Отряд особого назначения

Луньков, П. Отряд особого назначения [Текст] : из прошлого твоего села

/ П. Луньков

// Путь Октября. – 1982. – 30 марта. – С. 2.

 

      В марте 1918 года для борьбы с белoгвардейщиной, контрреволюцией, кулацкими бандами в моло­дой республике   Советов по указанию партии на­чалось формирование ча­стей особого назначения – чоновцев. В марте 1920 года в Уфимской губер­нии на борьбу с кулацки­ми восстаниями, возглав­ляемым эсерами, мень­шевиками и белогвардей­скими офицерами были посланы сотни коммуни­стов и комсомольцев-чо­новцев. Эти отряды про­явили себя в защите Со­ветской власти в Дуване, Мечетлинском и Белебеевском районах. Части особого назначения Мелеузовской волости входили в состав   Приуральского Военного округа. В Meлеузе находилась рота ЧОН во главе с ее коман­диром Иваном Иванови­чем Вершининым. Это был член партии с 1917 года, рабочий, прибыл в Мелеуз со Смоленским полком в 1918 году. Его помощником по строевой части был Дмитрий Стар­цев, тоже фронтовик.

     В состав роты входили бойцы коммунисты и комсомольцы из ближай­ших сел и деревень: Иров­ки, Бугульчан, Антоновка, Юмагузино, Дарьино. Во­оружены были чоновцы винтовками и короткоствольными кавалерийскими кара­бинами, имели пулемет «Максим», револьверы разных систем, шашки, клинки и штыки, вплоть до японских.

     Бойцы отряда изучали оружие, занимались стро­евой подготовкой на пла­цу гарнизона, на площади возле здания волисполкома, а также в полевых условиях – за селом. Нес­ли охрану важных объек­тов, оружейного склада, почты, приписной кассы, здания исполкома, хлеб­ных складов, мельницы и амбара во дворце волисполкома, в котором содер­жались временно аресто­ванные по различным причинам.

    Совместно с милицией, чоновцы вылавливали «зеленых» дезертиров, изымали у них оружие, выезжали с продотрядовцами на хутора и в бога­тые хлебом села, где кон­фисковывали у богатеев и в зажиточных кулацких хозяйствах припрятанный хлеб. В те трудные годы камсомольцы-чоновцы ра­ботали и по заданию Ко­митета помощи голодаю­щим. Особенно в тяжелом положении находилось население башкирских де­ревень горно-лесных рай­онов. Лучшие продукты выделялись малолетним детям. Их устраивали в общежития, где было тепло и организованы столовые.

    Довелось участвовать, в таком рейде однажды и мне. В деревне Самородовка мы с Тычининым Иваном Алексеевичем – бойцом отряда ЧОН, об­наружили в яме, вырытой за скотным двором, спря­танную пшеницу. При­гласили понятых, зерно погрузили на повозки и в сопровождении конвои­ров отправили на хлеб­ные склады, а его хозяина доставили в волисполком. Много таких рейдов про­вели в селах по реке Сухайлы.

    Дни и ночи чоновцы по нарядам командования патрулировали дороги, въезды в село, проверяли грузы, изымали самогон, ловили спекулянтов. В волости орудовало нема­ло конокрадов, с ними также велась борьба.

    Кроме того, чоновцы проводили разъяснитель­ную работу в деревнях, выступали с докладами на собраниях, в сельских Советах, школах, перед беднотой.

    Политическое руковод­ство ЧОН осуществлял волком партии, секрета­рем которого в те годы был Дмитрия Емельянович Кураев.

    В 1925 году с укрепле­нием Красной Армии и улучшением международ­ной обстановки отряды особого назначения были расформированы. Я как старший политрук отряда, с бойцом политруком Фе­дором Кураевым отвезли в Стерлитамакский воен­ный комиссариат оружие и сдали его.

    Закончились боевые будни чоновцев. Но бой­цы нашего отряда оста­вались в строю – на по­зициях мирного строи­тельства. Многие из наших комсомольцев были командированы   на учебу в Москву, Ленинград, Свердловск и Уфу. По разным дорогам пошли они в большую жизнь и, с честью пронесли высокое звание  коммунара-чонов­ца, показывая примеры верного служения делу революции, учению Лени­на.

П. Луньков,

г. Москва.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.