Заседание продолжается!

А. А. Луначавский читает Ильфа и Петровав журнале “Чудак”

Мини-факт

   О силе печатного слова ска­зано много. Вот отличный ильфопетровский пример. Помните, Остап много раз заявляет: «Командовать па­радом буду я!» Оказывается, эти слова писатели взяли из приказов, которые отдавали командующие парадами… И (может быть, вот она, сила печатного слова!) – с тех пор в подобных случаях пишется: «Командовать парадом приказано мне»…

 

Знаете ли вы, что…

…в 1933 году варшавская фирма «Патриа-фильм» выпустила по­льско-чешскую кинокомедию «12 стульев», представляющую весь­ма вольную переделку романа И. Ильфа и Е. Петрова. Оставив основную сюжетную канву, авторы фильма перенесли действие в Польшу и Чехию, соответственно заменив имена всех действующих лиц (например, Бендер стал Владиславом Клепкой, Воробьянинов – Фердинандом Шуплаткой и т. д).

   Вероятно, это и дало основание Евг. Петрову написать на одной из рекламных афишек фильма: «Польский фильм по нашему рома­ну. Еще не видел. Говорят, мура. Е. Петров. 11.11.1934 г».

 

Евгений Петров.

 

Неизвестное об известных

   Всем знакомы «За­писные книжки» Ильи Ильфа. А что же Евгений Петров? Неужели он не вел каких-то заметок, не записывал случай­ные реплики и за­нятные словосочета­ния, не строил планы будущих произведе­ний? Оказывается, вел, записывал, стро­ил. В архиве писателей мы обнаружили один такой блокнот. Вот некоторые выпи­ски.  :

 

О собаках

Собаке, хватающей за икру: – Адель, так делать не модель.

(Слова старика Розанова)

 

Вчера усмотрена была собака, на хребте которой красовалась надпись «Коля».

 

А суп неважный, плохой. Второго тоже мало дали. В молоко мухи налетели. Собачье проклятое мешает спать. Орга­низм требует жиров.

(Дневник Кости Рябцева)

 

Мои штаны лопнули 15 июня на Адской лесенке в Ботаническом саду. Лопались они с тяжелым и печальным гулом.

 

Красненький бантичек

Повестушечка для деточек первенькой ступенечки

 

   Мальчик Сереженька всегда труждался. Дети трудящихся любят труждаться. Потом он вырос и сделался кассиром советского учреждения. И труждался до тех пор, пока несделал растраточку. Одним словом, украл денежки. Тут-то дорогому мальчику и закатили полагающееся – посадили в домик с решеточкой.

Писатель Петечка.

Илья Ильф.

 

   Евгений Степанович Мышакин из Льгова – Евг. Петрову: «У меня возникла такая мысль: пере­бравшись на нашу сторону, Остап попадает в одно селение, где имеется колхоз. Начинает в колхозе работать, сперва чтобы добыть себе пищу, но потом осознает свое неправильное прошлое, втягивается в работу. Работает ударно. Его избирают председателем колхоза, и тут начинается встреча с «детьми» лейтенанта Шмид­та. Все они так или иначе идут за Остапом, конечно, после упорной борьбы Бендера с их взглядами на труд». 

 

   Читатели многое понимают раньше и точнее критиков. Вот несколько строк из письма Надежды Алексеевны Цапковой из Краснодара, которое она прислала писателям вскоре после выхода их романов: «Я глубоко уверена в том, что эти две вещи оценят со временем по их достоинству (мне кажется, что, несмотря на их популярность, они еще ждут своей истинной оценки)… «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» хороши еще и тем, что это первое в русской литературе сатирическое произведе­ние, написанное без малейшей горечи, без знаменитого «смеха сквозь слезы»… Я уже не буду говорить о таких характерных фигурах, которые скоро станут нарицательными, как людоедка-Эллочка, монархист Хворобьев, бухгал­тер Берлага, Васисуалий Лоханкин или камергер Митрич».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.