Монумент хранит их память

Акимов, Г. Монумент хранит их память / Г. Акимов. – Текст : непосредственное

// Путь Октября. – 1966. – 16 ноября. – С. 4.

// Советская Башкирия. – 1966. – 13 ноября.

На площади в центре села Нордовка стоит высокий, белый обелиск. Установлен он в 60 году в память зверски замученных и расстрелянных в 1918 году тридцати шести красногвардейцев и членов Нордовского волостного ревкома.

Кто совершил это кровавое преступление?

Сделали это люди, которым была ненавистна власть рабочих и крестьян, которые хотели вернуть власть эксплуататоров.     

В чем же вина погибших?

Вины у них нет. Они хотели уничтожить несправедливость на земле, чтобы не было эксплуатации, не было тунеядства, чтобы всеми багами и богатствами владели те, кто их создает, боролись за светлое будущее человечества.

Они были стойкими до конца: пощады не просили, отказались от публичного раскаяния, от службы в белогвардейской армии.

 

 

     …В тот год катания на масленице не было. В первый день выехали было кулацкие сынки на paзукрашенных коврами санях, с колокольцами да с бубенцами, но встретили обозленные взгляды: 

     – Война идет, люди гибнут, а им весело, -высказывали старики и старушки.

     Никто не поддержал кулацких сынков.

     Стали возвращаться домой солдаты с фронта. В селе пошли разговоры об Октябрьской революции Питере, о власти Советов, о декретах Ленина.

     В числе фронтовиков вернулись: Максим Жучков, Демьян Яковен­ко. Иван Лисичко – большевики. В селе образуется партийная груп­па, организуется волостной ревком. Председателем избирается Жучков Максим Ларионович. Село словно проснулось от долгой спячки, сра­зу все пришло в движение. Даже старики и те вышли помогать ревкому налаживать жизнь по-новому.

     Происходит национализация зем­ли. Ее распределяют по душам. Получают землю батраки, бедня­ки, маломощные крестьяне.

     Но с середины июля на обшир­ной территории: в Поволжье, на Урале и Сибири поднял мятеж белочехословацкий корпус. Одновременно начались кулацкие выступления против Советской власти.

     18-го июня разведчики красногвардейского отряда донесли:

     – Белочехи в Раевке. взяли Стерлитамак, скоро будут у нас.

     Что делать? В селе – тревога. Ревком заседает почти беспрерывно. Наконец, принимается решение об эвакуации их села членов ревкома и отряда Красной гвардии.

     20-го июня ревком в отряд во главе с Максимом Жучковым выехали по направлению на Оренбург, чтобы соединиться с армией Блюхера.

     Но сделать это всем ее удались. Только группа в шесть человек напала на след партизанской армии.

     А остальные в селе Сыскане бы­ли окружены и оказались в лапах восставших кулаков. Многих рас­стреляли, а остальных, избитых до полусмерти, привезли на подводах обратно в Нордовку. В числе их был и Жучков Максим.

     Арестованных разместили в двух амбарах. Поставили караулы.

     … Ночью в селе было тихо и темно. Огни в домах не зажига­лись с вечера. Только у кулака Патрикея было светло. Сквозь раскрытые окна слышались звуки гармони, пьяные голоса – это гуляли белые офицеры.

     В ночной мгле по улице двигалась еле заметная тень, приближа­лась к амбару.

Женщина тихо окликнула: – Максим, где ты?

     В амбаре завозились люди.

     – Я здесь. Здравствуй. Дуняша! Как ты пришла, не побоялась?

     – А кого мне бояться? Кругом смерть, бьют, убивают.

     – Постой, не торопись, по порядку расскажи, кто убит?

     – Во ржи поймали и тут же расстреляли Федора Наумкина, Богомолова, Ивана Кобелева, а Алексей Амелин с четырьмя ранами уполз. Говорят, живой остался.

     – Как дома, ребятишки как?

     – Что ребята. Они папку ждут, не знают, что ты здесь сидишь. Ой, тяжело на душе, Максим. Скоро ли отпустят вас домой?

     – Не знаю. На допросах, гады, каяться велят при народе. А в чем нам каяться? Ведь мы не преступники.

     – А ты взял бы да покаялся.

     – Это слово ты забудь. Мы встали на правильную дорогу. Со­ветская власть победит все равно. Быть может нам придется головы сложить… Детей только береги, растить их тебе придется. Трудно будет, но ничего, помогут…

     Приближался часовой. Женщи­на тихо отошла Тень скрылась.

     На другой день к вечеру подве­ли подводы, всем арестованным связали руки, усадили в телеги и повезли в сопровождении конного взвода и белогвардейских офице­ров. Поздно ночью прибыли в се­ло Золотоножку, Арестованных разместили в большом сарае.

     Настал рассвет. Все встали. Перекличка. Тронулись длинной лен­той за село. Прошли кладбище. Остановились в овраге. Вдруг раздался залп, затем беспорядочная стрельба. Стреляли в арестованных. Они падали. Через минуту все прекратилось. Офицеры шагали через убитых, пристреливали раненых. Живых не осталось. Это произошло 2 августа 1918 года.

     Тела расстрелянных пролежали целый день. К ним запрещалось подходить. Лишь только вечером, когда стемнело, жители села за­рыли их в ямы.

     По селу пошли слухи о наступ­лении красных. Многие радова­лись.

     Кто занимается распространением этих сведений? Откуда получа­ют информацию? Кто они? Над этими вопросами ломали головы белогвардейцы.

     Только в декабре 1918 года, ког­да пришла Красная Армия, все уз­нали, что занималась этим местная подпольная группа молодых пат­риотов. созданная в октябре 1918 года.

     Первым мероприятием вновь со­зданного ревкома было захоронение расстрелянных белыми членов прежнего состава ревкома к крас­ногвардейского отряда. Тела их была вырыты из ям и перевезены в Нордовку. На площади, в центре села установили 18 гробов. Со­стоялся траурный митинг. С пением «Вы жертвою пали…» их перенесли на кладбище и похоронили в братской могиле.

     С приходом Красной Армии все члены подпольной группы, кроме больного Якова Копылова, записа­лись добровольцами и вскоре уш­ли на фронт.

     С мая 1919 года в селе оконча­тельно установилась Советская власть Началось строительство новой жизни.

     О делах минувших, о славных героях, мужественных борцах за власть Советов в годы граждан­ской войны напоминает стоящий безмолвно в тишине молодого парка белый монумент.

     Молодежь вечерами часто быва­ет здесь. У монумента постоянно свежие цветы. Приносят их дети, за счастливую жизнь которых от­дали свои жизни герои.

Г. Акимов,

член КПСС с 1919 года, персональный пенсионер.

Один комментарий к “Монумент хранит их память”

  1. К сожалению нет списка захороненных на кладбище.
    А за обелиском также люди ухаживают.
    Иногда приносят цветы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.