По бездорожью

   21 сентября 1927 года на площади Свердлова в Москве стартовал авто­пробег Москва-Севастополь-Моск­ва.

  Тот самый, который описали в «Зо­лотом теленке» Ильф и Петров.

   Газеты тех лет с большим вни­манием относились к подобным ме­роприятиям. Для Страны Советов это было в новинку. Вот что писал кор­респондент «Гудка» с места события: «Организован автопробег Научно-ав­томоторным институтом, представля­ющим свое новое изобретение – ав­томобиль «Нами». В традиционной приветственной речи все присутство­вавшие отметили большие качественные достижения Советского автомо­билестроения. Ударом разводного га­ечного ключа о капот первой маши­ны автопробег был открыт».

   Все 18 участников пробега выступали под традиционными для таких мероприятий вымышленными именами. Таким образом публике представлялась профессия водителя, черты его характера и имя железного друга – автомобиль автоматически принимал имя владельца. В первой машине выехал Профработник, за ним следовали Профсоюзник и Кре­стьянин, следом ехали Рабкор, Сме­лый, Строгий, Скала, Федя Финн и Ник Анапский. А за ними скучковались остальные автогонщики.

   – Целью этих автопробегов было изучение иностранных марок, – сказал «Собеседнику» президент российского клуба «Ретромотор» Дмитрий Ломаков. – Отечественные автоконструкторы брали их за ори­ентир в строительстве отечественных автомобилей.

   В этот раз не обошлось и без западных гостей, которые, как ма­шины, так и их владельцы, скромно выступали под собственными име­нами. Американский «Форд» вели норвежские жестянщики Готлобер и Гансен, за рулем «Рено» располо­жились французские бессарабцы- эмигранты Чебан и Цуркан, а замы­кал эту пеструю группу мотоцикл «Харлей», на котором восседала единственная на весь «караван» жен­щина по имени Лайза Ротт. Всем им предстояло покрыть расстояние в 3000 км. И где-то на пути этого автопробега уже стояли Остап Бен­дер и компания.

Александр Левин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.