Приближаясь к своим истокам

Азнаева, Ф. Приближаясь к своим истокам / Ф. Азнаева. – Текст : непосредственный

// Путь Октября. – 2007. – 13 марта. – С. 3.

 

   Человеческие память, дела и устремления переносят нас в прошлое, приоткрывают будущее, и мы понимаем себя, свой путь, свою судьбу.

   Древний человек обо­значил себя на мелеузовской земле только пункти­ром – следами поселений, могильниками степняков. В какие же дали уводит це­почка человеческих сле­дов? За 3-4 тысячи лет. Но это во времени, а в пространстве – всего в 20-25 км от города. Береговский и Юмаковский комплексы памятников связаны с при­ходом на Южный Урал пле­мен абашевской культуры бронзового века. В экспози­ции Мелеузовского истори­ко-краеведческого музея хранится бронзовый топор – кельт середины II тысячелетия до нашей эры. А вот кинжалы и наконечник стрелы из суровых времен VI века до н. э. – IV века н. э. повествуют уже о сар­матской культуре. Загадоч­ные географические назва­ния Зирган («золотоносная» река), Ашкадар («светлая река») сохранились как па­мять о воинственных ира­ноязычных кочевниках тех времен.

   От финно-угорских (ма­дьярских) обитателей лесо­степей, в VIII веке поки­нувших их, остались топо­нимы и название башкирс­кого рода юрматы, коче­вавшего в нынешней северной части района. Со вто­рой половины XVIII века известны юрматынские де­ревни Юмак, Юмакай, Камбулат, Сабаш, Нурдавлет, Юлдаш на реке Агидель, Давлеткул на реке Сухайля, Карайса на реке Ашкадар, хотя некоторые из них основались раньше – в первой половине века. Население занималось скотоводством, пчеловод­ством, бортничеством, охотничьим промыслом.

   Башкиры Ногайской доро­ги активно участвовали в восстаниях против колониза­ции края царским правительством. У подножия горы Зиргантау в 1736 году повстан­цы под предводительством Кильмяка Нурушева напали на военизированную экспе­дицию Кириллова. Память об этом сражении передавалась из поколения в поколение в устных преданиях, не зря жители Зиргана объясняют этимологию названия своего села словосочетанием «зем­ля кровавая». В 90-х годах XX века молодежь Башкортостана, положив начало традиции ежегодного Дня башкирской молодежи, решила установить здесь памятную плиту как знак свободолюбия и независимости народа.

   Представители тамьянского рода башкир оби­тали в бельско-нугушском бассейне, наиболее ранние их поселения – Тюляк, Мукас, Кутуш, Иске Муса, Смак и Тамьян. Кыпчакские роды бушман, сарыш и суун облюбовали реку Агидель и верховья Нугуша, самые ста­рые их деревни – Верхний и Нижний Ташаул, Саргай, Сыртлан (Ишим), Сарыш (Аскар), Аптрак, Арслан (Аккул, Танып), Томансы, Хасан (Юлбирде, Табул).

   Первые русские поселения (Воскресенское, Александрово, Хлебодары и Берегово) появились в связи со строи­тельством медеплавильного завода, основанном в 1745 году. В течение 150 лет за­вод выплавлял чистую медь, которую на баржах по Белой – Каме – Волге возили в Мос­кву и даже на Санкт-Петер­бургский монетный двор. Сей­час здание Воскресенского медеплавильного завода яв­ляется памятником промыш­ленной архитектуры.

   Многое в селе Воскресен­ском связано с Крестьянской войной 1773-1775 годов под предводительством Емельяна Пугачева. Одним из первых на Южном Урале завод пере­шел в руки повстанцев. Спод­вижник Пугачева Иван Чика-Зарубин вместе со старши­ной Тамьянской волости Каскын Самаровым привел ра­ботников завода на осаду Уфы под деревню Чесноковка. Другой наш земляк – Кинзя Арсланов, старшина Бушман-Кипчакской волости, был членом главного штаба повстанцев, советником крестьянского «царя» в отноше­ниях с нерусскими народами. Его имя нынче носят сельс­кий Совет и средняя школа в деревне Смак. В 1934 году вновь созданный мясосовхоз был назван «Араслановским». В Араслановской средней школе есть музей Кинзи Ар­сланова. В Мелеузе одна из новых улиц также названа именем батыра.

   Гора Кунгак, которая тянется вдоль круто сво­рачивающей на своем пути с отрогов Уральских гор реки Агидель, образует границу с соседними рай­онами и является своеобразным символом Мелеузовского района. В 1812 году по фарману оренбур­гского военного губерна­тора Волконского башкир­ские конники Яика, Сакмара, Ика, Агидели собра­лись у Кунгака. В Отече­ственной войне 1812 года и заграничном походе рус­ской армии 1813-1814 го­дов воины мелеузовской земли участвовали в соста­ве 1-го, 2-го и 9-го баш­кирских полков. Среди по­бедоносно вступивших в Париж воинов были пол­ковой есаул Ихсан Абуба­киров, кавалер орденов Святой Анны и Святого Владимира, а также ря­довые Буранбай Чувашбаев и Исчигул Ишкузин, награжденные крестом Святого Георгия. Через два года, в 1814 году, жи­вые участники взятия Парижа вернулись и устрои­ли праздник на горе и завещали потомкам Кунгак- байрам. Каждый год жите­ли близлежащих деревень трех районов в начале лета собираются на бай­рам. Название этой леген­дарной горы, обозначающее «солнечная, южная», в заголовке мелеузовс­кой газеты на башкирском языке.

  А вот о происхождении гидронимов Нугуш, Тор, Мелеуз нет единого мне­ния среди историков и языковедов. Они могли иметь и иранские, и мадьярские, и общеалтайские, и древнебашкирские корни. Река Мелеуз – всего 40 км от истока до впадения в Агидель – характеристикой своей воды (тюркский «уз») может быть обязана иранским корням «сторо-живая, караульная» или «стоячая», мадьярскому слову «теплая», тюркскому определению «желтая, светлая».

Ф. Азнаева,

директор Мелеузовского краеведческого музея.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.