехать в Башкирию, во вновь организу­емый совхоз. И Сергей выбира­ет последнее. Проработав в 1932 году несколько месяцев в Таналыкском совхозе, он сно­ва получил возможность уехать в Москву. (Его призвали в ар­мию, но из-за зрения освободи­ли от службы). Хотя соблазн сменить глухие, полудикие места на столицу был очень велик, он решил все же остаться в Башкирии, где в нем больше всего нуждались. О своих переживаниях по этому поводу Сер­гей пишет в стихотворении «Размышления на станции Карталы» («Стихи. Письма. Днев­ники». М. 1964, стр. 149-151).

И вот, промчав сквозь овраги и горы,

Разгоняя ночей тоску,  

Останавливается скорый –

Из Магнитогорска в Москву…

Я говорю ему: – Послушай

И пойми, товарищ состав!

У меня болят от мороза уши,

Ноет от холода каждый сустав…

Мне глаза залепила вьюга,

Мне надоело жить в грязи,

И, как товарища, как друга,

Я прошу тебя: отвези!   

Возьми с собой, и в ту суб­боту

Меня уже встретит   московский перрон

И разве я не найду работу

Где-нибудь в тресте скрипеть пером?

Что? Ты распахиваешь двери?

Но, товарищ, ведь я шучу!

Я ехать с тобой не намерен,

Я уехать с тобой не хочу.

Я знаю: я нужен степи дозарезу,

Здесь идут пятилетки года.

И если в поезд сейчас   я залезу,

Что со степью будет тогда?

 

Башкирский трест скотоводческих совхозов на этот раз направляет Чекмарева в Инякский совхоз, где он трудился до своей гибели. Башкирский народ бережно хранит в памяти имя отважного комсомольца. В селе Исянгулово, центре Зианчуринского района, Сергею Чекмаре-ву поставлен памятник. Одним из лучших сыновей нашего вре­мени назвал его писатель К. Федин. 

Огромную   роль в ускорении коллективизации    сыграли машинно-тракторные    станции. В 1930 году   в республике было организовано 14 МТС.  В 1931 году действовало   17, а через год – 40 МТС. О том, как они работали, можно судить на примере Аксеновской МТС, организованной весной 1930 года.

К концу 1930 года Киргиз-Миякинский район, где расположилась станция, был   коллективизирован на 25    процентов, а зона обслуживания МТС –  на 40 про­центов. По инициативе MTС в октябре 1930 – январе 1931 года было организовано 8 новых колхозов.  Работники станции участвовали в проведении отчетно-выборной камлании в колхозах, подготовили для весеннего сева 1931 года 170 трактористов.  В 35 ликбезах работники МТС обучили грамоте 845 человек. Аналогичная работа   проводилась    и другими станциями, благодаря чему были достигнуты большие результаты.  Если в момент организации (весна 1930 года) в районах обслуживания МТС была коллективизирована пятая часть крестьянских дворов, то в августе 1931 года   в них почти не осталось   единоличных хозяйств.

Новый подъем массового колхозного движения продолжался до осени    1931 и закончился коллективизацией большинства крестьянских хозяйств. На 1 ноября   1931 года в Башкирии было организовано 4028 колхозов, объединявших   360 тысяч   крестьян хозяйств, т. е. 68 процентов их общего числа. Вступление основных масс бедняков и середняков на путь колхозов позволило ликвидировать кулачество как класс.

Конец 1931 года и весь год прошли под знаком организационно-хозяйственного укрепления созданных колхозов. Во всех колхозах были организованы постоянные    производственные бригады и животноводческие товарные фермы. Почти все артели перешли на сдельную оплату труда колхозников. В распределении доходов был изжит едоцкий принцип. Авансирование стало проводиться только по трудодням. Улучшение организации и оплаты труда благоприятно отразилось на повышении производительности труда, сокращении сроков полевых работ.

Республика досрочно выполнила план хлебозаготовок 1932 года и сдала 36 млн. пудов зерна. Четыре пятых заготовленного хлеба было подучено от колхозов и совхозов. Удельный вес кулацких хозяйств составлял всего лишь 1,4 процента. Колхозникам было выдано достаточное количество хлеба. Во многих колхозах оплата трудодня в натуре составила  три и даже четыре килограмма.  

Р. Бикбаев,

ст.  преподаватель  Стерлитамакского     ОТф  УфНИ, кандидат исторических наук.

(Окончание следует).

 

 4

Бикбаев, Р.  Колхозное строительство в Башкирии (1928 – 1932 гг.)

[Текст] / Р. Бикбаев

// Путь октября. – 1968. – 11 июля. – С. 2.

 

Колхозы перевыполняли так­же план заготовок мяса я мо­лока, и только во второй поло­вине 1932 года выделили кол­хозникам, не имевшим скота, 15 тысяч голов молодняка круп­ного и мелкого скота.

Наилучших показателей в ук­реплении колхозного производ­ства добился Стерлитамакский район, который являлся тогда одним из ведущих    районов республики.  Стерлитамакские колхозники в числе первых про­ведя все сельскохозяйственные работы и досрочно, к 1 ноября 1932 года, выполнили    план хлебозаготовок. Государству было сдано   212 тысяч пудов зерна. За успешное выполнение плана заготовок хлеба району было вручено переходящее Красное знамя     республики (ЦГА БАССР, ф. 294. оп. 5, д. 86, л л. 42-43).    Секретарь райкома партии тов. Журбенко и председатель исполкома рай­совета тов. Кононов были пре­мированы путевками на южные курорты.   Денежных     премий удостоились   редактор район­ной газеты «За пятилетку» тов. Вритов, председатель райколхозсоюза тов. Лепешкин и четвертая часть     председателей колхозов и председателей сель­советов района (ЦГА БАССР, ф. 394, оп. 5, д. 85, л. 151; д, 86, лл. 42-43).

Таким образом, многолетняя упорная борьба коммунистов Башкирии за социалистическое преобразование сельского хо­зяйства увенчалась успехом. К концу первой пятилетки сплошная коллективизация башкир­ской деревни была в основном закончена. В годы второй и третьей пятилеток она полно­стью завершилась.

В результате победы колхоз­ного строя коренным образом улучшился материальный и по­высился культурный уровень сельских тружеников. Они на­всегда избавились от кулацкой кабалы, нищеты, разорения и вековой темноты.

Выражая мысли башкирских крестьянок, член сельхозартели «Урняк» Балтачевского района Г. Ямалетдинов с чувством глу­бокой признательности Комму­нистической партии и Совет­скому правительству писал: «До

революции я работал у богача. Питался впроголодь ходил в лох­мотьях. А теперь живу хорошей, счастливой и обеспеченной жизнью. С помощью колхоза приобрел корову и дом».

Суровой проверкой жизнен­ности колхозного строя явилась Великая Отечественная война. Колхозный строй с честью вы­держал тяжелые испытания.

Неисчерпаемые возможности колхозного строя еще больше раскрылись в послевоенный период. Особенно благотворное влияние на развитие сель­ского хозяйства оказали реше­ния мартовского (1965 года) и майского (1966 г.) Пленумов ЦК, исторического XXIII съез­да партии. Меры партии и пра­вительства, направленные на дальнейший подъем колхозно-совхозного производства, дают положительные результаты. Это видно и на примере Баш­кирии. В настоящее время в республике 647 колхозов и 95 совхозов. На их полях работает более 27 тысяч тракторов, 13 тысяч комбайнов и большое ко­личество другой сельскохозяй­ственной техники. Из года в год республика успешно выполняет планы продажи государству продуктов растениеводства и животноводства.

В 1966 году колхозы и сов­хозы БАССР засыпали в за­крома Родины рекордное ко­личество зерна – 109 млн. пудов при плане 78 млн. пудов. В 1967 году труженики сельско­го хозяйства    республики, со­ревнуясь в честь 50-летия Ве­ликой Октябрьской социали­стической революции, достигли еще более высоких рубежей. Страна получила 124 млн. пу­дов добротного башкирского хлеба. Значительно были пере­выполнены также планы продажи государству мяса, молока яиц и шерсти.

Коммунистическая партия и Советское    правительство вы­соко оценили самоотверженный труд колхозников и работников совхозов   БАССР. За большие успехи в развитии социалистической экономики и культуры дважды орденоносная Советская Башкирия   награждена памятным    знаменем    ЦК    КПСС, Президиума   Верховного Совета СССР, Совета    Министров СССР и ВЦСПС. Этой высокой чести удостоился также совхоз «Первомайский»  Стерлитамакского  района, колхозы «Башкортостан» Илишевского района и имени Ишмуратова Кармаскалинского района. Старейший в республике Зилаирский зерносовхоз     удостоен ордена Ленина. Десятки    передовиков колхозно-совхозного   производ­ства стали Героями Социали­стического Труда, тысячи на­граждены орденами и медалями.

Сегодняшний день советской деревни -это подлинный триумф ленинского кооперативного плана, залог новых успехов.

Р. Бикбаев,

ст. преподаватель    Стерлитамакского  ОТф  УфНИ, кандидат исторических наук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.