Агидельские арендаторы

Листова, Л. Агидельские арендаторы [Текст] / Л. Листова

// Путь Октября. – 1990. – 28 июля. – С. 1.

 Дача…  для гусей

   Еще недавно он был «аппаратчиком» – работал в исполкоме Аптраковского сельсовета секретарем. А сегодня – арендатор.

   Такой резкий поворот сделан Рифом Бариевичем Назметдиновым по собственной воле. Объяснил он это просто: хочу заниматься конкретным делом.

   И занимается. В прошлом году составил договор с правлением колхоза «Агидель», завез из Благовещенска полторы тысячи гусят, разместил их в старом коровнике. Осенью лишние гусаки были проданы, а оставшиеся поголовье с зимы,  Риф начал готовить к яйцекладке. Литературы по гусеводству нет, вот и пришлось «меню» составлять самому исходя из советов значащих людей, да тех знаний, что дала ему короткая учеба в Агропроме республики. К началу марта самки сели на яйцекладку, а 23 апреля инкубатор выдал первых 1180 гусят, через 10 дней – еще 1290. И так партии гусят шли до недавнего времени, и всего их более 4 тысяч.

   – У себя мы оставили только 600 гусят, – рассказывает Риф. – Это на восполнение поголовья.  Остальных всех продали населению. Покупали птицу и наши колхозники, и из других хозяйств, а также горожане. Почему не оставили все поголовье у себя? В перспективе хоти довести его до 3000 гусей. А пока, считаем: на такое количество у нас не хватит сил.

   Риф имеет ввиду не только физические усилия, а прежде всего материальную, кормовую базу. С тем, что пока приходится терять, упускать из своих же рук прибыль, ему приходится мириться. Разве он не видит, что договор с дирекцией инкубатора несовершенный и ставит в зависимость его, арендатора, от этой конторы.

   Выводимость составила всего 30 процентов. Да еще заплатить за каждое яйцо, отданное на инкубацию, пришлось по 40 копеек. А был бы свой инкубатор, получили бы гусят гораздо больше  – до 80 процен­тов от заложенных на ин­кубацию яиц. Председатель колхоза Р. Н. Кинзибаев в какие только инстанции не выходил в надежде запо­лучить инкубатор, но без­ успешно. И технология выращивания тоже несовер­шенная. Подучиться надо, считает Риф. С кормами проблем нет  –  колхоз про­дает ему по самой низкой цене. Вот если бы еще Агропром республики наладил выпуск специального корма для гусей (произ­водство птицы в Башкирии расширяется), то совсем было бы хорошо.

   В этом году арендатор мог окупить затраты. Но из-за весеннего паводка желаемого не получилось. Под водой осталось около трех тысяч яиц. «Гнезда все бы­ли затоплены, – вспоминает Риф. – Вода ночью при­шла. Мы все это время бы­ли рядом, на лодках, боя­лись, что водой гусей унесет. Когда утром ворота открыли – гуси плавали по ферме. Временно перевели их в склад. Гусыни в поме­щении склада нестись не могли, непривычное место, некоторые вылетали из-за загородки, возвращались на ферму и на освободивших­ся от воды островках кла­ли яйца. А когда через не­делю все поголовье верну­ли на ферму, в день мы стали собирать по 100 яиц, а не 400, как раньше. Вы­ходит, в   стрессовом   состоянии была птица. Так что потеряли мы в период на­воднения много, хотя по­головье целиком сохранили. Поэтому на большие деньги не надеемся, нам хотя бы восполнить затраты. Более 13 центнеров гуси­ного мяса обязался он по­ставить колхозу нынче, и тем самым покрыть расхо­ды.    

   Риф работает на ферме не один. С ним его жена Гульнара Шагалеевна, Тагир Дамирович Ишбердин (электриком раньше рабо­тал) и его мать Ханифа Хайбулловна. Две семьи, кото­рые между собой не делят работу, а выполняют на со­весть все, что потребуется. Месторасположение фер­мы, надо, сказать, удачное. Она стоит у воды и гуси, наевшись, спускаются к ней, а, поплавав, переходят на другой берег, где кол­хоз посеял для этой фермы травы, и пасутся на зеле­ном ковре. «Живут, как на даче»,  – пошутил предсе­датель колхоза, имея в виду, конечно, гусей. Что же касается арендаторов, то эта «дача» уносит у них немало сил, они здесь  – с 5 часов утра, а закан­чивают все дела в 11 вече­ра. Женщин, слов нет, ждут еще дела и дома. У супру­гов  Назметдиновых  – трое детей.  Мужчины,  понимая  это,  берут  самое  трудное на  себя.

   И все-таки настроение у Рифа  хорошее.

   – Никто на нас не да­вит, никто не командует, а когда для себя работаешь, сознаешь, что ты  –  чело­век  свободный.

Л.  Листова.

 

 

На снимках: X. Ишбердина кормит гусят;  Р. Назметдинов;  гусиная   «дача».

Фото Б. Яворского.

 

Листова, Л. Агидельские арендаторы [Текст] / Л. Листова

// Путь Октября. – 1990. – 31 июля. – С. 1.

 

Семья Янтилиных

     В  жизни  супругов Янтилиных  как-будто  ничего и не изменилось  с   тех  пор,  как они взяли в аренду те­лятник.  Работали  в коровнике на Хасановской  ферме, она  – дояркой,  он – скотником,  теперь телят обихаживают. Только и всего. Ей также приходится доить коров, чтобы подпаивать теплым молочком новорожденных, ему – раздавать по кормушкам корм, убирать навоз. Разве что подольше бывают здесь – попробуй, уйди от телят. «Все равно, что дети. Нет, с детьми мне легче – уточняет Минзаля.

    Почему они тогда выбрали этот более трудный участок? Посчитали, что больше заработают, если в телятнике будут хозяйничать сами. И не ошиблись.

    – Сколько мы в том месяце получили? – обращается Минзаля к мужу.

    – На двоих – тысячу триста.

    Рублей значит. В среднем, подсчитал Мухтар, в месяц вдвоем они зарабатывают 800 рублей. Спрашивается, какой смысл ехать на Север за большими деньгами, когда они – рядом!

    Впрочем, о Севере Янтилины и не думают. На родной земле они живут в достатке. Этим летом хотят поставить себе дом. Как и водится здесь, из дерева. Со срубом помог колхоз. Бесплатно выделяет и трактор, машину, пользуйся, пожалуйста, пилорамой. День летний хоть и длинный, а пролетает незаметно, Такое беспокойное хозяйство, как телятник, надолго без глаза не оставить. Вот и разрываются на три части: ферма, дом, стройка.

    – В селе вообще жить трудно, работы разной много по дому: скотина, огород. Но дети подросли, Ляля – в седьмом классе, Лиля – в пятом, отличница между прочим. Они мне и дома все, что нужно, сделают, и здесь, в телятнике полы вымоют, молоком из соски напоят телят. И даже младшая, Люция, все время возле нас и тоже что-нибудь делает. Правда, к  учебному году надо готовиться, купить им одеж­ду, обувь. В деревне не купишь. Освободимся, съездим в соседние города.

     Минзаля пояснила, что у них свой «Жигуленок». Это, как говорится, для парадных выездов. Для всего осталь­ного – телега. Мухтар на ней  – то в летний лагерь, то на ферму. Надо молоко привезти и другие корма, – а то и народившегося в летном лагере теленка доставить в телятник.

    Более 80 голов на семейной ферме. Ни одного случая падежа за время работы  Янтилиных не было. Среднесуточный привес одного теленка  приблизился к 700 граммам. До прихода этой семьи на телятник здесь дела шли плохо, привесы были маленькие, поголовье полностью не сохранялось. За полгода Янтилины сумели навести здесь порядок и теперь в этом телятнике самые  высокие среди ферм колхоза «Агидель» приве­сы.

Л.  Листова.

 

 

На снимках: семья Янтилиных – Лиля, Ляля, Минзаля Сантимировна, Мухтар Фатхутдинович и Люция;

«Расти большой!».

Фото Б. Яворского.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *