Яушев Роберт Казбекович. Проза. Сварщики

                                  «Это стёб, на американский фильм Армагеддон, режиссёра Майкла Бенджамина Бэя 1993 года».

      Кремль 1980 год. Генсек Леонид Ильич Брежнев закемарил в кресле после обеда в своём кабинете, ему снился сон. Его награждали очередной звездой героя. Суслов шёл к нему с заветной коробочкой. Он протянул руки к нему, чтобы обнять, и поцеловать по-коммунистически троекратно, но он прошёл мимо, и вручил звезду Чон Ду Хвану, этому головорезу. От обиды он проснулся, голова болела, дневной сон всегда сопровождался головной болью, сейчас бы цитрамону подумал он, да где его возьмёшь, принесут какую-нибудь дрянь, голова пройдёт, а мысль чего мне дали останется. К чему мне этот сон? В дверь постучали, вошёл его секретарь Вова, лицо у него, было бледное.

      – Что, случилось? – Экстренное сообщение из центра полётов. К нам летят инопланетяне.

      – Почему к нам, что мы им сделали? Теперь подробнее Вова. – Про себя он подумал. – Вот почему орден, мимо меня пролетел.

      – Срочно собираем политбюро, будем решать, что делать с этими инопланетянами.

      Экстренное секретное совещание собралось ближе к вечеру. Были вызваны все члены ЦК. На совещании присутствовали учёные мужи, а также высшие военные чины. Вопрос был один, и вечный на все времена он висел в воздухе на табачном дыму, как топор, что делать с гостями из далёкого космоса, с братьями по разуму, или по недоразумению. С какой целью они летят, какие у них планы захватнические, туристические на экскурсию, или так просто пофилософствовать за жизнь летят. Вопросы возникали один за другим, надо ли мировое сообщество информировать о гостях, или потом, как встретим, сообщим, и поставим перед фактом. Американцам будем сообщать, или перебьются, а то могут перехватить эти жулики, торгаши, кого хочешь перекупят, уведут. Министр иностранных дел, грузин по нации, Шеварднадзе сказал,

      – Да чего испугались-то, встретим, накормим, шашлык, коньяк, песни попоём. На что Язов ответил, – Как бы с ними, Лазаря не завыть. И потом, где этот деятель? Который, маляву на всю планету в глубины космоса закинул.

      –  Да это ещё Никитка Хрущёв в 63 году, пусть говорит, знают во всей вселенной о наших успехах.

      – Он туда кукурузку, не запихнул? спросил ехидно Косыгин.

      – Хватит, – хлопнув по столу ладонью, сказал Брежнев.

     –  Конструктивнее товарищи, в наших руках судьба планеты, и наш бронепоезд на запасном пути.

     – Только, он, не летает. – Заметил Косыгин.

     – Что нам скажут наши учёные, аналитики. Информации очень мало для обработки. Контакт с внеземными цивилизациями может быть для нас благоприятен, и не очень. Мы можем выступить от всей земли парламентёрами, и первыми получить уникальные технологии, а может получиться, и обратное, получить первыми по полной с сотрясением всех частей тела по неизвестной нам программе. И вышеуказанный бронепоезд им будет не помеха.

     – Через какое время их ждать? – Примерно через 30 суток. 

 

                                                           2

 

     А в это время, в ЦРУ читали шифровку из Москвы. Резидент сообщал, что идёт секретное совещание, были отозваны из отпусков члены ЦК, повестка неизвестна. Ответ был однозначен, узнать, что задумали Русские.

     Наши контрразведчики в свое время, как всегда поймали сообщение, из чего ясно было, о чём в нём говорилось, но шифр пока был не расшифрован. Зато сузился круг людей, имевших доступ к государственным тайнам, кто докладывает вероятному противнику секретные данные. Председатель внешней разведки КГБ Андропов потирал руки в преддверии большой игры.

      Заседание продолжилось до утра, все были уставшие, и на взводе, надо было принимать решение. Предлагали даже сразу сдаться, без боя, а потом посмотрим, чем, и как супостатов образумить. Наконец от усталости и отупения министр тяжёлой промышленности высказал предложение.

     – Да, заварить их, в их консервной банке на подлёте, как кильку, не будут выпендриваться, откроем их, а ежели, что задохнуться в своей колымаге от собственных испражнений. Мысль, высказанная им поначалу абсурдная, нашла поддержку у большинства, и даже технари высказали мнение, что это возможно. Секретная разработка многоразовые корабли для освоения Марса для двоих астронавтов, как никогда подходили под эту миссию. На том, и порешили, при подлёте корабля пришельцев, навстречу им будут высланы корабли сопровождения. И если у гостей будет агрессивное поведение, они их заварят, зверя в его логове. Вот только для этой миссии нужны сварщики, у которых на уровне интуиции знание металлов, ведь мы не знаем из какого металла у них корабли, чем их заваривать. Космонавты для этой миссии не подойдут, нужны профессионалы. Найти самых, самых, лучших, из лучших они и полетят на встречу, с гостями. Операции дали кодовое название «Здравствуйте гости, ой не надо, ой бросьте».

        Штаб-квартира ЦРУ. Агент сообщал, русские хотят сварить какую-то железяку, и запустить её в космос, для чего со всего СССР собирают лучших сварщиков.  А также готовятся, к какому-то празднику, на котором будут во главе всех чествовать сварщиков. Деятелям искусств и культуры заказаны произведения о сварщиках. Знаменитую скульптуру «Рабочий и колхозница», хотят переименовать на «Сварщик, и колхозница», для чего в свободную руку рабочему решили дать сварочный держак, или маску. Картина известных художников о не лёгкой жизни Советских сварщиков под лозунгом «Наши сварщики на страже родины», в исполнении популярных певцов, и певиц песни о буднях, и любви людей этой профессии «Я на севере не мёрзну, милый сварщик у меня». А также художественный фильм с рабочим названием «Горячие сердца электродуги». В большом театре ставилась постановка Щелкунчик, в которой балерины были в сварочных очках, а Щелкунчик в сварочной маске. А в это время директор ЦРУ, читал первый номер, новой газеты на татарском языке из России, которая превзошла по тиражу газету «Правда», на русском найти не удалось. Новый печатный орган назывался «Сухой электрод», любезно предоставленный дружественной Израильской разведкой Моссад, орган был изрядно помят.  

Возглавил радиоигру подполковник Хитропатов, операции дали кодовое название «Лишенец». Над выявлением скрытых талантов по сварному делу был назначен полковник Вирхляев. Из указания Центрального комитета следовало, выявить путем внедрения в коллективы заводов, фабрик, предприятий людей с явными и нестандартными дарованиями в области сварного дела. А главное экипаж должен быть интернациональный, можно даже, и негра взять, резюмировал начальник.

– Да где же, мы им негра-то, возьмём? В Африку Коммунистическим партиям, и сочувствующим нам организациям, нашей резидентуре разослать шифровки, а также привлечь к работе разведчиков нелегалов. Ну и в Лумумбу кого-нибудь, пошлите. Самый молодой только, что окончивший академию лёйтенант Зеленухин спросил.

–  Евреев будем брать? Вирхляев ответил. – А где ты видел, евреев сварщиков.

– Так, значит, не будем брать?

– Не задавайся глупыми вопросами, евреи объявятся потом, сами, каким бы не был конец. 

Вызвав в кабинет весь свой отдел для проработки плана по ведению радиоигры, Хитропатов поделил всех подозреваемых на группы. В каждую группу была запущенна вкусная дезинформация, за которую западные хозяева дают ордена, и валютные привилегии.    Агент под прикрытием Атилла, прибыл на конспиративную квартиру за документами, чтобы внедриться в университет Патриса Лумумбы.

Отбор кандидатов начался с социалистических соревнований по всей стране. Выигравших участников сельских, и городских состязаний по сварному делу отправляли на областные, краевые, и республиканские, соревнования. За декаду были выявлены уникальные в своей профессии люди. Отсеяв из них не подходящих по возрасту, и здоровью, оставшихся кандидатов отправляли на Байконур для последних испытаний. Чуткие и дальновидные к веяньям времени, члены партии Кавказских и Среднеазиатских республик срочно переводили своих отпрысков из престижных университетов МГУ, МГИМО в ПТУ на сварщиков. Понимая, что профессия сулит какие-то невероятные перспективы, да и для имиджа такие рокировки, не помеха.

Тем временем американцы узнали кодовое название операции. За расшифровку засели лучшие аналитики и знатоки по СССР. Всех смущало, откуда гости? что не нужно? и чего они должны бросить? По всем донесениям выходило, что сразу всю железяку забросить будет трудно, и потому окончательно будут сваривать её уже в космосе, для чего, и отбирают, лучших сварных. С американской стороны операцию так и назвали «Русская железяка». Резидент американской разведки в союзе докладывал, о провалах разведчиков нелегалов, пытавшихся внедриться в ряды советских сварщиков. Они проваливались сразу, при вливании в коллектив, из-за незнания специфики профессионального жаргона и не умения работать на русском оборудовании. Те, кто всё же доходил до отборочных соревнований, попадал под пристальное внимание КГБ, а это смерть для нелегала. А из радиоприёмника, находившегося в ЦРУ, установленного для того, чтобы сотрудники отдела СССР были в курсе текущих событий, звучала песня.

         Я земля, я своих провожаю питомцев

         Сыновей, дочерей

         Долетайте до самого солнца

         И домой возвращайтесь скорей.

После всех испытаний в бригаду попали отъявленные хулиганы и алкоголики, которые варили всё, что угодно только матерясь, и в нетрезвом состоянии. Без стакана, наполненного до краёв, и работа не идёт. От внедрённого спиртного, рука приобретала нужную лёгкость и гибкость, а также прочность шва. Все не прошедшие отбор подписывали бумагу о неразглашении тайны доверенной им государством, впоследствии половину из них пересажали. Скомплектованная бригада диверсантов космонавтов сварщиков быстро нашла между собою точки мирного существования, после 4 совместных драк, и украденной бочки спирта. Бригадиром был выбран сварщик Вася, работавший на крайнем севере, и варивший на морозе при – 60 градусов, с внутренним сопротивлением 96 градусов который давал ему спирт, баланс в 36 градусов был его обычным рабочим состоянием. А из уже известной за океаном радиоточки лилась песня.

            Мы – дети галактики

            Но самое главное

            Мы – дети твои

            Дорогая земля, моя.

Страна готовилась к приёму высоких гостей, летящим сквозь пространство, мимо звёзд. Помимо сведений о нашей планете, им была отправлена поздравительная телеграмма, в которой сообщалось, что все прибывающие члены экипажа приняты в кандидаты КПСС. А также им была выслана история ВКП(б), чтобы пока летят, изучали и ценили высокое доверие партии.  Хотелось приурочить прилёт инопланетян, к какой ни будь годовщине. Но таких дат не было, посему решили 5й год 10 пятилетки закончить досрочно за 1 месяц. Коллективы рапортовали о взятии повышенных обязательств, пионеры и комсомольцы также дали обязательства быть выше, сильнее, быстрее. Страна пыжилась, надрываясь, даже не зная зачем. Хотелось, как-то удивить гостей. Культурная программа в себя включала. Съезд партии, торжественное принятие новых членов в партию, знакомство с лидерами социалистических стран. Концерт с участием эстрадных звёзд, хора пионеров, и большого симфонического оркестра. Затем банкет, в узком партийном кругу в честь новых товарищей, ну и прилёт, тоже, как-то надо отметить. Глядишь, под хмелем расскажут, чего им вообще то, надо.

Сейчас бы вздремнуть после обеда, – подумал генсек, – Да где там, завтра пришельцы прилетают. В дверь постучали, – Войдите, – вошёл его секретарь Вова, с сияющей улыбкой.  

– Что случилось, ты чего такой довольный?

– Инопланетяне, к нам не прилетят, сослались на то, что с топливом у них плохо. В следующий раз посетят нас, через 2000 лет. Уже засыпая, вождь подумал.

– Как же всё-таки хорошо, что они не прилетают.

– В это же время через резидента китайской разведки МГБ, прозванной в народе «Стук – стук – стук, я твой друг» пришло сообщение о том, что русские ждут инопланетян. На, что шеф ЦРУ сказал.

– Да этого не может быть. Это абсурд! И явная дезинформация. И потом, а сварщики тогда зачем? Ерунда, какая-то получается – На, что заведующий отделом СССР отвлечённо, задумчиво ответил.

– В любом русском, не может быть, есть доля ерундованного абсурда неподдающегося осмыслению, вселенского разума. Шеф взглянул на подчинённого, подумал, – Да он русский резидент!    

Радист принимавший, и обрабатывающий шифрограммы из посольства США в Москве, в страхе думал о будущем. Противоречивые данные, стекавшиеся маленькому пока ещё никому неизвестному человеку, подписывающему очередную телеграмму словами, получил, и расшифровал Майкл Бэй.

А не снять ли, мне, про это всё фильм.

 

                                                                                                  24.10.20 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.