О том, как Чкалов медведя завалил

Челышев, В. О том, как Чкалов медведя завалил : охотничьи байки

/ В. Челышев. – Текст : непосредственный

// Путь Октября. – 1997. – 27 декабря. – С. 3.

 

   Историю эту рассказал мне лес­ник Иван из села Верхоторы по прозвищу Чкалов, а кличку он эту получил за то, что прыгал в детстве, раскинув руки с крыши в сугроб.

   Так вот, в конце 50-х годов, зимой, у его села заготавливали белую глину и вывозили ее лошадьми на санях. Обычно возчики ночевали у Ивана, а утром отправ­лялись в путь. Однажды вечером за ста­канчиком крепкой самогонки он прогово­рился, что знает место, где залег огромный медведь на спячку. Мужики тогда и упросили его на следующий день пойти на охоту.

   С утра пораньше на двух лошадях, уло­жив в сани охотничье снаряжение, они от­правились в лес. Метров за двести до бер­логи привязали лошадей, зарядили ружья жиганами и подошли к месту, которое им указал Чкалов. Сплошной бурелом, пова­ленные деревья, под ними большой суг­роб.

   Ну, как полагается, для смелости при­няли медвежатники по стаканчику, саль­цем закусили и говорят Ивану: «Давай, лезь в берлогу, разбуди медведя палкой, а когда он будет вылезать, мы его из шести ружей свалим, ты не бойся!». Еще стопоч­ку ему поднесли, дали нож и рогатину.

   Разгребая снег, стал он тыкать палкой в щели сугроба, потом попятился назад и шепотом говорит: «О, да там, наверно, не один медведь». Подождали немного, мед­ведь не выходит. «Да ладно, давай-ка паль­нем туда, он сразу проснется и вылезет, а тут мы его и встретим». Протоптали тро­пинку, построились цепью и начал палить в сугроб, сквозь грохот услышали что-то, но никто не вылез. «Ну беда, наверное, ух­лопали, доставай его теперь».

   Преодолев страх, Иван опять полез в щель под бревна и вытащил оттуда всего продырявленного зайца. Посмеялись охот­ники, ну что же делать, все замерзли, бы­стро развели костер, зайца – на вертел и сели перекусить. Потешаются над Чкало­вым, а потом как все разом ахнут и с перепугу в разные стороны бежать пустились.

   Иван обернулся и у него от страха ноги онемели. Огромный лохматый медведь вы­лезает, раскидывая ветви и прямо на него идет, ноздрями жадно потягивает, жареного зайца учуял. Чкалов, опомнившись, на первое же дерево взлетел и смотрит вниз. Медведь постоял, рявкнул громко и полез на дерево за Иваном. Да так быстро лезет, только кора под когтями зверя сыпется.

   А наш горе-охотник уже на самой верши­не мертвой хваткой вцепился и молится в отчаянии…

   А медведь уже зубами схватил за край тулупчика и когти передних лап стали рвать овчину. Иван со страху так сильно пнул ногой медведя в грудь, что швы на тулупе затрещали, порвались и медведь, ломая сучья, грузно рухнул вниз.

   Иван смотрит сверху, зверюга не ше­велится, мгновенно спустился, схватил нож и ударил хищника, а сам свалился рядом без сознания. Сквозь бьющий его озноб он услышал разговор вернувшихся незадач­ливых охотников: «Вот вам и Чкалов, не смотрите что он маленький и худой, не испугался вот, один на медведя с ножом пошел и одним ударом такого здорового свалил».

   Завернули мужики Ивана в рваный тулуп, остатки самогонки влили ему в рот и уложили в сани. Потом притащили мед­ведя и положили рядом. Учуяв запах зве­ря, лошадь стала дергаться, рванулась и галопом помчалась по следу в село. Как раз на повороте у магазина очумелая ло­шадь сбросила из саней медведя и Чкало­ва. Тут бабы вышли из магазина – вот дела, огромный медведь лежит, в обнимку с ним пьяный Иван песни орет.

   Вот такая раньше была охота, возчики уехали, так и не узнав, что медведь с дере­ва упал, а байки о Чкалове и сейчас на устах у бывалых охотников.

В. Челышев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.