«Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай…». Ядыкин Михаил Александрович

Корицкий, А. «Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай…» / А. Корицкий.

– Текст : непосредственный.

// Путь Октября. – 2021. – 7 мая. – С. 5.

 

Жители и уроженцы нашего города и района продолжают присылать нам воспоминания об участниках Великой Отечественной войны, их фотографии на редакционный конкурс «Они сражались за Родину» в честь 76-й годовщины Победы над фашистской Германией. Сегодня представляем вашему вниманию материал о фронтовике Михаиле Александровиче Ядыкине, подготовленный его внучкой, проживающей в г. Уфе, Ольгой Сергеевной Майоровой.

 

Участник войны М. А. Ядыкин

(г. Мелеуз, 1987 год).

   ««Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай тот поющий и цветущий яркий май…» – это строки из любимой песни моего де­да Михаила Александровича Ядыкина (15.11.1925-20.02.1995 гг.) под назва­нием «Майский вальс» (известна также как «Весна сорок пятого года»). Произ­ведение композитора Игоря Лученка на слова поэта-фронтовика Михаила Ясе­ня впервые исполнил певец, народный артист Белорусской ССР Ярослав Евдо­кимов 36 лет назад, в год 40-летия Великой Победы. Песня сразу полюбилась участникам войны, большинству граж­дан СССР и стала поистине народной.

 

Берлинская операция

   Нет, мой дедушка, уроженец д. Ульянов­ки Куюргазинского района, проживав­ший с семи лет в д. Надеждино (бывш. н. п., расположенный в 3 км западнее д. Ан­тоновки,- ред.) Шевченковского сельсове­та Мелеузовского района и призванный в Рабоче-крестьянскую Красную Армию Мелеузовским райвоенкоматом в январе 1943 года, не участвовал во взятии Вены, не освобождал 13 апреля 1945-го венцев и других австрийцев от немецкой оккупа­ции. В это время на немецкой земле он го­товился к началу (16 апреля 1945 г., – ред.) Берлинской стратегической наступатель­ной операции советских войск в составе I Украинского фронта (ком. И. С. Конев). За­тем комсомолец прорывал оборону фа­шистов на польско-немецкой погранич­ной (с 1946 г., – ред.) реке Нейсе (польск. – Ниса).

   Далее, без остановки, форсировал следующую немецкую реку Шпрее на южных подступах к логову гитлеровско­го фашизма, столице нацистской Герма­нии, городу Берлину. В саму берлогу фа­шистов не вступил. Его второй батальон

   34-го гвардейского стрелкового Силез­ского полка 13-й гвардейской стрелко­вой Полтавской ордена Ленина дважды Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова дивизии (той самой, Родимцевской, спасшей от взятия ордами Па­улюса Сталинград в сентябре 1942-го, – ред.) пятой гвардейской армии 32-го гвардейского стрелкового корпуса, занимался отсечением от берлинско­го гарнизона немецких дивизий так называемой «армии Венка», на кото­рую в своём бункере рейхсканцелярии так надеялся фюрер. А заодно авангард I Украинского фронта удержал амери­кано-британцев от соблазна перейти реку Эльбу (оговорённый на Ялтинской конференции буферный рубеж, – ред.) и принять охотно сдающихся им в плен гитлеровцев, войдя парадным маршем в немецкую столицу.

   Штурмом 22 апреля брал восточно­германский город Цана (7 км от реки Эльбы (Лабы), здесь проживала значительная часть западных славян – лужиц­ких сербов, – ред.), за который он и его однополчане получили Благодарность Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина и в г. Москве дан салют 20 ар­тиллерийскими. залпами из 224 ору­дий. Через три дня в соседнем г. Торгау (Торгов) союзные войска и Красная Ар­мия (бойцы I Украинского фронта, – ред.) первый раз на немецкой земле офици­ально встретились, разделив на две ча­сти фашистские полчища.

   За апрельские бои мой 19-летний дед, командир стрелкового взвода гвардии младший лейтенант Михаил Алексан­дрович Ядыкин 1 мая 1945-го был удо­стоен ордена Красной Звезды (из архи­ва: «16 апреля 1945 года после нашей артиллерийской подготовки смело под­нял бойцов в атаку, быстро на подруч­ных средствах переправился на запад­ный берег реки Нейсе – завязал бой за расширение плацдарма. Умело обходя опорные пункты врага, он внезапно на­носил ему большие потери. В этих бо­ях его взвод истребил свыше 10 гитле­ровцев и взял в плен 8 немецких солдат. 19 апреля, переправившись на запад­ный берег реки Шпрее, – поднял бойцов в атаку – в числе первых ворвался на окраину села Троппе – захватил 1 ору­дие и 2 автомашины противника»).

 

Боевые медали

   К тому времени у него уже были две ме­дали «За боевые заслуги». После побе­ды на Орловско-Курской дуге с сентября 1943-го в составе Степного фронта (ком. И. С. Конев) участвовал в освобожде­нии левобережной Украины. Форсировал Днепр уже в составе Воронежского фрон­та (ком. Н. Ф. Ватутин) (20 октября 1943 года переименованного в I Украинский Фронт, – ред.) и при переправе был легко ранен в ногу. Осколок так и остался в теле, синея из под кожи.

   Наступая западнее Киева, его 206-му стрелковому полку 99-й стрелковой Жито­мирской дивизии первой гвардейской ар­мии (ком. В. А. Кузнецов, с 15.12.1943 г. – А. А. Гречко) дважды пришлось брать г. Жи­томир в ноябре-декабре 1943-го.

   За эти бои на правобережной Украине и был награждён мой дедушка двумя под­ряд медалями – как разведчику за унич­тожение на дороге засады (из архива: «стрелка 6-й стрелковой роты красноар­мейца Ядыкина М. А. наградить за то, что он в боях с 24 по 27 ноября 1943 года под хутором Топильня Житомирской области убил четырёх гитлеровцев, засевших в од­ном из домов хутора и обстреливавших наступающие подразделения») и за вы­полнение боевых заданий (несмотря на лёгкое ранение, полученное 15.12.1943 г.) в качестве связного батальона под по­стоянным обстрелом врага (из архива: «стрелка шестой роты второго стрелко­вого батальона красноармейца Ядыкина М. А. наградить за то, что он, будучи связ­ным при штабе батальона, в период насту­пательных боёв с 24 по 31 декабря 1943 года в районе Житомирской области под огнём противника доставлял все приказа­ния в роту и донесения командира роты в штаб батальона своевременно и аккурат­но, чем способствовал выполнению задач, поставленных перед батальоном»).

   Не раз, выполняя приказ, втроём-вчет­вером переходили разведчики зимними ночами линию фронта и приводили в полк «языков». Выполняя боевое задание, при­ходилось бойцу бесшумно «работать» но­жом в условиях ближнего контакта с про­тивником.

 

Очередное ранение и офицерские курсы

   В ходе наступления под командовани­ем Г. К. Жукова, сменившего смертельно раненого Н. Ф. Ватутина, в районе укра­инской реки Южный Буг 14 марта 1944-го мой дедушка был тяжело ранен. Медсё­стры кормили раненого бойца с обгоре­лым лицом через трубочку. 12 апреля того же года при бомбардировке эвакогоспи­таля его снова ранило осколком.

   После трёх месяцев госпиталя его на­правили на офицерские полугодичные курсы младших лейтенантов при I Укра­инском фронте. Война была рядом. Часто курсантов, особенно обстрелянных, как мой дед, бросали на передовую. Так было в восточной Польше в августе 1944-го на Сандомирском плацдарме при отражении танковой атаки фашистов. Подбив один из «тигров», курсант Михаил Ядыкин взял в плен чумазых от копоти членов экипажа и отправил их в тыл. А однажды при налёте на их прифронтовое походное училище ему удалось добраться до зенитки и под­бить один самолёт, однако второй враже­ский бомбардировщик сбросил бомбу. От взрыва разнесло зенитное орудие. Спас Михаила Александровича прицел, в кото­рый попал осколок от бомбы.

   Получив 7 декабря 1944 года лейте­нантские погоны, он не смог вернуться в родную 99-ю стрелковую дивизию. Командование направило его служить в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Участвовал в битве за Одер в немецкой Си­лезии, ставшей после войны западной ча­стью Польши (по сведениям историков, И. В. Сталин, указав на карте на промышлен­но развитую область Германии, сказал: «Зо­лото», пояснив, что военным нужно действовать ювелирно и избежать сильных разрушений инфраструктуры, оборонных и гражданских заводов, – ред.). В ходе взя­тия силезской земли их 13-я дивизия освободила несколько горных западно-кар­патских районов приграничной Чехии.

   На улице одного из немецких город­ков командиру-гвардейцу Ядыкину уда­лось точным броском гранаты из окна второго этажа дома уничтожить немецкий танк, попав прямо внутрь машины через открывшийся на считанные секунды люк башни. По его словам, помогла физподго­товка, полученная в школе.

 

Победный май

   «Народам Европы свободу принёс жар­кий солнечный май!» – так звучат строки в любимой песне деда. Вена, кото­рую удалось Красной Армии сберечь от сильных разрушений, была свободной уже третью неделю, когда наступил пер­вый день того долгожданного победно­го мая. Покончили самоубийством Гит­лер и Геббельс. 2 мая капитулировал Берлин…»

   Подготовил Александр КОРИЦКИЙ.

(Окончание читайте в следующем но­мере газеты.)

Гвардии лейтенант командир взвода автоматчиков

Михаил Александрович Ядыкин (Австрия, г. Вена, 1946 г.).

­

Корицкий, А. «Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай…» / А. Корицкий.

– Текст : непосредственный.

// Путь Октября. – 2021. – 12 мая. – С. 6.

 

   …5 мая вспыхнуло антифашистское вос­стание в столице Чехословакии – городе Праге. 6 мая 13-я дивизия и другие под­разделения трёх фронтов -I, II и IV Укра­инских – начали пробиваться с боями на помощь восставшим чехам. 7 мая взяли столицу Саксонии, восточногерманский г. Дрезден. 8 мая с боем преодолели чеш­ско-немецкую границу- Рудные горы. Каж­дая минута была дорога! «Руда Армада! Руда Армада!» (с чешек, яз. – Красная Ар­мия, – ред.) – в радиоэфире на всех частотах звучали взволнованные голоса пражан, призывавших Красную Армию прийти им на помощь, спасти их жизни. Солдаты вермахта и эсэсовцы жестоко мстили пло­хо вооружённым горожанам за своё оче­видное поражение в войне. Не жалели де­тей, женщин и стариков…

   В ночь с 8 на 9 мая танки генерал-пол­ковников П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко и посаженная на все виды транспорта пе­хота, в том числе подразделения 13-й дивизии, преодолели 80 км. Впервые за вой­ну совершили бросок наши войска в ус­ловиях обороняющегося врага на таком расстоянии всего за шесть-семь часов да ещё в ночной темноте. Среди них был и мой дед со своими бойцами. Им доста­лись ленд-лизовские американские джи­пы «Виллис», позаимствованные у сосе­дей-соратников первой армии Войска Польского, которое было укомплектовано до половины из советских граждан, и не только польского происхождения.

 

На площади Праги спасённой…

   На рассвете наши бойцы ворвались в Прагу и к пяти часам дня полностью очи­стили от фашистов чешскую столицу. В уличном бою одна из пуль ударила в грудь деду, но отскочила. Оказывается, новень­кий орден спас. Лишь у верхней оконеч­ности звезды красная эмаль слетела. В та­ком виде сохранился орден до сегодняш­них дней.

   Воевать сутки напролёт без сна и отды­ха – и вот, Победа! Вот он, тот самый май­ский тёплый день, и вот то море вышед­ших на улицы пражан, ликующих, пою­щих, танцующих и торжественный вальс, и пускающихся в пляс с красноармейца­ми под звуки походных гармошек, обнимающихся с освободителями и дарящих им цветы, поцелуи, улыбки, аплодисменты. Радость славян – западных и восточных – была всеобщей и оглушающей.

     «На площади Праги спасённой

     Собрался народ стар и млад.

     На старой, израненной в битвах гармони

     Вальс русский играл наш солдат»

– так бы правильнее с исторической точки зрения звучали строки «Майского валь­са», поменяв слово «Вена» на «Прага». На одной из таких площадей и находился джип гвардии младшего лейтенанта Ми­хаила Ядыкина. В карауле стоял гвардии сержант, кавалер ордена Славы III степени Пётр Данилович Паштепа. Находясь на бое­вом посту, он с трудом сдерживал праздную­щих своё спасение пражан. А в пробитом пу­лями джипе с прикреплёнными красным советским и бело-красным польским фла­гами спали утомлённые бессонным похо­дом на Прагу бойцы. Их командир заснул на капоте, свернувшись калачиком, в об­нимку с заряженным лентой с патронами трофейным немецким пулемётом «МГ34». Что снилось воинам -освободителям? Ве­рилось ли, что кончилась война? Предпо­лагали ли, что ещё почти неделю будут во­евать с без малого миллионной армией генерал-фельдмаршала Шёрнера, освобо­дят города Литомержице и Лиса-на-Лабе.

   Всё это изображено на историческим снимке, который сделал военный корре­спондент армейской газеты. Живой кадр запечатлел момент величайшего счастья – конец войны, став одним из символов Ве­ликой Победы. Фотографию в свежем но­мере увидел Михаил Ядыкин и разыскал того военкора. Так у него оказалась фотокарточка, которая хранится до сих пор у нас как семейная реликвия. Кстати, на сайте: www.роbediteli.ru есть снимок № 5 в разделе «Пражское восстание».

 

«Что тебе снится, воин-победитель?» –

так можно назвать снимок, где в американ­ском джипе

под охраной часового гвардии сержанта П. Д. Паштепы

(на заднем плане) после ратных дел заснул вместе

с боевыми товарищами

гвардии младший лейтенант М. А. Ядыкин

(Чехословакия (сегодня – Чехия), г. Прага, 9 мая 1945 г.).

Венские парады

   А всё же мой дед был в Вене! Более то­го, служил в советском секторе столицы Австрии с сентября 1945-го до конца ян­варя 1947-го, то есть больше года. Вместе с самыми боеспособными частями (ку­да вошёл и его 34-й полк 13-й стрелко­вой (переименованой с конца 1945-го в 13-ю механизированную) дивизии) I Украинского фронта, ставшего Централь­ной группой войск, маршал И. С. Конев передислоцировался в Восточную Вену. Здесь М. А. Ядыкин получил новое звание гвардии лейтенанта. Выполнял особые по­ручения комендатуры, а также контроли­ровал улицы, возглавляя армейский пат­руль, и в составе межсоюзных патрулей. Бок о бок служил с британцами, амери­канцами и французами.

   13 апреля 1946 года запомнилось на всю жизнь Михаилу Александровичу. Со­стоялся союзнический военный парад Победы в честь первой годовщины осво­бождения Вены Красной Армией. В нём участвовали представители стран анти­гитлеровской коалиции – советские, аме­риканские, британские и французские ча­сти. Шотландские подразделения в составе британских сил прошли по городу в тради­ционных килтах, с волынками и в сопровож­дении эмблемы части – белого козлёнка. Вот шотландцев-то в юбках, один из кото­рых упал, запутавшись в этом самом килте, и вспоминал часто с улыбкой на лице и но­стальгией в голосе мой дед-фронтовик.

   С патрулированием связана одна исто­рия. Командиру взвода автоматчиков гвардии лейтенанту М. Ядыкину было вы­дано удостоверение с правом проверять документы у всех военнослужащих, а так­же у гражданского населения, и, при не­обходимости, задерживать. Начальникам контрольно-пропускных пунктов и поли­цейских участков Австрии рекомендова­но «оказывать товарищу Ядыкину содей­ствие в выполнении возложенных на него обязанностей по проверке документов».

   И вот однажды он нарвался на пере­одетого в гражданское бывшего эсэсов­ца. Резким движением немец вместо пре­доставления документов закрутил ремень автомата на шее его бойца и вытащил из под плаща пистолет, направив его на быв­шего с ними вышестоящего офицера. Мой дед, всегда державший руку на кобуре в опасные моменты, успел воспользовать­ся табельным оружием и застрелил фаши­ста. Случай «раздули» союзники, которые с каждым месяцем начинали вести себя всё враждебнее после знаменитой речи У. Черчилля 5 марта 1946-го в американ­ском г. Фултоне. Михаил Александрович часто говорил, что именно в Вене были активны шпионы западных разведок. Он был свидетелем и участником начала Хо­лодной войны.

 

Путь домой через… бои

   Эпизодом разгоравшейся схватки сверхдержав был и такой факт. В 1947-м, выехав по демобилизации на Родину и везя с собой в память о Вене купленный в одном из магазинов фотоальбом, его поезд был обстрелян в западной Украи­не бандеровцами, получавшими моральную и материальную поддержку капиталистических стран. Дед и другие фрон­товики тогда с ходу дали отпор «лесным братьям». У многих было с собой трофей­ное оружие. М. А. Ядыкин получил лёгкое ранение в том бою необъявленной войны.

   С галичанскими националистами он во­евал зимой 1943-1944 годов. Более того, польские солдаты Армии Крайовы стреля­ли в спины им, сражавшимся с немцами и освобождавшим зимой 1944-1945 годов от фашистов Польшу. И вот снова…

   …«Тенистые аллеи Пратера, чудесные розовые аллеи городского парка, масса зелени, чудесные творения архитектуры, масса памятников, в том числе и знаме­нитым композиторам и поэтам: Бетховену, Штраусу, Моцарту, Гёте, Шиллеру и мно­гим другим, – делали этот город похожим на большой музей. После бедной тыло­вой России, разорённой войной Украины и Польши мы, в большинстве деревенские ребята, вчерашние школьники, порою с открытыми ртами смотрели на всё вокруг, на устроенный быт, на кухонные гарни­туры и музыкальные инструменты в до­мах, на цветочки в горшочках, на опрятно и, по нашим меркам, богато одетых горо­жан. Зачем они пришли с войной к нам?.. Тёплый мягкий европейский климат был непривычен мне, привыкшему к башкир­ской морозной и долгой зиме, короткому, но знойному лету», – вспоминал Михаил Александрович.

 

Будем помнить

     «Вихри венцев

     В русском вальсе сквозь года

     Помнит сердце,

     Не забудет никогда!»

– такими строками завершается любимая песня моего деда, с 1960 года жившего и работавшего в г. Мелеузе. Память о под­вигах нашего народа была священна для Михаила Александровича Ядыкина, ка­валера орденов Красной Звезды, Отече­ственной войны I степени (вручён 1 авгу­ста 1986 г.), награждённого также двумя медалями «За боевые заслуги», медаля­ми «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», многими юбилей­ными знаками и медалями, а также раз­личными Почётными грамотами, Благо­дарственными письмами и другими на­градами за добросовестный труд в после­военное время.

   Вместе с супругой Матрёной Андреев­ной он воспитал двоих сыновей и двух дочерей, радовался успехам троих внуков и двух внучек.

★ ★ ★

   ветераныЯ помню тебя, дедушка Миша! Спасибо тебе, родной, за всё! Мы, все те, кто знал и любил тебя за твою доброту и отзывчи­вость, трудолюбие и человечность, эрудированность и патриотизм, будем помнить и хранить, сквозь года, твой светлый образ в своих сердцах!»

Подготовил Александр Корицкий.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.