Далекая пристань. Наталья Николаевна Трифонова

Славина, О. Далекая пристань [Текст] / О. Славина

// Путь Октября. – 1985. – 7 марта. – С. 4.

 

Двери – настежь: – Я только на минутку! – Наташа едва усевает передохнуть. – Прямо из школы иду – уроки только что закончились, надо еще в горком комсомола забежать, а потом – в Дом пионеров. У меня сегодня занятия в кукольном. А пока – вот…

И на редакционный стол ложатся тетрадные листки, исписанные крупным учительским почерком. Стихи. И когда только успевает? Сколько знаю Наташу, а точнее, учителя средней школы № 3 Наталью Николаевну Трифонову, – она всегда занята. И даже если попытаться только рассказать о всех ее делах – можно говорить до глубокой ночи…

Можно рассказать о ее уроках внеклассного чтения в начальных классах. О том, как забавно шевелят губами над раскрытой книгой малыши в школьной форме. Как влюбляются в добрых героев и отвергают злых. Как из этих любимых книг складываются у них первые представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. И о том, с какой любовью надо делать свое дело, чтобы дети ждали этих уроков так, как ждут они их каждый день.

А может быть, лучше рассказать о народном университете киноискусства? О Наташиной деятельности в нем? Например, о кинопремьере, когда перед началом сеанса выходит к зрителям худенькая,         невысокая женщина и, волнуясь, постучав для верности по микрофону, начинает рассказывать о фильме, о его создании, авторах, актерах, настраивая зрителей на волну точного восприятия картины.

Или рассказать о новом кукольном спектакле кружка Дома пионеров, которым руководит Наташа? Об артистах-школьниках, не менее страстно, чем профессиональные актеры, почитающих искусство перевоплощение, влюбленных в свой кружок и гордо называющих его театром.

А если рассказать о том, что недавно Наталью Николаевну Трифонову избрали секретарем парторганизации школы № 3? Может быть, с этого и стоило начинать рассказ о Наташе? А может быть… Наташа    вздохнет, и – лбом в ладони: – Ой, столько дел, столько дел! И туда – надо, и сюда – надо. Одно только заканчиваешь, уже о другом думаешь. И хочется все успеть. Домой придешь, сын за руку тянет: «Мам, ну давай поиграем! Мам, ну мы так давно не играли». И вдруг – строчки в голове рождаются… И… – Наташа задумывается, – словно нет тебя, нет ничего вокруг, лишь стихи остаются.

Бывает пара строк дороже тома,

И сто дорог ведут от дома,

Но лишь одна ведет меня домой –

К тебе сынок, костер сердечный мой.

Юношеская увлеченность стихами… Для многих она проходит бесследно. А Наташа пишет все больше:

Каравелла моя… От ветхости

Ты давно бы должна развалиться,

Но плывешь ты, гонимая ветром,

По весне  в  ту страну, где снится

Перелив кораллов подводных…

Пишет для себя, для друзей, для тех, кто понимает.  Приносит стихи в газету:

– Хочется поделиться. А вдруг кто-то прочитает и почувствует, чего это ему созвучно?

В ее стихах господствует ветер. И есть в характере Наташи черта, точно соответствующая этому образу, – стремительность. Она не переносит успокоенности, умиротворенности, безразличного благодушия. И с каким отчаянием пишет:

Мороз… Я стыну, как серый камень,

Врастают в тину, тускнеют грани…

Однажды про нее сказали: «Она такая живая, с ней так интересно!». А в другой, раз сказали: «Странна она какая-то. Больше всех надо что ли?». Просто не может Наташа сидеть, сложив руки. Не принимает и не понимает такое состояние. И если бы у каждого из нас была собственная книга – программа деятельности, в свою Наталья Трифонова могла бы вписать: «Принести максимум пользы, отдать людям все, что ты можешь и умеешь делать». Это и называется активная жизненная позиция. А что мечта у нее «высотою с горы», так иначе  нельзя.

… Городская суета сует. Утренний автобус набит «до крыши», на работе дел невпроворот, дома начинается «вторая смена». «Спасибо, только стихов не хватает», – скажешь иногда, даже не улыбнувшись. И будто споткнешься о Наташины  строчки:

Все к той далекой пристани

Я по ночам, летаю…

Не исключена Наташа Трифонова из круговорота дел. Более того, у нее он широк и крут. Но есть стихи. И еще мечта о далекой прекрасной пристани счастья. А может быть, если б не было мечты, и ничего бы не было?

О. Славина.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *