Расскажи, улица

Габдуллина, Л. Расскажи, улица / Л. Габдуллина. – Текст :  непосредственный

// Путь Октября. – 1989. – 7 марта. – С. 2-3.

    Улицы, улочки Мелеуза. Шумные, одетые в асфальт, застроенные многоэтажными красавицами-домами, и тихие, за­несенные снегом, с голу­быми наличниками и дым­ком над трубами избу­шек. Эти тихие улочки бы­ли и двадцать, и сорок, и сто лет назад почти таки­ми, как ныне. Негромкие их названия такие же ста­рые, как сами улочки: Гончарная, Кузнечная, а значит, жили на ней гон­чарных и кузнечных дел мастера.

    Наша главная улица – улица Ленина носила тог­да название Большая. По ней проходил тракт, по которому шли обозы с то­варами: в сторону Оренбурга – шерстью, медом, древесиной, углем, смо­лой, дегтем, деревянной утварью, в другом направ­лении купцы везли ману­фактуру, ковры, пряности, соль. Село Мелеуз было одной из извозщичьих ос­тановок между Оренбур­гом и Уфой. Предприим­чивые дельцы, такие, как Чеберов, Назиров, строили на этой улице заезжие до­ма.

    В районе современных улиц Кавказской и Костромской жили пильщики, на Каргале (ныне улица К. Маркса) жили валенщики и плотники, а плетенщики корзин ютились там, где сейчас улица Октябрь­ская.

    Одной из самых шумных улиц была Щепная или Бельская. На ней находился один из четырех базаров Щепной. Лес сплавля­ли по реке Белой, так что древесины было достаточно. Деревянные сани, таранта­сы, мебель, инструменты, кадки, домашняя утварь – все это отливало золотом, пахло свежим, чистым де­ревом. Лес кормил многих жителей села и окрест­ных деревень. В самом Мелеузе в начале века было одних колесных мастер­ских — 18, три бондарных, две столярно-буфетных, одна тарантасная, две пле­теночных, одна прялочная мастерская.

    А сколько товаров при­возили умельцы из деревень! Башкиры доставляли на базар возы с лаптями, берестяными туесами, кор­зинами, липовой и клено­вой посудой. С конца Щеп­ной улицы, в сторону де­ревни Кутушево, тянулись пристани богатых лесопро­мышленников – Пономарева, Агуреева, Пухова, Горшенина, Баганщикова. На трех из пяти приста­ней продавались готовые срубы домов, на осталь­ных торговали бревнами, досками.

    По улице Щепной нахо­дились жилища портных, жестянщиков. Всего в Мелеузе до революции было шесть портняжных мастерских, две жестяные и одна мастерская по ремонту самоваров. Была в Мелеузе и парикмахерская, ко­торая находилась на сов­ременной улице Льва Тол­стого. Раньше она так и называлась – Парикмахер­ская улица.

    Современная улица Во­ровского была местом другого большого базара – овощного. Тут же прода­вались гончарные и жестя­ные изделия. Здесь распо­лагались магазины купцов Усманова, Звездина, Си­ницына, Баязитова. Эти до­ма сохранились и по сой день. В них проведены реконструкции: переделеаны оконные, дверные про­емы. (Сравнивая старые фотографии и нынешний вид магазинов «Соки-воды», «Овощи», коопторгов­ские «Продукты», нельзя сказать, что после рекон­струкции они стали лучше).

    Овощной базар, как и другие, проходил два дня: четверг и пятницу, а осенью – целую неделю. Прямо на земле лежали арбузы и дыни из Оренбурга, башкиры привозили калину, землянику и другие ягоды и продавали их ведрами. Много было рыбы. В пельменных лавках («пельмен аласык») торговали горячими пельменями.

    Иногда летом приезжал цирк-шапито. Это было большим событием для села. Самое веселое место на ярмарке было у карусели.

    По левую сторону моста находился хлебный базар. Мешки с мукой, зерном, толокном, пшеном высились на возах. Продавали и картошку.     

    С правой стороны от моста располагался скотный базар. Лошади, коро­вы, овцы, а далее – птичий базар, чуть в стороне – сено, солома.

    Но кончалась ярмарка, свертывал свои сцены цирк-шапито, останавливалась карусель. И вновь улицы Мелеуза затихали в ожи­дании следующих базар­ных дней.

    Дома бедняков были чаще всего саманными, без оград, с соломенной, а то и плоской крышей. Отапливались эти лачуги хворостом.

    Дома купцов, промыш­ленников находились в основном на Большой улице. Особняки знати были на­столько добротными, что сохранились и по сей день. Сохранилось и здание од­ной из церквей – на Боль­шой улице. Сейчас здесь детский сад № 2.

    Улицы, улочки… Помнят они тяжелое время граж­данской войны. Банда Ду­това летом 1918 года заняла Мелеуз. Начались расправы с коммунарами. В июле 1918 года дутовцы захватили трех красногвар­дейцев: Глеба Напольского, Александра Воронко­ва, Шакира Муслимова. После зверских пыток они были расстреляны около речки Каран (там сейчас проходит Инкубаторная улица).

    В ноябре Мелеуз был освобожден Смоленским полком. В доме № 31 по улице Щепной, где до революции находилась «Ка­зенная винная лавка», раз­местился штаб. В честь полка-освободителя улица Щепная была переимено­вана в Смоленскую.

    Рос и строился Мелеуз. В августе 1930 года он ста­новится районным цент­ром. В 1939 – село Мелеуз переименовано в ра­бочий поселок. Строились новые дома, появлялись новые улицы. Но он по-прежнему оставался деревянным, осенью – в лужах, зимой – в снежных заносах.

    В пятидесятые годы, в связи со строительством новых предприятий, облик Мелеуза стал меняться. Появились новые жилые массивы, которые застраи­вались кирпичными дома­ми. В 1958 году Мелеуз стал городом. Но оконча­тельно изменился вид Ме­леуза с 1973 года – на­чалось строительство хим­завода.

    Неузнаваемой стала глав­ная улица города –  улица Ленина. Названы улицы Мелеуза именами револю­ционеров, героев войны: улицы Фрунзе, Цюрупы, Буденного, Дзержинского, Якутова, Зорге и др. Мно­го улиц носят имена клас­сиков литературы: Гоголя, Пушкина, Достоевского.

    Но улицы с этими имена­ми есть в каждом советском городе. Я могу наз­вать лишь две почти из ста наименований улиц го­рода, где они названы в честь героев-мелеузовцев: Героя Советского Союза В. Синицына и воина-ин­тернационалиста В. Шлыч­кова. Больше нет в городе улиц, носящих имена ге­роев гражданской войны, первых членов волостного революционного комитета, первых учителей-агитато­ров, Героев Великой Отечественной войны (11 мелеузовцев удостоены зва­ния Героя Советского Со­юза).

    Но чаще всего улицы называются по объектам, которые находятся на ней: Заводская, Доковская, Ин­кубаторная, Промкомбинатская, Пищекомбинат­ская, Мелькомбинатская…

    Согласитесь, благозвучанием эти названия не отличаются. Я бы хо­тела жить не на Гаражной, а, скажем, на улице Веш­них Зорь… (Представьте, какие поэтические назва­ния бывают! Жаль, что не у нас). И хорошо если бы таких «железобетонных, камнедробильных» улиц было одна-две, а то ведь целые районы.

    Сейчас много говорят о том, чтобы вернуть улицам и городам, их былые названия. Нет, я не пред­лагаю переименовать ули­цы, ведь многих из них вообще не было. Но да­вая имя, нельзя забывать, что названия улиц – это части того целого, которое составляет лицо города.

Л. Габдуллина.

(При подготовке матери­ала использованы

воспоми­нания Г. Илистановой и Н. Ярыгина).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.