Салмышская переправа

Пильнов, М. Салмышская переправа / М. Пильнов. – Текст : непосредственный

// Путь Октября. – 1981. – 7 ноября. – С. 2.

   Автобус мягко приседая на редких неровностях, ве­село катил по асфальтовой ленте дороги. Нещадно пали­ло солнце. Вле­тающий в от­крытые окна струями свежий ветер дрался с за­навесками. Разомлевшие от жары пассажиры дремали на откинутых сиденьях. Преодолев очередной подъем, во­дитель перевел рычаг скоростей в «нейтралку» и пустил автобус нака­том. Впереди, на повороте, блеснула полоска воды разлившегося по левую руку озера. Спрятавшись в канаве гу­стых зарослей лозняка, угадывалась река.

– «Салмыш», – прочитали мы ука­затель на обочине дорога.

   Сидевший у окна мальчик лет де­вяти затормошил мать и, протянув в сторону руку, воскликнул: – Смотри, мам, какая большая го­ра! – раздельно прочел выложен­ные на ее вершине белыми камешка­ми слова: «Слава КПСС!». Шофер выждал, когда автобус пе­ресечет новый железобетонный мост, нажал «на газ», и машина перед крутым подъемом снова стала набирать скорость. До Оренбурга оставалось 50 километров.

   Пассажиры оживились. Одни смот­рели на витавшую внизу ленту реки, другие высказывали комментарии по части горы, мол, до чего удобно при­строилась к речке. А находившийся среди пассажиров фронтовик, сразу же оценил ее достоинство, назвав «господствующей высотой». Из беседы можно – было понять, что в реке, наверное, воробью по-колено. Другие считали, что здесь очень глубоко и не мешало бы остановить­ся и искупаться. Третьи называли Салмыш самой рыбной рекой в Оренбуржье.

   Будь на обочине хоть небольшой обелиск или скромный монумент со скульптурой красноармейца, разговор в автобусе несомненно при­нял бы другой характер. Откуда знать малышу, его маме, другим сидящим пассажирам, что сегодняшняя привычная, обстановка, мирное голу­бое небо завоевывались в годы граж­данской войны нелегкой ценой и на этом вот клочке земли, по которой они сейчас едут.    

   Шестьдесят два года назад на этой самой реке и вот на этом крутом склоне горы весной 1919 го­да прилетел жестокий бой. Регуляр­ные части Красной Армии наносили последний удар по отступающим в сторону Оренбурга колчаковцам. Среди тысяч бойцов было немало и мелеузовцев. Мне вспоминается рас­сказ участника тех событий С. М. Ветрова.

   Степан Матвеевич командовал ба­тальонам пулеметчиков. Бок о бок с ним дрались и его братья Иван, Фи­липп и Евдоким. Они тоже были пу­леметчиками и тоже участвовали в этом сражении, а впоследствии под командованием Блюхера штурмом брали Перекоп.

   Весной 1919 года здесь, на Салмыше, скопились тысячи отступавших белогвардейцев, рассказывали они. Тихая, кроткая река вздулась и, разлившись по всей низине, стала не­преодолимой преградой. Натиск на­ших был настолько стремительным и мощным, что белые даже не успели подготовить для себя переправу. Многие сдавались в плен. Но немало белогвардейцев пытались вплавь перебраться на другой берег. Сотни колчаковцев нашли в Салмыше себе могилу.

   Склон горы, господствовавшей над окрестностью, так же был ареной жарких схваток. Как-то, году в тридцать седьмом мне с отцом довелось ехать на по­луторке из Мелеуза в Оренбург. Мы стояли на берегу в ожидании парома. Когда переправлявшиеся дружно взялись за канат, паромщик – немо­лодой уже человек – начал рассказы­вать о том, что здесь происходило в апреле 1919 года.

   После того, как красные форсиро­вали Салмыш, колчаковцы, закрепив­шиеся на этой горе, пытались ока­зать им сопротивление и сбросить в реку. Завязалась рукопашная. Так что каждый метр здесь полит кровью…

   Уходят из жизни ветераны рево­люции. Но память о их подвиге ос­тается вот в таких рассказах, став­ших уже легендами.

   И когда я проезжаю это место и смотрю на Салмыш, спокой­но несущий свои воды, на склоны горы, вершиной упирающейся в го­лубое небо, мне хочется сойти с ма­шины и низко поклониться. Место это священно. Оно достойно, чтобы люди об этом знали.

М. Пильнов.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.