Уроки истории от моей бабушки. Бармина Клавдия Ефимовна

Файзуллина, Ф. Уроки истории от моей бабушки / Ф. Файзуллина.

– Текст : непосредственный

// Путь Октября. – 2011. – 1 февраля. – С. 3.

 

   Меняются не просто цифры очередного года, не просто даты, меняется всё, кроме вечных ценностей, которых не так много. Даже такая мелкая де­таль, как фотография, по срав­нению с прошлым веком стала очень красочной, чёткой. Конеч­но, это всё благодаря развитию техники, ведь насколько мощ­ные сейчас аппараты. И люди на фотографии стали более свободными, раскрепощённы­ми, теперь она передаёт эмо­ции, состояние человека, она абсолютно «живая». Но, послу­шав множество историй из жиз­ни моей прабабушки, я смотрю на её фотокарточку (пусть чёрно-белую и со строгим её взгля­дом), и хочу быть похожей на эту добрую и солнечную девуш­ку, умеющую как-то изнутри улыбаться каждому.

   Сложно представить, а ведь раньше эти глаза прабабушки были наполнены, так же, как и мои сейчас, интересом и радо­стью, её руки брались с лёгкос­тью за самую сложную работу, а каждое движение было энер­гичным. Но мысли, идеалы, поводы для радости или огорче­ния были другими, не те, что сей­час у меня и моих ровесников.

   Клаве Гражданкиной было 14 лет, когда началась Великая Отечественная война. Из курса истории я знаю, насколько слож­ное время было тогда: мужчины уходили на фронт, а женщины и дети в тылу старались всеми силами помочь своим мужьям, отцам, сыновьям. Конечно, ког­да я не читаю о войне на стра­ницах учебника, а слышу от че­ловека, пережившего это время, то каждое слово наполнено смыслом и правда кажется здесь, а не в книгах, где преоб­ладают цифры. Ведь, несмотря на то, что шла война, жизнь про­должалась. Поверить не могу, что тогда не было тетрадей, и приходилось писать в книгах. «На руке лежит стопка книжек, в ладони – чернильница и ручка – в кармане», – рассказывает бабушка. (А мы ещё просим у ро­дителей каждый год новый рюк­зак, потому что старый надоел). Дети войны также учили уроки, помогали родителям и любили общаться друг с другом.

   Однажды во время ночного дежурства (да, да, ночного: по школе дежурили старшекласс­ники, чтобы не воровали окон­ные стёкла) к бабушке пришёл одноклассник Иван.

   –  Ты зачем пришёл? Ты же не дежурный? – спросила у него 14-летняя девчонка.

   –  А я вам пришёл помочь! – не растерялся тот.

   –  Ты лучше иди, уроки учи.

   –  А вот вместе и будем учить. И они были такими же маль­чишками и девчонками, как и мы, и добивались внимания друг друга.

   А ещё один случай из школь­ной жизни бабушки показывает по-настоящему человеческий поступок, именно так, я думаю, должен повести себя настоящий коллектив. «Я стояла возле печки-галанки, а на полу лежал ка­кой-то маленький предмет. Од­ноклассник говорит мне, шутя, что я в него не попаду этой вещицей мелкой. Ну, я кинула и попала, только не в него,… а в окно. Стекло разбилось. Прихо­дит учитель и спрашивает: «Кто разбил?» А мне ведь стыдно очень, я тогда ещё и старостой была. Но никто из класса моего не говорит, что я разбила. Уже и директора позвали, все молчат. А я сказала ребятам: «Всё, рас­скажу, как было, чего таить». И тогда одноклассник тот встал и объяснил классному руководи­телю и директору, что случи­лось, как мы играли, и я случай­но окно разбила. Правда, стек­ло мне пришлось принести». Только бабушка всё равно с улыбкой вспоминает эту исто­рию, ведь одноклассники тогда её не просто поддержали, но и себя почувствовали неловко в том, что она виновата.

   Клава Гражданкина очень любила выступать на сцене, петь частушки. Школьницей на летних каникулах работала учётчицей, собирала женщин на прополку в поле. Была ста­ростой класса. Она отучилась на колхозного счетовода в горо­де Оренбург, а когда вернулась, её сразу взяли работать. Потом она более тридцати лет прора­ботала в торговле. Она – моя любимая прабабушка. Зовут её Клавдия Ефимовна Бармина. Вместе с прадедом, участником Великой Отечественной войны Павлом Никитовичем, они вос­питали троих детей, которые подарили им шестерых внуков, а те пока – шестерых правнуков, старшему из них исполняется в этом году восемнадцать лет. И вся наша многонациональная семья очень любит и уважает бабушку Клаву.

   И пусть фотография, на ко­торой запечатлена бабушка в юности, старая, не цветная, но я точно могу сказать, что жизнь той девушки была яркой и ин­тересной.

Фаина Файзуллина.

На снимке: Клавдия Ефимовна Бармина в юности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.