Человек огненной профессии

Пильнов, М. Человек огненной профессии [Текст] / М. Пильнов

// Путь Октября. – 1975. – 16 октября. – С. 2.

 

         В технологической цепоч­ке по выпуску кирпича его место замыкающего. Именно с рук обжигальщика Григо­рия Григорьевича Павлова кирпич поступает в реализа­цию.

         И хотя рабочий пост ком­мунисту доверен не на пра­вом, а на левом фланге, зна­чимость его нисколько не преуменьшена. Скорее наобо­рот – в руках мастера обжи­га сосредоточен труд всего коллектива, конечный ре­зультат которого целиком за­висит от таланта и старания одного человека.

         Рабочее место Григория Павлова – высоко, под свода­ми первой обжигательной печи. Внешне – это просторная, чем-то похожая на спортив­ное хоккейное поле площад­ка со множеством камфорок, через которые и ведет на­блюдение за работой камер Григорий Григорьевич вот уже двадцать первый год.

         Современная печь – слож­ный цех. Даже когда она ра­ботала на твердом топливе, глаз обжигальщика считался снайперским. Трудная школа за плечами этого человека огненной профессии. В 1954 году, когда отсчет биографии завода начинался с «нового места жительства», заступил он на первую вахту. Под его контролем 18 камер, более 500 камфорок, которые пе­риодически нужно откры­вать, «заряжать» топливом и там, где кирпич уже на взва­ре, следить за процессом об­жига. Сотни движений, поч­ти две тонны расфасованно­го за смену мелкими дозами по трубочкам угля – все это ложилось на плечи и руки мастера обжига.

         Трудно приходилось не од­ному только Павлову. В то время здесь господствовал ручной труд. Загрузка печей кирпичом-сырцом на тачках и вагонетками, выгрузка, та же подвозка топлива, зольные операции – все это требовало громадных мускульных уси­лий – человека.

Изменились условия рабо­ты с подводом сюда газа. С тех пор в почете стала не сила, а знание, опыт.

         Мы обходим владения Григория Григорьевича. Здесь наверху он то и дело под­хватывает крюком камфорки и опытным глазом прикиды­вает, по одним ему извест­ным приметам, где добавить газ, где его вообще прекра­тить, а где подать на пол­ную мощность. Из восемнад­цати камер – все до одной у ­него на прицеле. Кирпич в печи находится во­семь часов. Но не все эти восемь часов он варится. В первоначальной стадии его обязательно должны сушить и определенное время вы­держивать при температуре 500 – 600 градусов. Только потом начнется взвар. Два часа варится спрессованная из разных компонентов ших­та при тысяче ста градусах. Вот здесь и наступает куль­минационный момент, от ко­торого зависит марка кирпи­ча: быть ему целиком на стройке, или уйти в техноло­гические отходы. Глаз обжи­гальщика Григория Павлова наметен за этот 21 год так что может допустить отклонение от специального прибора – термопары – на 10-15 граду­сов, которые на фоне 1000 градусов практически никако­го, значения не имеют.

         На качество продукции влияют десятки и других факторов, независящих от обжигальщика. Но учитывать он их должен обязательно. Например, какая сегодня в шихте глина: легкоплавкая или наоборот. Потому что для варки – кирпича из первой достаточно и 980 градусов, а для второй – не ниже 1100. А разве сбросишь со счетов запесоченность глины? Если его процент выше, то и тем­пературу приходится дер­жать на пределе.

         Важно – не допустить не только передержки (иначе – явный подвар), но и недожог. Такой кирпич раскиснет от первого дождя и выкрошится.

– Кирпич должен быть бе­лого цвета, как свежая соло­ма, – поясняет Григорий Гри­горьевич.

– Как свежая солома. Это сказывается отголосок детства и юности Григория Григорьевича. Ведь до самой войны он рос и жил в де­ревне Михайловка, самоуч­кой дотянулся до руля трак­тора, пахал землю, убирал хлеб. Затем призыв в армию, а тут война. Под Бороновичами разрывная пуля раздробила ногу, которую хирур­гам удалось окончательно заштопать лишь на третьем заходе в сорок шестом году. В партии – с 1943 года.

В одно время руководил сельсоветом, работал с изыскателями по опреде­лению угольных запасов Кумертау, строил железную до­рогу к Мелеузу и даже ко­чегарил на паровозе. Но свое настоящее трудовое место нашел на кирпичном заводе.

         Григорий Григорьевич дол­го потом рассказывал о тон­костях обжигального дела. О том, что его обязанность не только следить за темпера­турным режимом, но и за садкой кирпича, состоянием горелок и даже ремонтом камер. Он здесь строгий конт­ролер и наставник. За свою долгую жизнь обучил этому тонкому делу восемь человек.

         Естественно, мы поинте­ресовались: много ли за 21 год прошло через его руки кирпича? Получилась восьми­значная цифра – 86 миллио­нов штук. Из этого штабеля можно построить сто стоквар­тирных домов. Целый го­род.

         Особенно хорошо шли де­ла у коммуниста Павлова в этой пятилетке, которую он выполнил 8 октября и до конца года, его печь выдаст еще миллион 350 тысяч штук кирпича.

         Ему присвоено высокое звание «Заслуженный строи­тель РСФСР». Рядом с бое­выми медалями красуются два знака победителя социалистического соревнования в девятой пятилетке, третий – «Ударник девятой пятилетки».

         В праздничные дни комму­нист Г. Г. Павлов возглавля­ет колонну с широкой алой лентой ветерана заво­да, с Красным знаменем в руках. На «голубых огонь­ках» и вечерах встреч вете­ранов с молодежью – ком­мунистов Павлов – самый по­четный гость.

         И когда слушаешь его проникновенные слова, обра­щенные к молодежи, неволь­но думаешь о нем с уваже­нием. Не зря коммунисты завода оказали ему высокое доверие, избрав его делега­том на партийную конферен­цию.

М. Пильнов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.