На хлебном поле

Исякаев, А. На хлебном поле : рассказ-быль / А. Исякаев. – Текст : непосредственный

// Путь Октября. – 1972. – 7 декабря. – С. 3.

   Спор на хлебном поле. У него начало давнее. Помнит Николай Иванов, как однаж­ды после рейса подошел к нему невысокий, худощавый парень в старенькой куртке с густыми масляными пятна­ми. Походил, присел на корточки, посмотрел, как Нико­лай орудует гаечными ключами и закурил.

Николай спросил:

– Ба­ранку крутишь?

– Угу!

– Не надоело?

– Угадали. Хочу вот к вам в комбайнеры.

– А у нас тоже потеть приходится. Хлеб даром не дается.

– Знаю.

   Салават и сам сейчас, наверное, не скажет, почему в один прекрасный день свернул с дороги шоферской на комбайнерскую. Конечно, не за длинным рублем по­гнался. А только очень приглянулось ему хлебороб­ское дело. Нравились веселые работяги-комбайнеры, запорошенные пшеничной пылью, их нелегкая вахта за штурвалом. По-хорошему завидовал он тем минутам, когда широченные крестьян­ские ладони, оставившие штурвал, щедро черпали только что намолоченное зерно.

  И он пришел на хлебное поле. И так случилось, что оказался бок о бок с Ивано­вым. Степенный и в то же время щедрый на дружбу и взаимопомощь он сразу же располагает к себе. Биогра­фия-как и у многих дру­гих. Дорогами Великой Оте­чественной войны прошел он до Берлина. И хоть в зва­нии невысоком-сержант, а наград удостоился заметных – медали «За отвагу», ор­денов «Красной звезды», «Славы 3 степени».

   Бывший пулеметчик пе­решел в хлеборобркий моторизованный взвод – стал комбайнером. Вот к нему на выучку и попал бывший шофер Салават Ахметов. Уроки брал на поле, где вместе косили и подбирали хлеба.           

   Ученик оказался с харак­тером. Смекалистый. А на поле всякое бывает. Помнит­ся, совсем изнервничался. Забивается барабан – и точ­ка. То и дело спрыгивал с мостика. Подошел учитель.

– Что, не проходит мас­са, Салават?

Салават досадливо сдви­нул кепку:

– Оно самое!

– Давай помогу.

Сам как-нибудь справ­люсь.

   Сам, так – сам. Отошел. И увидел, как ровно двинулся комбайн, как с мос­тика замахал кепкой Сала­ват. Все в порядке, зна­чит. Порадовался. Будет от­личным комбайнёром. А в прошлом году перед нача­лом жатвы подошел и зая­вил:

– Будем соревноваться, дядя Коля.

– Что ж, добро, – согла­сился Иванов.

   Победил, конечно, учи­тель. Опыта оказалось боль­ше, сноровки, комбайн знал лучше: присвоили ему зва­ние «Лучший комбайнер», стал ударником коммунистического труда.

   Но спор на хлебном поле не был окончен. Он продолжался и зимой, когда ре­монтировали комбайн. Как ни придирчива была комис­сия, а оценивала одинаково -отлично.

   С этого и началось. Одновременно начали косовицу, вместе получали вымпелы. Приехали мы с экономи­стом на поле к соперникам в начале августа. Поздоро­вались, поговорили о хлебе, напоследок спросили:

– Как соревнование?

Иванов улыбается:

– У меня скошено сто гектаров.

А Салават Ахметов в от­вет:

   – И у меня сто гектаров.

Я посмотрел на экономи­ста.

А он кивнул. 

– Точно, поровну.

   Ученик ни в чем не усту­пал учителю. Загонки ря­дом, косили, что называет­ся, колесо в колесо. На одних скоростях, умело ведя комбайны. Иванов за световой день – сорок и Ахметов то­же сорок гектаров.

– Мы учетчика обвини­ли, замеряет, дескать, не­брежно. Приехали с про­веркой. Точно. У одного и у другого поровну.

   А все было просто. Уче­ник настолько освоил трудо­вой почерк учителя, что работал так же, как и он.

Чём закончился опор?

   Освободились бункеры от последних центнеров зерна,  остыли моторы, аккуратно, сняли с мостков вымпелы. Пожали руки друг другу учитель и ученик. А арбит­ром была бухгалтерия. Ива­нов: скосил на, свал 451гектар, намолотил 3007 цент­неров.

Ахметов: скосил на свал 395 гектаров, намолотил 3217 центнеров.

   Спор на хлебном поле окончился в пользу учени­ка. И горд учитель: посвя­щение в хлеборобы состоя­лось.

А. Исякаев,

селькор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.