В Мелеузе был храм в честь Святого Парфения

Рулева, Е. В Мелеузе был храм в честь Святого Парфения

/ Е. Рулева. – Текст: непосредственный

// Путь Октября. – 2017. – 26 сентября. – С. 5.

 

По многочисленным просьбам читателей, знакомых с моим трудом «Дорога к храму», представляю информацию о храме в честь Святого Парфения в г. Мелеузе. Мною было отправлено сообщение в научный центр г. Уфы, а также сообщено преосвященнейшему епископу Салаватскому и Кумертаускому владыке Николаю. О том, будут ли почитать Святого Парфения в Мелеузе, вопрос времени. Храм не мог называться чувашским, так он назывался в народе.

 

      Есть подлинный документ о том, что храм был назван в честь Святого Парфения: это рапорт священника Павла Игнатьева. «Его Преосвященству, Преосвященнейшему Нафанаилу, Епископу Уфимскому и Мензелинскому на дьяконской вакансии священника села Мелеуза, Стерлитамакского уезда, Павла Игнатьева, всепокорнейший рапорт.

   В селе Мелеуз с 1901 года два храма: главный Никольский, а второй храм приписной к нему – Парфеньевский, освящённый только в 1905 году, предназначенный для инородцев – чуваш. Оба храма стоят по двум конца села, отстоящие друг от друга. Притч в селе Мелеуз, а в одну целую одну вторую версты. Притч в селе Мелеуз один – трёхчленный при Никольской церкви. Я живу при Парфеньевском храме, служу и исправляю требы в свою неделю один, при помощи церковного сторожа из русских. Парфеньевский храм (престол коего празднуется 7-го февраля), как видно из выше краткоизложенного, очень беден составом священнослужителей, но несравненно беднее своей обстановкой, он перенесён на это место старым. В последнее время, по милости божьей, храм Парфеньевский стал об­ставляться более или менее ценными со­оружениями села Мелеуз. Вторая учительница женской земской Анфиса Иановна госпожа Крылова, из своих скудных средств, добровольно соорудила и пожертвовала в  сей бедный храм крест с изображением на нём распятия Господа нашего Иисуса Христа, ценою в 43 рубля и икону Тихвинской Божией Матери в 21 рубль, всего на 64 рубля, обе иконы очень приличного достоинства. Несколько ранее этого, то есть в ноябре месяце прошлого года, жена мещанина Стерлитамака, проживающая в селе Мелеуз Валентина Михайловна Попова соорудила для сего же храма икону Знамения Божией Матери ценою в 20 рублей, перед сей иконой ею же поставлен подсвечник ценою более чем в 20 рублей и стол – канун стоимостью в рублей 15, всего более чем на 55 рублей. От сих же жертвователь­ниц и других ожидается ещё кое-какие по­жертвования, что будет сообщено об этом своевременно Вашему Преосвященству, для Вашего, Владыко, благосклонного вни­мания и выражения Архипастырского бла­гословения сим жертвовательницам, через жертвы коих бывшие голые стены храма прилично благоукрасились. Вашего Преосвященства, Архипастыря и Владыки на­шего, недостойный послушник священник на дьяконской вакансии (1905 год)».

   Мелеуз стал селом в 1863 году, а каждому селу была положена церковь. Первая цер­ковь стояла на месте современного здания районного Дома культуры (РДК).

   «Церковь Святой Троицы в селе Мелеуз, деревянная, основана в 1863 году, но ещё не освящена. Притча положена: священник и причетник, но первый ещё не определён; жалованья от прихожан 60 руб. в год, дом для притча. Прихожан – государственных крестьян из татар и чуваш -135 дворов, муж­чин 399, женщин 424. Училище положено в 1866 году. Церковь от Уфы в 193 верстах», – так написано в исторических документах. Служителем в ней стоял Павел Покровский, а с 1864 года – Димитрий Громогласов.

   Слева от церкви находился дом священ­ника, а справа в 1866 году поместилась цер­ковно-приходская школа, которую могли посещать 30-40 учеников.

   По указу Оренбургского губернского правления № 2410 от 11 апреля 1864 года были вымежеваны земли «для довольствия священно-церковнослужителей». В 1877 году церковные земли составляли «пашни 28 десятин 200 саженей, сенокосу четыре де­сятины 220 саженей, под половиною речки Каран 540 саженей, под болотами чистыми две десятины 900 саженей: «План Уфимской губернии Стерлитамакского уезда, участка церковной земли, вымежеванного к церк­ви, состоящей в Мелеузе, во имя Животво­рящей Троицы, для довольствия священно-церковнослужителей, из общей дачи три части Тамьянской волости села Мелеуз, владение казённых крестьян новокрещённых татар и чуваш, согласно указу Оренбургского, а ныне Уфимского губернского правления от 11 апреля 1864 года за № 2410 и распоряжения уфимского губернского землемера (присутствовали от священнос­лужителей Димитрий Громогласов и пса­ломщик Владимир Павлов) вымежевал и план сей сочинил с найденным отклонением магнитной стрелки… на 1877 год, октябрь, 9 дня… В участке состоят земли: пашни 28 десятин, 200 сажен, сенокосу 4 д. 2200 с., под половиною речки Каран 540 сажен, под болотами чистыми 2 д. 900 с. А всего удоб­ной и неудобной земли тридцать пять деся­тин тысячу четыреста сорок сажен, а за ис­ключением неудобных мест осталось одной удобной земли 33 десятины».

   В 1897 году на Мелеуз обрушился ураган. Он сорвал с церкви купол с крестом и сбро­сил далеко до реки Каран. Церковь восста­навливать не стали, а рядом с ней выстро­или новую, большую. Её стали называть Большой Никольской в честь престольного праздника, отмечаемого в зимнюю Николу.

   Большой колокол на церкви бил при боль­ших событиях, например, в 1914 году он оповестил народ о начале войны с Германией. Если вспыхивал пожар, били в средний колокол, а при сильном возгорании давали тревогу колоколом. Редким поочерёдным перезвоном извещали о похоронах. Люди выходили из домов и провожали усопших в последний путь. Самый большой колокол весил 102 пуда, средний – 45 пудов. Их звон был слышен даже в селе Ира.

   Большую церковь строили на средства купца Попова. Разрушенную старую цер­ковь лесопромышленник Павел Горшенин перенёс на северный конец села и на свои средства отстроил новую церковь. В ней служил чувашский священник Павел Иг­натьев, поэтому эту церковь стали называть чувашской, а из-за малых размеров – ещё и Малой церковью. Она была освящена на праздник Казанской иконы Богородицы, по­этому её называли также Богородской. Обшитая досками Богородская церковь си­яла голубизной. По православной тради­ции священников хоронили возле церкви, в которой они служили. Павел Парфеньевич Горшенин не был священником, но по­сле скоропостижной смерти от сердечно­го приступа мелеузовцы похоронили его во дворе Малой церкви, отстроенной на его средства.

   Большая – Никольская – церковь была за­крыта ещё в 1929 году. Её здание со снесён­ными куполами и колокольней передано под школу, затем там разместился детский сад, в 1989 году здание разобрано ввиду ава­рийного состояния.

   Известно, что в 1934 году священником служил Игнатий Васильев. Это были годы гонений и репрессий верующих. Жертвами борьбы с религией стали чуваш Василий Игнатьевич Тимофеев, 1891 года рождения, который 28 ноября 1937 года был расстре­лян (реабилитирован 04.12.1992 г.), рус­ский священник Михаил Кузьмич Никитский, 1890 года рождения, арестован 2 августа 1930 года (реабилитирован 31.07.1990 г.) домохозяйка Ольга Михайловна Никит­ская, 1890 года рождения, выслана на три года (реабилитирована).

Елена Рулева,

краевед.

Большая Церковь (Никольская) с. Мелеуз, 1911 г.

 

Малая Церковь (Богородская) с. Мелеуз, 1965 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.